Сначала интернет поверг порноиндустрию в руины. Он создал монопольного монстра, состоящего из незаконных материалов. Но сейчас виртуальная реальность может вновь вернуть отрасль к жизни.


Без одежды


До того, как порно стало доступно в сети, годовой оборот всей этой индустрии по подсчетам составлял 200-300 миллиардов.


По сегодняшним оценкам, объем этого бизнеса сократился до 100 миллиардов.


В США число компаний, производящих такой продукт, сократилось с 200 до 20, а зарплата актеров, участвующих в порнофильмах, в среднем упала до одной трети от прежней.


В то же время самые популярные порносайты разрослись до гигантских размеров. Pornhub, самый большой в мире порносайт, в 2016 году набрал 23 миллиарда посещений — то есть 729 посещений в секунду.


На той же странице в 2016 году было просмотрено примерно 92 миллиарда фильмов, то есть по 12,5 видео на каждого человека на земном шаре.


В Дании статистика использования порно — ограниченная. В крупном исследовании, охватившем период еще с 2006 года, психолог Герт Мартин Халль (Gert Martin Hald) заключает, что 98% всех мужчин смотрели порно в какой-то период жизни. Для женщин этот показатель составляет 80%.


То же исследование свидетельствует, что 25% всех мужчин смотрели порно в течение прошедших суток, для женщин эта цифра — 3,1%.


Подростком Фабиан Тильманн (Fabian Thylmann) был гиком. Когда он в юности, в середине 90-х, побывал в местном молодежном клубе в Брюсселе, то быстро понял, что другие ребята порядком круче него, и вряд ли он окажется в числе первых, кого девушки будут выбирать себе в партнеры.


Будучи интровертом, он лучше чувствовал себя на Compuserve — примитивном онлайн-форуме интеллектуального интернета, где молодые люди общались друг с другом. Там Фабиан Тильманн мог культивировать свое горячее увлечение — порно.


Или, точнее говоря, обмениваться порнографическими материалами.


В то время порно еще нужно было покупать на видеокассетах, DVD или в виде фотографий в журналах задорного содержания. Ранние пользователи интернета, однако, быстро сообразили, что можно загружать материалы на свою домашнюю страницу, и на Compuserve появилось что-то вроде обменного сервиса.

Playboy

«Люди обменивались паролями к своим домашним страницам», — рассказывает Фабиан Тильманн в недавно вышедшей серии подкастов The Butterfly Effect («Эффект бабочки»).


В то время мало кто подозревал, что положено начало процессу, который в ближайшие десятилетия поставит миллиардную индустрию с ног на голову.


А Фабиан Тильманн в конечном итоге сыграет в этом ключевую роль.


За запотевшими очками


В каком-то смысле уместным выглядит то, что в этот дождливый четверг компания BaDoink разместилась отдельно от остальных — на первом этаже датского Кедельхаллена (здание, предназначенное для проведения культурных и спортивных мероприятий, — прим. перев.) в районе Копенгагена Карлсберг.


На втором этаже различные компании предлагают свои идеи использования виртуальной реальности, и у всех сфера ее применения несколько невиннее. Агентство недвижимости намерено с помощью этой технологии устраивать покупателям визиты в дома, куда слишком далеко добираться, другая фирма хочет использовать виртуальную реальность для психотерапии, третья предлагает классическое развлечение в виде игр.


Мы — на международном фестивале Copenx в Копенгагене, где демонстрируются самые современные тенденции в сфере виртуальной реальности. Вернувшись обратно на первый этаж, мы видим, что BaDoink демонстрирует одно из важнейших направлений в развитии этой технологии — порнофильмы.


Дружелюбный испанец Хави Клос (Xavi Clos), ведущий сотрудник BaDoink, настаивает, что я должен посмотреть один из их фильмов, разу уж собрался об этом писать.


BaDoink создает порнофильмы с 2006 года, но в последние годы компания стала одной из немногих, кто производит фильмы исключительно на новой платформе: используя виртуальную реальность.


«Виртуальная реальность — прекрасный шанс для нас, единственное, что мы сейчас производим», — говорит Хави Клос.


Надев плотно сидящие очки и пару наушников, я начинаю смотреть фильм: на кухонном столе извивается раздетая женщина, обращаясь прямо ко мне, она выражает сильное желание. В какой-то момент она спрыгивает со стола и садится на меня: ее грудь у меня перед самым лицом.


Интернет = порно


Обозреватели, не шутя, говорят, что порно и интернет, похоже, — две стороны одной медали.


На сегодняшний день, по оценкам, от 375 до 400 миллионов сайтов распространяют порнографические материалы. Согласно другим исследованиям, порнография составляет 4% от всего содержимого интернета, а еще в 2011 году большое американское исследование установило, что 13% всех поисковых запросов в интернете — эротического содержания.


Крупнейшие сайты Pornhub, Redtube, Xvideos ежегодно собирают миллиарды просмотров. Такие сайты известны под названием «тьюбы» (tubes) и функционируют наподобие Youtube. Пользователи могут сами загружать ролики, которые потом смотрят другие, и так же, как и Youtube, крупнейшие порносайты с миллионами видео в архиве в результате сейчас абсолютно бесплатны.


Будто украсть в супермаркете


Шира Таррант (Shira Tarrant) не использует выражение «бесплатное порно». Вместо этого она говорит «краденое порно». По мнению этой американской писательницы, такое наше использование порно можно приравнять к тому, как если бы мы пошли в супермаркет и украли какой-нибудь продукт с полки.


Потому что, как она утверждает в своей книге «Порноиндустрия» («The Pornography Industry»), которая вышла в 2016 году, большая часть порно в интернете украдена.


Проблема ясна: пользователь может заплатить за фильм, созданный какой-то студией, а затем загрузить его на один из этих вышеназванных «тьюбов». В результате компании, чьим продуктом злоупотребили, предстоит настоящий сизифов труд по уничтожению своих видео на разнообразных сайтах.


«Производители могут тратить огромное количество энергии и денег на то, чтобы бороться с сайтами, где есть их продукция, но большинство предпочитают вместо этого сотрудничать с ними», — рассказала Шира Таррант газете Berlingske по Skype.


В своей книге американская писательница и профессор решила разобраться в экономике порноиндустрии. Кто же зарабатывает деньги, когда весь контент бесплатно доступен онлайн в интернете?


Ответить на этот вопрос сложнее, чем кажется.


«Обычные способы с банками, компаниями и инвесторами трудно применимы. Частично это, само собой, объясняется тем, что тут речь идет о сексе, об этом громко не говорят», — рассуждает Шира Таррант.


В своей книге она привлекает внимание к компании Mindgeek. Это скромная компания, которая из своего штаба в Люксембурге управляет большей частью самых популярных в мире порносайтов. Таких как Pornhub, Redtube и Youpor, которые собирают ежегодно миллиарды посещений: все три принадлежат Mindgeek.


Всего компании принадлежат восемь самых популярных в мире порносайтов. Настоящая монополия, по мнению Ширы Таррант, причем монополия, построенная на краденых материалах.


«Но если музыкальная индустрия, например, пошла в атаку на Napster (незаконный файлообменник — прим. ред.), за права порноиндустрии никто толком не борется», — говорит Шира Таррант, отмечая, что власти и политики редко интересуются этой сферой.


Порногегемония


В конце 90-х Фабиану Тильманну удалось разработать программное обеспечение, которое позволяло операторам отслеживать клики посетителей по рекламным объявлениям. Этот софт стал коммерческим прорывом для интернета и для самого Фабиана Тильманна, который на нем очень много заработал.


Интерес к порно никуда не делся, и Фабиан Тильманн, которому тогда было двадцать с лишним лет, начал скупать небольшие порносайты, которые объединил в компанию Manwin.


В 2010 году он заполучил в свою коллекцию самый значительный до сих пор трофей — Mansef, канадскую компанию, которая уже тогда прочно заняла место порноаналога Youtube.


Тильманн продолжал свои покупки: в 2012 году ему не хватало всего двух сайтов, чтобы владеть десяткой крупнейших порносайтов в мире.


Как только они были бы куплены, мечта воплотилась бы в реальность: все сайты окружили бы платежной стеной, так что пользователям пришлось бы платить за доступ к содержимому, как о том в 2015 году в одной длинной статье писала The Economist.


Но план провалился, эти два сайта остались в других руках, и Фабиану Тильманну пришлось сдаться. В 2013 году у него чуть более чем за полмиллиарда крон все купила компания Manwin, которая стала называться Mindgeek.


Сексуальное исцеление


Вернемся в район Карлсберг, где я как раз снимаю очки.


«Ты теперь — не просто зритель, теперь ты внутри фильма», — объясняет Хави Клос очевидную разницу между традиционным порновидео и впечатлениями, получаемыми в виртуальной реальности.

Сцена из фильма для взрослых про просмотре через очки виртуальной реальности

Для BaDoink ставка на виртуальную реальность стала успехом. Как вы знаете из истории с Netflix, не так-то легко заставить людей платить за подписку, и с тех пор, как это удалось, и несколько лет назад за эту технологию взялись всерьез, были созданы сотни фильмов, за доступ к которым нужно платить.


В самой отрасли все больше аналитиков называют виртуальную реальность потенциальным спасением индустрии.


С одной стороны, виртуальная реальность — технически сложный и относительно дорогой процесс, что исключает появление любительских домашних видео такого рода, которых в сфере традиционного порно становится все больше.


С другой стороны, виртуальная реальность может стать чем-то большим, чем просто развлечение. Помимо производства самой порнографической продукции, в BaDoink занимаются также разработкой курсов, призванных помочь мужчинам и женщинам улучшить свою сексуальную жизнь, а авангардные художники, например, решили использовать технологию для того, чтобы привлечь внимание к феминизму.


Для Хави Клоса и BaDoink нет никаких сомнений в том, что виртуальная реальность — их будущий источник средств к существованию.


«Это прекрасный шанс для нас и для индустрии в целом вновь зарабатывать на съемках порнофильмов».