Этот материал не рекомендуется лицам моложе 18 лет.


The New York Times на своем сайте похоронила историю о сексуальном насилии Кевина Спейси над несовершеннолетним в глубоком «подвале». The Guardian действует упреждающе, обогнав историю о каминг-ауте актера своей собственной:


Кевин Спейси подвергся критике за то, что связал свою гомосексуальную склонность с извинениями по поводу сексуальных домогательств в отношении 14-летнего актера.


Звезда «Карточного домика» и бывший художественный руководитель лондонского театра Old Vic заявил, что не помнит о сексуальных приставаниях к актеру из «Стар Трека» Энтони Рэппу (Anthony Rapp) в 1986 году.


Правозащитник Питер Тэтчелл (Peter Tatchell) пожаловался на то, что Спейси выбрал неправильный момент, чтобы устроить каминг-аут и объявить, что он гей.


«Трагично, что Кевин Спейси признался в своей гомосексуальности лишь после того, как стало известно о его сексуальных домогательствах — ведь он скрывал свою гомосексуальность на протяжении десятилетий. Еще хуже то, что он путает свою сексуальную принадлежность с неподобающим поведением. Его гомосексуальность в данном случае не имеет никакого значения. Обеспокоенность вызывают его действия», — заявил Тэтчелл The Guardian.


Лоббистская организация ЛГБТ-сообщества Stonewall подтверждает опасения Тэтчелла. Представитель этой организации по связям с общественностью Ким Сандерс (Kim Sanders) сказал: «Обычно, когда знаменитости совершают каминг-аут, мы спешим поздравить их, и говорим о важности примера. Но то, что Кевин Спейси выбрал для своего каминг-аута именно этот момент, наносит вред всему ЛГБТ-сообществу. Его сексуальная ориентация не имеет никакого отношения к тем серьезным обвинениям, которые прозвучали в его адрес, и, смешивая эти вещи воедино, он наносит огромный вред».


Ладно, давайте скажем, что это оскорбительно — утверждать, будто все гомосексуалисты хотят секса с несовершеннолетними. Ситуация здесь намного сложнее. Например:

Ben Shapiro @benshapiro
Замечание в адрес СМИ. Когда известный актер вроде бы признается в том, что он покушался на растление 14-летнего, заголовок должен быть не о его каминг-ауте.


О Спейси давно уже говорили, что он пристает к юношам. Но я впервые слышу, чтобы он приставал к несовершеннолетнему. Известно, что ему нравятся молодые любовники, едва достигшие совершеннолетия.


И еще.

Josh Craddock @joshjcraddock
Самое прославленное ЛГБТ-кино 2017 года о том, как 24-летний мужчина соблазняет несовершеннолетнего мальчика.


В основном это верно (возраст сексуального согласия в большинстве штатов — 16 или 17 лет, хотя действие фильма происходит в 1980 году в Италии среди живущих там американцев, и я не знаю, каким был возраст сексуального согласия в те годы). Это фильм «Зови меня своим именем», и повествует он о том, как 17-летний мальчик и 24-летний мужчина влюбляются друг в друга. Indiewire ставит его во главу своего списка «самых восхитительных фильмов 2017 года о гомосексуалистах». The Guardian ставит ему пять звезд, сопровождая следующим отзывом:


Там есть момент, когда подростковая увлеченность прорывает плотину и превращается в настоящую первую любовь. И тут время на какое-то миг останавливается, и наступает момент неопределенности, после чего герой прыгает с обрыва в омут любви, в котором он может утонуть. Это утонченная пытка — не знать, будут ли твои чувства взаимными, за которой следует беспомощный поток эмоций. Все это запечатлено ярко и интенсивно в этой великолепной работе о чувстве и желании.


Надо сказать, что картина получила одни из лучших отзывов за этот год. Вот что пишет на сайте RogerEbert.com Брайан Таллерико (Brian Tallerico) после просмотра фильма на фестивале:


Ощущение того, как природа берет свое, проявляется в откровенном исполнении Чаламета. Это одна из наиболее тонких ролей молодого актера за длительное время, и игра носит чудесный физический оттенок. Посмотрите, как он втягивает голову в плечи или изображает грубость в первых сценах картины, и как потом его тело в буквальном смысле отзывается на ту страсть и любовь, которую он чувствует. Он, танцуя, входит в комнату и перепрыгивает через ступеньки. А эти глаза! В начале фильма в его взгляде отражается ранимость, и он часто потупляет взор. Но в заключительных сценах этот взгляд буквально разбивает вам сердце. Это ошеломляющая игра — прочувствованная, идущая от сердца, проникновенная и правдивая. Хаммер там тоже очень хорош, а Сталберг сыграл одну из лучших сцен 2017 года. Но это фильм Чаламета, и он принадлежит ему.


Многие из нас учатся любить себя только тогда, когда нас любят другие. «Зови меня своим именем» это захватывающая история любви, но это также фильм о юноше, который размышляет не только о том, кто он, но и как любить этого человека. Это незабываемо на всех уровнях. Это из разряда тех фильмов, которые глубоко трогают и вдохновляют. Это искусство высшей пробы, и фестивалю «Санданс» повезло, что его показали именно там.


В этом фильме есть все. Вот как пишет о нем журнал People:


Режиссер Лука Гуаданьино и Тимоти Чаламет в творческом плане оказались на одной волне. Например, в одной запоминающейся сцене из этого романа персонаж Чаламета занимается онанизмом при помощи персика. Гуаданьино не сразу решил включить эту сцену в сценарий. «Я не мог и подумать о том, что можно мастурбировать с таким фруктом», — объяснил он.


«Поэтому я взял персик и попытался. Должен сказать, что у меня получилось, — сказал он, а потом добавил, — Я подошел к Тимоти и заявил: „Мы снимаем эту сцену, потому что я попробовал, и все получилось". А он мне ответил: „Я тоже попробовал и знаю, что такое возможно"».


Справедливости ради надо сказать, что если вы намерены осудить эту картину, вам придется осудить «Манхэттен», пользующуюся большой славой комедии Вуди Аллена, которая была снята в 1979 году, режиссер сыграл героя, встречающегося с 17-летней девочкой. Сыгравшая эту девочку Мариэль Хемингуэй в 2015 году написала мемуары, где заявила, что Аллен пытался соблазнить ее в реальной жизни, а ее родители всячески этому содействовали. Факт остается фактом: мужчин старшего возраста, как геев, так и натуралов, часто тянет к молодым любовникам/любовницам. Недавно я писал о том, как вместе со знакомым геем смотрел в 1991 году фильм «Беспутная Роза». Мы беседовали на парковке о сцене, в которой агрессивная в сексуальном плане Роза (в исполнении Лоры Дерн) позволяет любопытствующему 13-летнему мальчику потрогать ее и мастурбировать. Не помню, что именно я сказал по этому поводу, но мой знакомый справедливо заметил, что если бы на месте Розы был мужчина, а на месте мальчика девочка, или оба были одного пола, то я был бы менее снисходителен. Я признал свою ошибку.


Как нам известно, в Древней Греции педерастия была широко распространена, и общество ее одобряло. Сегодня общество вряд ли ее одобряет, но это вполне реальное явление в мужской гомосексуальной культуре. Вот короткая заметка студента колледжа и гея Ника Мэлоуна (Nick Malone), потерявшего невинность в 15 лет. Он был совсем не против, но его тревожило это явление.

 

Став старше, я переехал в город и попал в обширное общество геев моего возраста, обнаружив, что я не одинок. Почти все мои знакомые и друзья из числа геев рассказывали одну и ту же историю о том, как в школьном возрасте тайком убегали из дому на встречи с мужчинами 20-, 30-летнего возраста и даже старше. По этому поводу никто и никогда не задает никаких вопросов, никто не удивляется и не хмурит брови, хотя обстоятельства таких встреч порой вызывают изумление. («Он снял нам комнату в отеле!» «Он потратил сотню баксов на ужин!» «Он своим членом мог моржа отдубасить!») Возраст не имеет никакого значения. Даже когда я рассказываю такие истории геям, которые намного старше меня, их совершенно не удивляет и не тревожит то, что моему половому партнеру 39 лет, что он женат, и что у него пара детей, о чем я узнал только после его оргазма.


Я очень часто задумывался о том, что такие истории о половых связях не производят никакого эффекта, если их рассказывают молоденькие девушки взрослым мужчинам, как геям, так и нет. Я также думал о том, что большинство борцов с педофилией — геи. В таких кругах вращается очень мало мужчин традиционной сексуальной ориентации. Причина в общественном возмущении, которое возникает всякий раз, когда идет речь об отношениях между взрослым мужчиной и молоденькой девушкой. Иногда это вызывает отвращение, иногда приятно возбуждает, как при чтении «Лолиты», но отношения такого рода — это табу. Мы не говорим о них, так как наша культура считает их отвратительными. Но получается, что отношения между взрослыми геями и геями подросткового возраста не вызывают особого скандала, так как наша культура и без того считает геев отвратительными людьми.


Но сегодня ситуация изменилась. Отношения между взрослыми геями и геями-подростками не вызывают громкого возмущения, потому что об этом не пишут и не говорят СМИ — как раз в силу того, что они находятся под запретом из-за политкорректности. (Как раз поэтому The New York Times спрятала историю про Кевина Спейси, а The Guardian выступила на его защиту.)


В 1980-х годах, когда я учился в колледже, у нас был почти не скрывавший своей гомосексуальности профессор средних лет, падкий на молодых студентов. Как-то раз он и мне сделал предложение. Я отказался, и с тех пор старался держаться подальше от него. Вскоре после этого мне стало известно, что он открыто пристает к студентам, из-за чего его презирали коллеги, справедливо полагавшие, что он остается безнаказанным, потому что гей, и администрация не хочет с ним связываться. Но они вряд ли столь же терпимо отнеслись бы к такому поведению профессора, будь он гетеросексуалом. Должен заметить, что мне тогда было 18 лет, и именно этому возрасту он отдавал предпочтение. Он был в два раза старше и занимал более высокое положение.


Суть в том, что гомосексуальность этого человека защищала его в университетской среде. Она давала ему возможность действовать безнаказанно, хотя преподавателям-натуралам такие действия были непозволительны.


Один момент в связи с этим. Средства массовой информации во время сексуального скандала с участием католических священников отказались расследовать ту роль, которую в раздувании этого скандала сыграло гомосексуальное духовенство, или так называемая «голубая мафия». Они вообще не хотели этого касаться. Ни за что. Один журналист-католик прогрессивных взглядов сказал мне где-то в 2002 году, что это была гибельная тема прогрессивного католицизма. Я ответил, что это также опасная тема для СМИ из мейнстрима, и из-за этого они не хотят освещать скандал.


Я написал об этом в 2002 году в National Review. Вот выдержки.


Количество геев среди католических священников менее важно, если священники-гомосексуалисты занимают важные посты в обширной католической бюрократии. Похоже, что точно так же обстоят дела в американской церкви. Чтобы это не назвали пренебрежительно паранойей правых, следует заметить, что психотерапевт Ричард Сайп (Richard Sipe) отнюдь не консерватор. На самом деле, многие правые католики недолюбливают его как раз за инакомыслие в вопросах половой нравственности, поскольку он расходится с учениями церкви. Тем не менее, Сайп убежден, что сексуальным преступлениям против несовершеннолетних способствует тайная и очень влиятельная сеть священников-геев. У Сайпа огромный клинический и исследовательский опыт в этих вопросах. Он изучил тысячи историй о сексуально активных священниках и о их жертвах. Он уверен в существовании того, что священник левых убеждений Эндрю Грили (Andrew Greeley) называет «голубой мафией».


«Это система. Это целое сообщество. И это покрывают многие хорошие и добрые люди, — говорит Сайп. — Существует некая сеть власти и влияния. В нее входят многие ректоры и преподаватели семинарий, и нити тянутся оттуда в органы церковного управления, доходя до епископов. Это лестница, ведущая к успеху. Очень больно наблюдать за тем, как сильно от этого страдают люди».


И далее.


Сайп считает, что геев в настоящее время нельзя принимать в семинарии — ради их защиты от сексуальных хищников, которых немало в преподавательской среде и в администрации. Они обязательно попытаются вовлечь этих гомосексуалистов в свою субкультуру, где однополый секс считается нормой. Томас Патрик Дойл (Thomas P. Doyle), являющийся критиком целибата и глубоко изучающий тему сексуального надругательства в среде духовенства, согласен с Сайпом: «Если принимать геев в настоящее время, они окажутся в опасном положении, какими бы хорошими и целеустремленными людьми они ни были».


Никто не хочет ставить на геев клеймо насильников, потому что они в большинстве своем таковыми не являются. Тем не менее, трудно спорить с утверждением о том, что если бы среди духовенства было меньше гомосексуалистов, гораздо меньше было бы и жертв сексуальных домогательств. «Из всего этого мы вынесли один важный урок, — говорит доктор Фицгиббонс. — Мы обязаны защищать молодежь. Защита детей и подростков важнее, чем чувства гомосексуалистов».


Эта история появилась 15 лет назад. Возможно, Сайп и Дойл изменили свою точку зрения.


Сайп, которому сегодня за 80, в прошлом был монахом-бенедиктинцем, а потом стал социологом. Он всю свою карьеру посвятил изучению сексуальной жизни католического духовенства. Вот отрывок из его статьи, опубликованной в этом году на страницах Baltimore Sun.


По его словам, пятилетние исследования в Австралии подтвердили его выводы и открытия. В 2004 году Колледж уголовной юстиции им. Джона Джея провел собственное всестороннее исследование, которое подтвердило его первоначальные оценки по количеству американских священников, занимающихся сексом с несовершеннолетними. По его словам, в исследовании сделан вывод о том, что более шести процентов священников, посвященных в духовный сан с 1960 по 1984 год, занимались сексом с детьми. Было проведено исследование и по более длительному периоду, с 1950 по 2002 год. Вывод таков: сексуальному надругательству со стороны 4 392 священников подверглись 10 667 детей. Половина жертв — в возрасте от 11 до 14 лет. Около 80% из них — мальчики.


Вполне предсказуемо цель данной статистики заключается в том, чтобы подтвердить мнение Сайпа о необходимости отмены безбрачия у священников. Но загвоздка в том, что половина жертв — зрелые в половом отношении люди, а 20% — лица мужского пола. Таким образом, это не педофилия, которая определяется как сексуальное влечение к детям, не достигшим половой зрелости.


Не кажется ли вам, что люди, совратившие этих детей, поступили таким образом из-за того, что не могли жениться или найти выход своей сексуальной энергии с партнером мужского пола?


Готовя материалы об этом скандале, я узнал (от Сайпа и других людей), что гомосексуальные сообщества духовенства, особенно в семинариях, стараются вовлечь в свои ряды священников-геев отчасти для того, чтобы нейтрализовать их. Если семинарист вступит в половые отношения с другими мужчинами, это станет известно сообществу. И даже если он никогда не занимался этим с несовершеннолетними, данное сообщество может в любой момент скомпрометировать его. Он знает, что никогда не сможет донести на тех, кто растлевает детей, потому что они могут раскрыть его собственные сексуальные тайны.


Опять же, напомню читателю, что я узнал об этом в 2002-2003 годах. Я не писал на эту тему с 2005 года, и поэтому не знаю, насколько с тех пор изменилась ситуация. Но я хочу подчеркнуть, что журналистам хорошо известно о том явлении, которое называют голубой мафией, как из светского, так и из духовного мира. Они знают, что эти люди покрывали и покрывают церковь с ее скандалами. Во многих случаях журналисты сознательно не сообщают об этом. На мой взгляд, это объясняется их страхом перед тем, что найдет подтверждение точка зрения тех журналистов, которых считают ханжами и мракобесами.


Геи достигнут реального равенства в нашем обществе только тогда, когда средства массовой информации и все прочие будут привлекать их к ответственности за сексуальное поведение по тем же меркам и стандартам, по которым они привлекают людей традиционной сексуальной ориентации. Мы поймем, что подошли вплотную к справедливому обществу, когда к ответственности будут привлекать всех влиятельных людей, ведущих сексуальную охоту на других, кто младше их по возрасту и ниже по статусу, а поэтому менее защищен. Когда отвечать за свои поступки будут все: натуралы и геи, женщины и мужчины.


Но я должен задать вопрос: как можно чествовать и превозносить фильм «Зови меня своим именем», называя его исследованием гомосексуального пробуждения, и в то же время в пух и прах разносить Кевина Спейси, называя его алчным хищником, охотящимся на молодых? Да, возраст сексуального согласия в большинстве американских штатов составляет 16 или 17 лет, и с юридической точки зрения (а может, и с нравственной) здесь есть большие отличия от той ситуации, когда взрослый пытается соблазнить 14-летнего (или 14-летнюю). Но это не очень-то утешает.


Примечание 1. Netflix отменила показ «Карточного домика».

Примечание 2. Josh Jordan @NumbersMuncher
Почему люди не верят СМИ? Кевин Спейси объяснил сексуальные приставания к 14-летнему тем, что он был пьян. Вот и причина.


Примечание 3. Брат Кевина Спейси Рэндал Фаулер рассказал, что их отец был неонацистом и регулярно избивал и насиловал его (Фаулера) в подростковом возрасте, из-за чего отчий дом Спейси превратился в настоящий кошмар. Фаулер рассказал, что он уступал домогательствам отца, чтобы тот не приставал к Кевину. Он рассказал об этом Mail On Sunday в 2004 году, и газета вновь опубликовала то интервью в связи с проблемами Спейси.