В апреле этого года «Новая газета», находящаяся в авангарде критики администрации Путина, опубликовала сенсационный материл о жутких репрессиях в Чечне.


«Задержанных пытали, сажали на бутылку, били током. Некоторых избивали до полусмерти и возвращали родственникам, как мешок с костями. Я точно знаю о двух смертях…»; «Телефоны задержанных намеренно были оставлены включенными: и все мужчины, которые на них звонили (даже по совершенно невинному поводу), тут же попадали в "паутину" массовой кампании за сексуальную чистоту Чечни».


В соответствии с многими свидетельскими показаниями более 100 геев были отправлены в секретную тюрьму, где их подвергали пыткам. Известно, по меньшей мере, о трех смертях.


Арестованных геев не отпускали до тех пор, пока они не платили огромный выкуп или не доносили на своих приятелей-геев.


Чечня, большую часть населения которой составляют сунниты, находится во власти диктатора Рамзана Кадырова, который присягнул на верность президенту Путину. Очевидно, что ситуация отличается от центральной России.


Несмотря на это, именно администрация Путина создала условия для того, что репрессивные действия в отношении геев стали возможными.


В 2013 году в России был принят новый закон, запрещающий пропаганду однополой любви. Главы западных стран выразили протест в связи с нарушением прав человека в России, включая этот закон. В связи с этим они отказались посетить Олимпиаду, которая прошла в феврале 2014 года в Сочи. Этот новый закон стал одним из событий, символизирующих то, что администрация Путина рассматривает Запад в качестве врага и идет собственным консервативным курсом.


В 1934 году при Сталине был принят закон, в соответствии с которым однополая любовь считалась уголовным преступлением. Нарушители подвергались различным репрессиям со стороны правоохранительных органов: их заключали под стражу и так далее. После распада СССР в 1993 году закон был скорректирован, и однополая любовь перестала быть вне закона, однако геи вновь стали подвергаться гонениям.


В отличие от Путина и Сталина, притеснявших геев и лесбиянок, Владимир Ленин, взявший власть в свои руки в ходе Октябрьской революции 1917 года, как минимум проявлял интерес к сексуальной свободе.


В 1911 году Ленин получил от революционера Льва Троцкого письмо следующего содержания: «Несомненно, сексуальное угнетение есть главное средство порабощения человека. Пока существует такое угнетение, не может быть и речи о настоящей свободе. Семья, как буржуазный институт, полностью себя изжила».


Ленин отвечал ему: «И не только семья. Все запреты, касающиеся сексуальности, должны быть сняты… Нам есть чему поучиться у суфражисток: даже запрет на однополую любовь должен быть снят».


Советская власть, созданная Лениным после революции, считала семью пережитком прошлого. Были упрощены требования для брака и развода. Также предлагалось создание «коллективных семей»: совместное проживание 10 — 12 мужчин и женщин. Поскольку дети были непригодны для труда, после рождения их сразу же отдавали в интернат.


Усилилась тенденция к тому, чтобы считать свободную любовь и секс чем-то естественным. Секс был близок к абсолютной свободе. Быстро распространилась однополая любовь. Становилось все больше солдат, которые хотели заработать карманные деньги за счет проституции, и мужчин, которые испытывали отвращение к женщинам в связи с крушением института семьи.


В районах Петрограда и Москвы, которые считались меккой для геев, бывали случаи, когда партнеров себе искало по пять тысяч человек. Тайная полиция нанимала переодетых в мужчин женщин. Также были зафиксированы случаи однополых браков.


Ситуация резко меняется в 1930-х годах, когда власть в свои руки берет Сталин. Диктатор, провозгласивший построение социализма и индустриализацию во всем СССР, начал ограничивать сексуальную свободу. В 1934 году наряду с однополой любовью вне закона оказались аборты.


«В отличие от 1920-х годов задача властей состояла в том, чтобы семья стала неотъемлемой частью философии образования», — подчеркивает историк Владимир Аксенов, комментируя причины репрессий.