Химик вел дневник большую часть своей жизни. Он привык каждый день записывать, куда он ходил, с кем разговаривал и что ел. В начале каждой записи он указывает свое кровяное давление.

 

Два его ежедневника в твердом переплете с рукописными записями, сделанными ручкой Waterman, являются сегодня одними из важнейших улик. Эти улики могут стать причиной неучастия России в следующих Олимпийских играх.

 

Этот химик — Григорий Родченков, который на протяжении многих лет помогал российским спортсменам добиваться преимущества, используя запрещенные вещества. Содержащиеся в его дневниках записи за 2014 и 2015 годы (последние годы его работы в должности директора российского «Антидопингового центра», после чего он бежал в Соединенные Штаты), содержат важную информацию. В них приведены подробные сведения о тщательно продуманной схеме, которую использовала Россия во время последних зимних игр, а также о том, в какой степени, по его словам, в этих мошеннических схемах были замешаны представители властей и чиновники Олимпийского комитета России.

 

Его записи, сделанные в тот период, с которым ознакомились журналисты The New York Times и которые ранее не публиковались, служат подтверждением причастности (российских) властей к массовым фальсификациям в спорте. Этот вопрос является ключевым для чиновников МОК. В последние дни стало ясно, что Международный олимпийский комитет убежден в подлинности этих записей и что они, скорее всего, окажут свое влияние на решение МОК о введении суровых санкций.

 

Чиновники МОК объявят о своем решении пятого декабря. Если они полностью не отстранят сборную России от предстоящих зимних Олимпийских игр в южно-корейском Пхенчхане, то они, скорее всего, запретят использовать во время Игр российскую символику: на церемониях открытия не будет российского флага, российские спортсмены будут участвовать в соревнованиях в нейтральной форме, и на Олимпиаде не будет звучать российский гимн. Эти ограничения, по словам российских чиновников, были бы равносильны полному запрету, и Россия в этом случае будет решать вопрос о бойкоте Олимпиады 2018 года.

 

«Дисциплинарная комиссия ни в коей мере не считает вероятным, что эти страницы были заново переписаны, или что в то время доктор Родченков искажал происходящие события, истолковывая их по-своему, — говорится в опубликованном в понедельник документе МОК. — Следовательно, эти записи могут рассматриваться в качестве элемента доказательной базы, имеющего существенное значение».

 

Наряду с показаниями, данными Родченковым под присягой, эти дневники содержат подробности конкретных дискуссий о мошеннических схемах с видными чиновниками, в том числе с Виталием Мутко, тогдашним министром спорта России, занимающим сейчас пост вице-премьера; с бывшим заместителем министра спорта, также входившим в состав Олимпийского комитета России, Юрием Нагорных; и с Ириной Родионовой, бывшим заместителем директора Центра спортивной подготовки сборных команд России.

 

Наряду с этими беседами, имевшими важные последствия, Родченков записывал малоинтересные бытовые подробности. Например, он писал о том, как выполнял обычные поручения вроде покупки шоколадного батончика Bounty на центральном рынке Сочи и лекарства от простуды для инспектора антидопинговых лабораторий Тьерри Богосяна (Thierry Boghosian), который на протяжении трех недель Олимпиады так и не обнаружил фактов грубейшего нарушения Россией антидопинговых правил.

 

13 января 2014 года Родченков написал, что помощник Родионовой Алексей Киушкин принес ему допинговый коктейль, известный среди чиновников как «Дюшес», в состав которого входили три анаболических стероида и вермут Martini. Родченков написал рецепт напитка, который должны были принимать во время Олимпиады ведущие спортсмены, а Родионова готовила его и раздавала тренерам и спортсменам.

 

«Киушкин пришел с множеством новостей. Кроме того, он принес свежеприготовленный „Мартини". Я сразу все правильно понял», — написал Родченков, который регулярно испытывал коктейль на себе и записывал, как он действует.

 

На следующей неделе по мере приближения игр в Сочи Родченков в своем дневнике восхищался своим новым смартфоном Samsung и критиковал еду в кафе для олимпийцев. Кроме этого он выразил недовольство тем, что чиновники так ясно и не изложили свой план транспортировки из Москвы сотен проб «чистой» мочи, которую лучшие спортсмены месяцами собирали в баночки из-под детского питания и в бутылки из-под минеральной воды. Именно эти пробы мочи были основой того, что он неоднократно называл «сочинским планом»

 

«Нет никакого понимания плана, это какой-то кошмар», — написал Родченков 29 января — через день после того, как двух ведущих российских биатлонисток поймали на допинге в Австрии. «Мутко очень волнуется из-за биатлона, все выходит из-под контроля, полный хаос».

 

Первого февраля он выполнил указания, которые заместитель министра Нагорных дал ему накануне вечером в гостинице «Азимут». Родченков осмотрел здание, прилегающее к его лаборатории и охраняемое, по его словам, работниками ФСБ. В Сочи были доставлены образцы мочи, и они тайно там хранились. Но его злило то, что, что образцы не были рассортированы по видам спорта или по именам спортсменов в алфавитном порядке.

 

«Закончил полную инвентаризацию. Здесь ничего не готово».

 

Третьего февраля, за четыре дня до начала Олимпиады в Сочи, подготовительная работа Родченкова завершилась отчетом министру спорта Мутко. В тот день Родченков написал, что во время встречи в офисе Мутко в штаб-квартире местного оргкомитета он передал Мутко экземпляр «списка „Дюшес"». В список вошли десятки российских олимпийцев, «применявших» допинговый коктейль, чьи «грязные» пробы необходимо было менять на заранее заготовленные «чистые» пробы.

 

Во время той встречи, как следует из записи в дневнике, министр предложил не закрывать сочинскую лабораторию после завершения Олимпийских игр и использовать ее для проведения дальнейших экспериментов и изучения возможностей применения допингов.

 

«Мы прошли по всем вопросам. Он хочет оставить Сочи как запасную площадку», — написал Родченков третьего февраля.

 

Спустя пять дней в сочинской гостинице «Азимут» министр предпринял следующий шаг и попросил Родченкова написать заявление с просьбой не закрывать лабораторию. Как Родченков написал в дневнике восьмого февраля, она сделал это в тот же вечер, когда пил чай.

 

После многочисленных докладов о результатах расследований, опубликованных в прошлом году, руководство МОК считает разработанную Россией мошенническую схему и фальсификацию допинговых проб правдой, несмотря на реакцию — большей частью вызывающую — российских властей, которая в последние недели становится все более резкой. Осенью этого года Россия предъявила Родченкову обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями и дала понять, что будет требовать его экстрадиции. До этого власти конфисковали его имущество в Москве, где по-прежнему живет его семья.

 

Российские власти заявляют, что Родченков действовал в одиночку, что он занимался фальсификацией данных и заменил в Сочи более 100 допинг-проб на «чистые», совершив преступление, из-за которого МОК заставил Россию вернуть 11 олимпийских медалей. «Состоявшуюся победу украсть очень сложно», — заявил в понедельник пресс-секретарь Кремля, комментируя решение МОК о дисквалификации российских спортсменов.

 

Президент Владимир Путин решительно опровергает заявления о причастности государства к допинговым схемам. Вопрос о причастности властей может сыграть решающую роль в принятии решения. От этого зависит, будет ли российская сборная совсем отстранена от участия в Олимпиаде или же наказание будет менее суровым и ограничится, например, запретом на исполнение на Играх 2018 года национального гимна России.

 

Но последствия скандала, как ожидается, не ограничатся Зимней олимпиадой, поскольку повсеместные нарушения антидопинговых правил и фальсификации были распространены, как подтвердили следователи, в разное время года, в других видах спорта и в прошлые годы. В своих дневниках Родченков подробно описывает содержание своих бесед на эту тему с самыми влиятельными российскими спортивными чиновниками.

 

Восьмого января 2014 года Родченков смотрел телевизор, когда ему позвонил заместитель министра и сделал выговор за то, олимпийскую чемпионку по спортивной ходьбе Елену Лашманову поймали на применении допинга. «Нагорных звонил — вызывает всех на ковер, — написал Родченков. — Пришел в министерство, ждал Нагорных, два часа обсуждали детали подготовки к Сочи».

 

Несколько месяцев спустя, 14 марта 2014 года, Родченков написал, что он сидел в своем автомобиле и заряжал телефон, разговаривая при этом с Мутко. Тот позвонил, чтобы «отчитать» за то, что он плохо «спасает» Лашманову.

 

21 апреля 2014 года Родченков спорил с Нагорными о том, стоит ли скрывать это и менять пробу звездной спортсменки, за что выступал замминистра. Но, по словам Родченкова, он боялся привлечь внимание WADA и поставить под угрозу аккредитацию своей лаборатории.

 

В тот же день после встречи с Нагорных Родченков написал, что тот «отлично загорел в Мексике» и что «спорил с ним полтора часа. И что Нагорных постепенно отступил. «Мы договорились пойти к Мутко к часу дня».

 

В июле 2014 года Лашманова была дисквалифицирована.

 

В прошлом году, после того, как в результате первоначального расследования, проведенного по поручению WADA, информация Родченкова подтвердилась, российские власти уволили Нагорных, Желанову и Родионову. В октябре 2016 года Путин повысил Мутко, назначив его на пост вице-премьера.

 

Мутко в своем прошлогоднем интервью изданию The New York Times дистанцировался от Родченкова, заявив, что подготовкой к Олимпиаде в Сочи руководил его заместитель, Нагорных.

 

Но во время Игр Родченков, судя по его записям в дневнике, неоднократно обедал с Мутко и вел себя с ним запросто. «Доел виноград за Мутко», — написал он 17 февраля, описывая обед, во время которого он съел «сибас филе и фасолевый суп с бараниной». «Все валятся с ног».

 

Родченков и его адвокат говорят, что, судя по сделанным в то время записям, что он был пешкой, исполнителем в системе, которой управляли представители высших эшелонов власти. Документы, опубликованные в понедельник Международным олимпийским комитетом, указывают на то, что в МОКе тоже поверили его заявлениям.

 

«Доктор Родченков, объясняя, как работала схема схемы сокрытия (результатов анализа допинговых проб), которой он руководил, говорил правду», — написали чиновники МОК, вынося свое первое дисциплинарное решение в связи с российским допинговым скандалом и обосновывая пожизненное отстранение от олимпийских игр 19-го российского спортсмена за его участие в «сочинской мошеннической схеме».

 

Пока неясно, будет ли наказана за мошенничество вся сборная России. Но президент Международного олимпийского комитета Томас Бах заявил в этом месяце, что следующие санкции будут более суровыми, чем те, которые были введены накануне Летних игр 2016 года в Рио и в соответствии с которыми от участия в Олимпийских играх было отстранено более 100 спортсменов.

 

«Речь идет о манипуляциях антидопинговой системой Олимпийских игр, — заявил Бах в интервью The New York Times. — Речь идет о наших тестах и о лаборатории Олимпийских игр. Поэтому наша позиция сейчас очень сильно отличается» от той, которую мы занимали накануне Игр в Рио«.

 

«Мы не обязаны делать счастливыми всех, — сказал Бах. — Наша задача — ввести санкции, и мы должны сделать это пропорционально и соответствующим образом».

 

Родченков живет где-то в США под защитой американских властей. По словам его адвоката, в том, что касается российской допинговой программы, Родченков сотрудничает с американскими и международными агентствами, оказывая им всяческое содействие.

 

«Если МОК не предпринимает мер и не назначит суровое наказание за этот лобовой удар по репутации олимпийских игр, то он навсегда лишится морального права наказывать мошенников», — заявил адвокат Джим Уолден (Jim Walden) из адвокатской конторы Walden, Macht and Haran.

 

Как сказал Родченков в мае 2016 года в интервью The New York Times, он записывал подробности своей работы в Москве в какой-то мере сознательно. И не на компьютере — как это делал его друг Никита Камаев, бывший начальник антидопинговой службы России, скоропостижно скончавшийся в 2016 году. Именно Камаев подарил Родченкову черно-золотую ручку Waterman, которой он писал свои дневники.

 

Родченков связывает внезапную смерть Камаева с тем, что тот объявил, что пишет книгу, от чего Родченков, как он говорит, пытался его отговорить.

 

«Я сказал ему, что пишу не на компьютере, а его ручкой».