Сейчас, когда Международный олимпийский комитет готовится принять одно из своих самых важных решений, совершенно очевидно, что на зимних Играх в южнокорейском Пхенчхане, которые состоятся в феврале, России нет места.


После всех этих российских махинаций на Олимпиаде для российской сборной не должно быть никаких торжественных церемоний: ни флага, ни гимна, ни национальной формы.


Сейчас это — лишь минимальный ответ на массовое использование в России и финансирование государством допинговой схемы. А также на то, что Россия и дальше не торопится взять на себя всю ответственность и затягивает проведение реальной, радикальной и поддающейся проверке реформы во всех олимпийских видах спорта.


Разумеется, Россия — далеко не единственная страна, которая использовала допинг: взять хотя бы Лэнса Армстронга (Lance Armstrong), Марион Джонс (Marion Jones), Алекса Родригеса (Alex Rodriguez) и других харизматичных звезд американского спорта, которые оказались мошенниками. Но с точки зрения масштабов и вмешательства правительства Россия сейчас находится в отдельной группе вместе с бывшей ГДР; да и в том, что касается бесцеремонности, тоже — если учесть то, как русские во время последней зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году занимались подменой допинг-проб, используя отверстие в стене лаборатории.


Будучи хозяевами Олимпиады, они принимали у себя страны со всего мира и, как теперь подтвердил МОК, проведя собственное расследование, обманывали этот мир.


Остается открытым принципиальный вопрос, о решении по которому должен во вторник объявить президент МОК Томас Бах: следует ли вообще разрешать российским спортсменам участвовать Олимпиаде в Пхенчхане. Следует ли допускать кого-нибудь из них к соревнованиям в качестве нейтральных участников. На условиях запрета на использование любой государственной символики после подтверждения того, что они подчиняются жестким требованиям допинг-контроля?


Ричард Паунд (Richard Pound), высокопоставленный член МОК, считает, что нет.


«Я считаю, что все это зашло слишком далеко, и власти (России) не демонстрируют какого-либо раскаяния и не признают того, что является доказанными фактами, — написал Паунд в электронном письме в субботу. — Поэтому соучастниками являются все».


Поскольку российский лидер Владимир Путин дал понять, что будет против того, чтобы российские спортсмены поехали на Олимпиаду для участия в соревнованиях в нейтральном статусе, Паунд считает, что заявление Международного олимпийского комитета должно быть однозначным — после того, как в 2016 году он не сделал этого, «не ударив по мячу».


«МОК должен взять ситуацию под контроль, а не дать россиянам сыграть на опережение и отказаться от участия», — сказал Паунд.


75-летний Паунд, налоговый юрист из Канады, бывший пловец и участник олимпийских игр, является одной из ключевых фигур, пытающихся привлечь Россию к ответственности. Он был председателем комиссии Всемирного антидопингового агентства, которая впервые подтвердила масштаб нарушения россиянами антидопинговых правил в легкой атлетике в ноябре 2015 года после того, как об этом сообщил немецкий телеканал ARD.


«Это хуже, чем мы думали», — заявил тогда Паунд, после чего он четко выразил надежду на то, что россияне поймут намек, проведут необходимые институциональные реформы, изменят отношение к культуре спорта и не будут отстранены от предстоящей Олимпиады.


В случае полного отстранения России от Олимпиады могут последовать судебные иски. То, что Паунд выступает за такое наказание, свидетельствует о том, что его позиция стала более жесткой. И хотя в МОК такую позицию официально занимает не только он, можно предположить, что Бах и многие из его помощников чувствовали скорее раздражение, когда на прошлой неделе слушали выступление Виталия Мутко.


Мутко, бывший российский министр спорта, который сейчас занимается организацией чемпионата мира по футболу в России 2018 года, устроил обструкцию, пытаясь повлиять на решение МОК, на пресс-конференции ФИФА. Он набросился на членов МОК и других участников и продолжал отрицать причастность российских властей к допинговым схемам.


Разумеется, на искреннее раскаяние это никак не было похоже. Не похоже на сожаление и признание вины и то, что Мутко, один из предполагаемых руководителей допинговых махинаций в Сочи, фактически получил повышение после этих Игр и сейчас является вице-премьером.


Но более убедительной попыткой договориться и подчиниться могло бы стать ожидаемое и, возможно, даже стремительное лишение Мутко влияния и полномочий, что МОК, скорее всего, счел бы мерой недостаточной и запоздалой.


А пока активизируются лоббисты. Евгения Медведева, россиянка, занимающая после Игр в Сочи лидирующие позиции в женском фигурном катании, должна выступить в качестве члена российской делегации с речью на заседании исполкома МОК, которое состоится во вторник в швейцарской Лозанне. Если бы Медведеву допустили к участию в Олимпиаде в Пхенчхане, ее выступление было бы там одним из самых интересных.


Между тем лидеры трех международных федераций зимних видов спорта — хоккея, санного спорта и керлинга — дали понять, что они не поддерживают идею полного отстранения российских спортсменов от участия в Играх в Пхенчхане.


«Хотя мы признаем необходимость борьбы с допингом в спорте, вопрос участия в Олимпиаде не должен использоваться в качестве наказания многих за действия немногих», — говорится в распространенном на прошлой неделе заявлении Международной федерации хоккея.


Беда в том, что в ситуации, в которой оказалась Россия, снисхождение к отдельным спортсменам выглядело бы освобождением немногих от наказания за действия многих. Цифры ошеломляют, и они продолжают расти. МОК сейчас задним числом дисквалифицировал за нарушение антидопинговых правил 25 россиян, участвовавших в Олимпиаде в Сочи, лишив их 11 медалей. И это еще не все.


По состоянию на третье декабря были дисквалифицированы 99 россиян, участвовавших во всех прошлых Олимпиадах. Это в три с лишним раза больше, чем количество дисквалифицированных олимпийцев из любой другой страны.


Коллективное наказание уже применяется и в других видах спорта. Возьмем, к примеру, членов эстафетной команды, которые лишены медалей из-за того, что антидопинговые правила нарушил их товарищ по команде; или спортсменов, которые были вынуждены подчиниться решению своей страны бойкотировать олимпийские игры.


Случаев «потерянного поколения» как на законном основании, так и на основаниях более сомнительных немало. Паунд как ветеран (он является членом МОК с 1978 года) считает, что ситуация с Россией очень похожа на то, как поступили с ЮАР, когда страну — и всех ее спортсменов — отстранили от участия в олимпийских играх на период с 1964 по 1988 годы из-за расистской политики апартеида, которую проводили власти страны.


«В каком-то смысле в России все являются частью коррумпированной системы и должны страдать от последствий такой причастности, — считает Паунд. — МОК должен следить за тем, чтобы не поддаться влиянию раздираемых сильными противоречиями международных федераций или не следовать мантре «о коллективной ответственности, но справедливом наказании отдельных лиц». Нам гораздо ближе «модель с апартеидом», где даже те, кто категорически выступали против апартеида, также были отстранены от участия в играх по причине действий правительства».


МОК уже упустил одну возможность подать однозначный и четкий сигнал России и спортсменам, которых она обманула, когда отказался отстранить сборную России от участия в прошлогодних летних Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Вместо этого МОК, ссылаясь на необходимость завершения собственного расследования, оставил это на усмотрение отдельных федераций.


Международная ассоциация федераций легкой атлетики была единственной организацией, которая отстранила сборную России от Олимпиады, хотя она разрешила одной российской спортсменке, прыгунье в длину Дарье Клишиной, принять участие в качестве независимой спортсменки, поскольку та жила не в России и неоднократно проходила тщательный допинг-контроль, проводившийся международными антидопинговыми лабораториями.


Хотя российская сборная по легкой атлетике была отстранена от участия в соревнованиях и в этом году, Клишина входила в состав делегации 19 допущенных нейтральных спортсменов, которые участвовали в чемпионате мира в Лондоне в августе.


Возможно, это могло бы стать шаблоном, если МОК вынесет ожидаемое решение и допустит к участию в Олимпиаде в Пхенчхане не сборную России, а отдельных российских спортсменов. Это, как и в Лондоне, было бы нестандартным соглашением: сдержанные торжества, круги почета без национальных флагов, Олимпийский гимн на пьедестале почета. Но в России и в других странах медали, завоеванные спортсменами, выступавшими в нейтральном статусе, все равно считались бы российскими.


То есть, так было бы, если бы Путин разрешил российским спортсменам выступать под нейтральным флагом. Что, по его словам, было бы «унижением для страны» и на что он, вероятно, не намерен соглашаться перед президентскими выборами, которые состоятся в России в марте.


«Вы, наверное, не можете отделить этот вопрос от динамики и политики президентских выборов», — говорит Майкл Пейн, консультант по вопросам международного спорта бывший директор МОК по маркетингу.


Но сейчас, когда до Олимпийских игр остается так мало времени, Баха и МОК больше не могут заботить такие вопросы, как политика России или авторитет Путина. На карту поставлено слишком многое — будущее их собственной организации и их собственный авторитет.


Исходя из того, что теперь известно им и нам, члены МОК должны, по крайней мере, отстранить Россию от участия в Олимпиаде в Пхенчхане. Но не стоит возмущаться, если МОК последует совету Паунда и отстранит от участия в Играх и россиян.