Мы уже писали о русском Станиславе Петрове, который 26 сентября 1983 года спас мир, обдумав еще раз ситуацию. Его подвиг был бы невозможен, если бы за 21 год до этого на борту советской подлодки не было бы еще одного русского, Василия Александровича Архипова.


Это история о герое, о котором ты, может быть, никогда не слыхал. О герое, который 27 октября 1962 года, вероятно, спас весь мир. Американский историк Артур М. Шлезингер-младший (Arthur M. Schlesinger, Jr.) назвал произошедшее в тот день самым опасным моментом в истории человечества.


С пальцем на кнопке


27 октября 1962, в самый разгар Кубинского кризиса, американский военно-морской флот обнаружил советскую подлодку неподалеку от Кубы. Дизельная подлодка Б-59 находилась в международных водах. Одиннадцать американских эсминцев и авианосец USS Randolph, обнаружив подлодку, начали сбрасывать глубинные бомбы, чтобы заставить подлодку всплыть для идентификации.


Б-59 была направлена Советским Союзом, чтобы защищать идущие на Кубу советские корабли с ядерным оружием. Подлодка сама имела на борту ядерное оружие, о чем американцы не знали. Она уже нескольких дней не имела контакта с Москвой. Единственное, что экипаж подлодки слышал, были американские радиопереговоры. Эти переговоры ясно давали понять, что мир двигался по направлению к войне.


Начальник связи Б-59 Вадим Орлов позднее так описывал ситуацию: «Глубинные бомбы взрывались прямо у борта подлодки. Было такое ощущение, будто сидишь в металлической бочке, по которой колотят кувалдой. Ситуация для экипажа была совершенно необычная, чтобы не сказать шокирующая».


Конец экипажу


Капитаном подлодки был Валентин Григорьевич Савицкий. Температура на борту резко подскочила, судно лишилось света и электропитания, одновременно уровень углекислого газа в воздухе вырос до смертельного уровня. Матросы начали терять сознание. А когда американцы начали применять бомбы еще большего калибра, ситуация на борту Б-59 стала отчаянной: «Мы думали, что это конец», — рассказывал Орлов позднее.


Полная паника


На борту подлодки началась паника. Савицкий безуспешно пытался связаться с Москвой, чтобы узнать, не началась ли война между США и Советским Союзом. Не имея контактов с руководством, он отдал приказ подготовить к пуску атомные торпеды. Как следует из показаний Орлова, он прокричал: «Вероятно, наверху началась война. Мы должны принять бой. Погибнем, но флота не опозорим!»


Для пуска торпеды Савицкий должен был получить согласие двух своих офицеров. Иван Семенович Масленников был так называемым замполитом, а Василий Александрович Архипов был старпомом.


K-19


За год до этого Архипов в июле 1961 года столкнулся с похожей ситуацией на другой российской подлодке, K-19.


Случай с этой подлодкой — отдельная история, но 4 июля предшествующего года на борту подлодки в Северной Атлантике произошла радиоактивная утечка. В той ситуации Архипов и капитан подлодки сумели сохранить хладнокровие и поддержали контакт с американскими судами и с экипажем, готовому к мятежу. И, как позднее сказал Михаил Горбачев, сделали фундаментальные шаги, чтобы избежать войны. Капитан подлодки в 2006 году был выдвинут кандидатом на Нобелевскую премию мира.


Двое против одного


А через год, в 1962 году, капитан подлодки Савицкий и замполит Масленников хотели совершить пуск атомной торпеды, которая, по всей вероятности, начала бы ядерную войну между двумя великими державами — США и Советским Союзом.


Архипов успокоил капитана и замполита и уговорил их дождаться сообщения от главного командования Советского Союза, прежде чем применять ядерное оружие.


5,5 тысяч готовых к пуску ядерных ракет


Если бы произошел пуск атомной торпеды, то Советский Союз отдал бы приказ ввести в действие советское ядерное оружие против Лондона и Германии. Планы Пентагона в США назывались SIOP — Single Integrated Operation Plan. 5,5 тысяч ядерных ракет должны были быть запущены по коммунистическим целям (включая Китай и Албанию).


На борту Б-59 уже не работали резервные батареи и кислородная система. После громкого спора подлодка всплыла.


Ядерной войны удалось избежать благодаря советскому офицеру, сохранившему хладнокровие.


Архипов умер в 1998 году в возрасте 72 лет. Причиной смерти явились последствия радиоактивного облучения, которому он подвергся во время службы на подлодке K-19. Его история была опубликована лишь после его смерти.