Запуск пробного поезда из Гдыни в Калининград — это лучшее доказательство того, что этот железнодорожный маршрут востребован, хотя в первую очередь — с российской стороны. Мы пообщались с пассажирами из Польши и Калининградской области, чтобы понять, понадобится ли он нам после чемпионата мира по футболу 2018 года.


«Поезд Гдыня-Главная — станция Бранево, который следует с остановками», — слышу я, стоя в шесть утра на перроне. Никаких упоминаний о том, что в Бранево можно будет пересесть на поезд в Калининград. В 6:10 я сажусь в вагон на станции Гданьск-Олива. Прогуливаясь по составу (произведенном на заводе «Неваг»), я с удивлением обнаруживаю, что в нем, кроме меня, едут еще несколько пассажиров. Один из них — директор поморского отдела транспортной компании «Пшевозы региональне» Збигнев Лабуда (Zbigniew Labuda). Для него это служебная поездка. Скоро выясняется, что мои остальные попутчики — тоже не совсем обычные пассажиры.


Любовь к железным дорогам


Студент из Гдыни Давид Ястжембский (Dawid Jastrzębski) узнал о поезде в «железнодорожных» группах в  Facebook. В Бранево он посмотрит на приезд российского поезда, встретится с товарищем и через Ольштын вернется обратно. Калининград интересует Давида мало, но сам маршрут до границы кажется ему полезным. «Сейчас съездить за один день туда и обратно невозможно, приходится добираться через Ольштын. Поезд из Гдыни в Бранево очень нужен», — уверен он.


«Совершенно возмутительно, что убрали поезд, который пять лет назад курсировал между Калининградом и Гдыней через Бранево! — эмоционально реагирует немолодой человек с фотоаппаратом на шее, который просит называть его в статье просто "любителем железных дорог", не упоминая фамилии. — Нам врут, что люди на нем не ездили. Ездили! Я сам им пользовался. Ездила масса людей, особенно в том берлинском вагоне. Так уж мы живем, такая у нас политическая обстановка, так наши власти относятся к тому направлению, — показывает мужчина в сторону Калининградской области. — Но достаточно посмотреть на дорогу, которая ведет к границе, чтобы увидеть, какие там магазины. Россияне делают покупки и забивают свои машины под самую крышу, они оставляют у нас огромные деньги».


Под колеса попала косуля


На станции Гданьск-Главный садится Данута — элегантная женщина средних лет. О том, что поезд идет в Бранево, а потом в Калининград, она что-то слышала, но сама едет на работу в Тчев. Поезд в это время ей отлично подходит, поэтому она расстраивается, когда узнает, что пока он совершит только один рейс. Уже собираясь выходить, она подходит ко мне и спрашивает, можно ли назвать Калининград привлекательным направлением для поляков. Пока я пытаюсь сформулировать ответ, она отвечает за меня: людям, которые интересуются миром, интересно каждое направление. «Тем более что сейчас, кажется, безвизовое передвижение», — добавляет она, повязывая на шею шарф. «Уже нет, — отвечаю я, — программу приостановили год назад». «Значит, нужно поменять правительство», — философски отвечает Данута. Мы прощаемся, и она выходит.


Другая пассажирка спрашивает кондуктора, почему поезд идет в это время. В ответ она слышит, что «его советские граждане заказали, на один раз». Проверяя мой билет, кондуктор узнает, что я еду в Калининград, и показывает мне висящее у каждой двери расписание всех рейсов, запланированных на сегодняшний день. Поездка продолжается без сбоев и отставания от графика, кроме меня, в поезде остаются, пожалуй, только любители железных дорог.


Уже перед самым Бранево, куда мы должны прибыть в 8:08, случается небольшое происшествие. В 8:02 раздается грохот, мы тормозим. Кондуктор и машинист высаживаются и обходят поезд кругом. «Что случилось?» — спрашиваю я. «Под колеса попала косуля», — отвечают они. Бригада не обнаруживает никаких серьезных повреждений, так что мы трогаемся в путь и через несколько минут приезжаем на станцию.


Пограничная и таможенная служба
— в режиме повышенной готовности


Все службы приведены в состояние повышенной готовности. Пропускной пункт у вокзала обычно совершенно пуст: раз нет пассажиров, некого проверять, но сегодня все выглядит так, будто в Бранево по железной дороге прибудет какая-то важная персона. Сотрудники таможни специально приехали со своего поста в Бранево, пограничная служба привезла дополнительные кадры. В какой-то момент на платформе можно было заметить только людей в форме. Прибытие польского дизель-поезда особого интереса ни у кого не вызвало, зато состав из России ждали все: упоминавшийся выше Збигнев Лабуда, комендант отдела пограничной службы в Бранево майор Петр Домбровский (Piotr Dąbrowski), несколько журналистов и довольно большая группа вооруженных фотоаппаратами любителей железных дорог.


Петр Домбровский спокойно наблюдает за ситуацией. «Проблемы нет. В свое время на этот переход приезжали в день по триста и больше человек, так что мы отлично готовы как в плане кадров, так и средств», — отвечает он на мой вопрос, сумеет ли пограничная служба быстро пропустить всех пассажиров. Майор предполагает, что процедура продлится около часа. Поезд в Гдыню дождется всех. Таможенники тоже готовы: они пропускают чемоданы через сканер в специальном автобусе, стоящем у вокзала. Это мобильный пункт таможенного контроля, на станции такой аппаратуры нет, поскольку там уже несколько лет некого обслуживать.


Красный российский поезд набит битком


Когда российский красный (таков официальный цвет у РЖД) поезд подъезжает, становится ясно, что в нем нет ни единого свободного места. Сначала выходят сотрудники службы охраны железной дороги, потом польские пограничники, которые сели в поезд на границе, затем могут выйти пассажиры (около 140 человек). Их сразу же направляют в здание пропускного пункта. Бросается в глаза, что среди них — много семей с маленькими детьми. Через несколько минут первые пассажиры проходят процедуру пограничного контроля и могут занять места в польском составе (конечно, если они вообще собирались продолжать путешествие).


Михаил Огородников приехал из Калининграда. «Мы часто обсуждали с приятелями, как бы было хорошо, если в Гданьск пустили поезд, это бы упростило процедуру пересечения границы, — говорит он. — Но я понимаю, что мешают экономические и политические факторы. Сегодня я решил проехаться на первом утреннем поезде, посмотреть, как это будет. Польскую границу мы прошли очень быстро, и ваши, и наши пограничники хорошо подготовились». Анна и ее муж решили посетить в новогодние выходные Мальборк. Узнав, что появился поезд, они отправились туда по железной дороге. «Это очень удобно, а то, что российские пограничники проводили контроль прямо в вагонах, ускорило процесс», — рассказывает Анна. Хочется ли ей, чтобы этот поезд остался в расписании? «Да, поезда нужны, у пассажиров должен быть выбор», — отвечает она. Того же мнения придерживаются Валерий и Андриана. Они едут с тремя детьми в сопотский аквапарк и планируют вернуться сегодня же, вечерним поездом. Единственное, что им не понравилось, это высокая цена на билеты, а особенно то, что на отрезке Мамоново — Бранево не действуют скидки на детей.


Совместный проект калининградской железнодорожной компании и «Полрегио»


Збигнев Лабуда следил за движением польского поезда, а с другой стороны, из Калининграда, в такую же рабочую поездку отправился Александр Идиатулин — генеральный директор Калининградской пригородной пассажирской компании, которая обслуживает российскую часть маршрута.


«Это совместный проект Калининградской железной дороги, Калининградской пригородной пассажирской компании и "Полрегио", — объясняет Идиатулин. — На общем собрании, которое прошло 8 ноября в Гданьске, мы решили устроить пробный рейс. В перспективе мы собираемся запустить регулярное сообщение по выходным дням. Нам не все удалось успеть, не все шло так, как нам хотелось. Понадобится еще получить расширенное разрешение от таможенных органов и внести поезд в реестр международных маршрутов, чтобы продавать билеты на всю трассу. Сейчас пассажирам приходится покупать два билета: один для проезда по территории России, второй — на польский участок маршрута, а это неудобно. Мы также надеемся, что поезда позволят разгрузить пограничные переходы во время чемпионата мира: в Калининграде пройдут четыре матча».


Главная цель — сотрудничество регионов


На вопрос, связан ли запуск поезда только с чемпионатом, Идиатулин отвечает: «Главная цель — сотрудничество наших регионов. Если бы речь шла только о ЧМ, мы бы запустили поезд несколько раз и не возвращались больше к этой теме. Но мы решили, что если будет спрос, мы будет развивать сообщение, сделаем рейсы регулярными, тогда во время чемпионата можно будет просто запустить несколько дополнительных составов. Если будет спрос, будет и поезд. Сегодня, как мы видим, пассажиры есть». Когда можно будет ждать новостей?


«После сегодняшнего пробного рейса у нас появилось много претензий к самим себе, нам нужно все подогнать, встретиться еще раз с представителями польской стороны — с "Полрегио". Я надеюсь, в ближайшие два месяца мы сможем исправить все ошибки и продолжить развитие этого направления», — говорит Идиатулин.


Когда россияне занимают места в поезде, следующем в Гдыню, я сажусь в красный российский вагон. Там я встречаю калининградских железнодорожников и нескольких сотрудников польской пограничной службы. С отправлением вышла небольшая заминка: оно было намечено на 9:30, но в 9:40 поезд продолжал стоять на станции. Сложилось впечатление, что решение принималось спонтанно, но объяснялось это, скорее, благими намерениями: поездная бригада до последнего момента надеялась, что появятся еще какие-нибудь пассажиры.


Вдвоем из Бранево в Калининград


Когда поезд трогается, становится ясно, что пассажиров всего двое: я и Сергей. Сергей приехал из Калининграда и собирался отправиться в Гданьск, но ему позвонили с работы, так что ему пришлось возвращаться обратно. Он прошел пограничный контроль и занял место в калининградском поезде. Сергей угощает меня чаем из термоса и печеньем, видимо, замечая, что за час, проведенный на вокзале в Бранево, я успела озябнуть.


«Я работаю в сфере торговли и оказываю, скажем так, приграничные услуги: привожу людям товары из Польши, — рассказывает мой попутчик о себе. — Не буду скрывать, я предпочитаю ездить на машине, но мне захотелось посмотреть, не может ли поезд стать альтернативой. Даже не знаю. Пограничный контроль занимает много времени, пока все его не пройдут, поезд не может отправиться. Пожалуй, на машине все же лучше». Потом Сергей начинает вспоминать обо всех случаях, когда ему приходилось стоять в многочасовых очередях на польской границе, и смотрит на меня с надеждой, что я объясню ему, откуда они берутся. «Ведь мы — ваши клиенты, мы оставляем у вас деньги, благодаря нам появляются новые рабочие места. Ваши службы должны работать так, чтобы нам хотелось к вам приезжать», — размышляет он.


Прохождение российского пограничного контроля — тоже долгая процедура


На станции Мамоново — российский пограничный контроль. Нас двое, но мне, иностранке приходится заполнить в двух экземплярах миграционную карту. Немецкая овчарка, с которой российские пограничники проверяют поезд, проявляет интерес только к печенью Сергея. Тот отмечает: «Ну, теперь я вижу, что наши процедуры на границе тоже отнимают у вас много времени».

В 12:20 мы прибываем в Калининград. На станции сотрудница российских железных дорог, держащая в руках расписание, спрашивает, откуда я приехала. Обрадовавшись моему ответу, она рассказывает, во сколько я могу поехать обратно, и объясняет, что билет можно купить у кондуктора, а место обязательно будет. Видно, что россияне придают этому поезду большое значение.

 

На противоположном пути стоит электричка в Советск, там пассажиры могут пересесть на поезд в Клайпеду. Отправление с Южного вокзала — в 12:25. Я колеблюсь, но в итоге решаю, что нет, в следующий раз. Я надеюсь, что скоро появится регулярное железнодорожное сообщение между Гданьском и Калининградом, а также между Калининградом и Клайпедой. Идеальное путешествие. Но сегодня я в 18:05 (по калининградскому времени) вернусь в Польшу.

 

Запрещенные в России организации