Два спортивных эксперта считают, что заявленное возвращение бразильской звезды в «Пари-Сен-Жермен» из «Барселоны» приносит революцию в существовавшие правела трансферов. Игроки возвращают себе свои права.


Переход бразильского футболиста Неймара из «Барселоны» в «Пари-Сен-Жермен», бесспорно, означает большие перемены в юридических и, следовательно, экономических законах профессионального футбола. Как бы то ни было, считать, что все здесь упирается лишь в деньги, было бы ошибкой. Нынешние перемены касаются не столько находящихся в игре астрономических сумм, сколько механизмов их получения.


В классической схеме трансферы игроков являются уделом клубов, а футболисты передаются как товар с оговоренной суммой. По факту спортсмена не всегда подключают к переговорам, о факте которых ему сообщают в последний момент, хотя в конечном итоге он все же должен дать свое согласие, пусть и без реальной возможности отказа (это было бы очень плохо воспринято).


Тем не менее, эти времена прошли, и Неймар стал символом конца устаревших практик. Все завязано на старую, но до сих пор не теряющую актуальности составляющую договоров: освобождающую оговорку. Она устанавливает сумму, при выплате которой игрок может разорвать контракт с клубом-работодателем вне зависимости от оставшегося до его истечения срока. Оговорки были созданы для того, чтобы защитить клубы от несвоевременных уходов футболистов, и подразумевают огромные суммы, которые призваны стать сдерживающим фактором. Однако с появлением на международном футбольном рынке новых участников ситуация изменилась и цена сдерживания стала намного выше, учитывая, что акционеры (в данном случае катарский фонд QSI) располагают практически неограниченными ресурсами. Руководство футбольных клубов старого поколения не смогло вовремя это заметить.


Кроме того, новые участники не ограничиваются иным подходом к финансам и являются жесткими переговорщиками, которые прекрасно владеют имеющимися у них на руках финансовыми инструментами, открывая тем самым новую эпоху в области трансферов.


Клуб остается не у дел


В результате получается, что клуб-владелец остается не у дел: в данном случае это знаменитая «Барселона», которую знает весь футбольный мир. Клуб никак не принимал участия в переговорах, узнавая о ходе дела лишь из прессы или соцсетей. «Барселона» лишилась контроля над игроком и вынуждена искать замену, чтобы избежать серьезного ослабления состава.


Кстати говоря, в то же самое время «Барселона» пыталась заручиться услугами полузащитника ПСЖ Марко Верратти (Marco Verratti), у которого явно было желание перейти в каталонскую команду. Тем не менее задействованные ей средства отстали от жизни. Они были частью старого мира, то есть полностью зависели от клуба-продавца, в данном случае, ПСЖ, который долгое время сулил перспективу трансфера, но в конечном итоге сказал «нет» и напрямую обратился к Неймару, отказавшись от традиционных посредников. Верратти остался пленником договора с ПСЖ, а Неймар сбросил оковы благодаря освободительной оговорке. Переворачивается страница эпох.


Так, в отличие от классической системы трансферов с участием трех сторон, при использовании освободительной оговорки от клуба-владельца не требуется согласия на операцию. Его участие ограничено составлением изначального контракта и оговорки. Переговоры и новый контракт теперь касаются лишь игрока и клуба-покупателя. Договаривающиеся стороны изменились, или во всяком случае клуб-продавец лишен права голоса в операции. В ней теперь напрямую оговаривается будущая зарплата футболиста, а также сумма, которая поступит на счет его старой команды.


Обратная сторона освободительной оговорки


Таким образом, переход Неймара говорит о том, что к подобным оговоркам следует подойти с осторожностью: они были призваны защитить клуб, но лишь расшатывают его положение в новых условиях. Кроме того, произошедшее поднимает во Франции вопрос об освободительной оговорке, которая запрещена регламентом национальной лиги, хотя и разрешается ФИФА и многими европейскими странами. Необходимо изменить эти правила, поскольку они могут в перспективе помешать французским клубам привлечь лучших игроков.


Не следует забывать и о серьезных экономических последствиях операции: перед клубами стоят ограничения, в частности о «честной игре» в финансовой сфере. Она призвана обеспечить равноправие европейских клубов, к которому стремится Мишель Платини (Michel Platini). Если же акционер клуба финансирует покупку игрока в обход этого правила, оно теряет силу, и возникают разговоры о «финансовом допинге». Именно поэтому испанская лига объявила о намерении подать жалобу в УЕФА. На кону стоит равенство клубов испанского чемпионата, в том числе между «Реалом» и «Барселоной», которая внезапно получила 222 миллиона евро. Как бы то ни было, стоит отметить, что в прошлом лига смотрела на такое сквозь пальцы: в частности это касается перехода того же Неймара в «Барселону» в 2013 году за неизвестную сумму, который повлек за собой разбирательство об уклонении от уплаты налогов.


Широчайшие перспективы


Хотя сейчас и сложно сказать что-то определенное без понимания взглядов самого ПСЖ на сложившуюся ситуацию, своим протестом против выплаты суммы по освободительной оговорке испанская лига пытается спасти саму себя, поскольку ей не по душе эмансипация игроков. Она пытается сыграть в защиту против выдающегося дриблинга Неймара, который показал ей, куда дует ветер. Сама же она представляется пассивным свидетелем выходящих за границы ее понимания перемен.


В конечном итоге, этот трансфер означает смену парадигмы с широчайшими последствиями, как было в свое время с правилом Босмана. Кроме того, суммы еще больше возрастут, учитывая, что переход Неймара вдвое обошел самый дорогой до настоящего времени трансфер Поля Погбы (Paul Pogba) в прошлом году.


Как бы то ни было, произошедшее является в первую очередь признаком возвращения игроками самых элементарных прав: права выбирать работодателя, приходить и уходить, взять судьбу в собственные руки. Ведь в конце концов это они обладают талантом и умением восхищать.