Годами любители бокса ожидали этой схватки, и, наконец, Геннадий Головкин и Сауль Альварес (Saul Alvarez) встречаются друг с другом. Это самый громкий бой года. Мексиканец обещает: «Это будет страшно и жестоко».


Упрек звучит жестко. Его произносит Жан-Марсель Нарц (Jean-Marcel Nartz), человек, известный в своей области тем, что никогда не боится сказать то, что считает нужным. Даже если речь идет о щекотливых личных вопросах. Известно, что критик Жан-Марсель Нарц, 71 год, за свои яркие высказывания получает только аплодисменты. Этот житель Рейнской области предпочитает вести себя, согласно высказыванию: пусть лучше честность сожжет рот, чем молчаливо терпеть неприятные вещи.


Нарц заявил в беседе с WELT: «Диди (Did) сделал с Головкиным все не так. Он и его тесть отказались от Головкина. Теперь они все время должны кусать себе локти». Эти слова похожи на отличный прямой удар в подбородок. Нарц знает, о чем говорит. В немецком профессиональном боксе он считается легендой среди устроителей матчей.


В 90-е годы в конюшне боксеров Вильфрида Зауэрланда (Wilfried Sauerland) он подбирал противников для Генри Маске (Henry Maske), Акселя Шульца (Axel Schulz) или Свена Оттке (Sven Ottke). В 2003 году он на шесть лет ушел в конкурирующее предприятие Universum в Гамбурге и как технический руководитель делал то же самое для братьев Кличко, Дариуша Михалчевски (Dariusz Michalczewski), Феликса Штурма (Felix Sturm) или Геннадия Головкина, того боксера, речь о котором идет в его высказывании и который в субботу в Лас-Вегасе выступит в давно ожидаемом шоу против мексиканца Сауля «Канело» Альвареса. Если уж и есть дуэль, заслуживающая название бой года, то это и есть такой бой.


Но сначала вернемся еще раз к высказыванию Нарца. Когда он говорит «Диди», он имеет в виду Дитмара Пошву (Dietmar Poszwa), который в свое время управлял Spotlight-Boxing, дочерней фирмой компании Universum, шефом которой был тесть Пошвы Клаус-Петер Коль (Klaus-Peter Kohl). Молодой промоутер подписал договор с Головкиным поздней осенью 2005 года. Как предполагает Нарц, там речь шла о шестизначной сумме. Действительно хорошая сумма, чтобы привязать к себе казахстанца. Сегодня такие высокие выплаты немыслимы.


Но спортивные заслуги Головкина на любительском поприще позволяли в скором времени ожидать доходы от его выступлений. Средневес пришел в город на Эльбе как чемпион мира и серебряный призер Олимпиады, проиграв всего пять боев из своих 350 любительских встреч. Его разрушительный стиль боя, основанный на элегантной технике и репертуаре ударов как из учебника, восхищали каждого наблюдателя. Пошва и Коль тоже организовали первые бои этого неотшлифованного алмаза. За бой в шесть раундов Головкин получал до 80 000 евро. Даже какой-нибудь чемпион мира не мог бы получить больше. Однако не только выгодные доходы начинающего боксера побудили Головкина выбрать самую знаменитую европейскую конюшню боксеров. Он хотел добиться наивысшего титула как профессионал.


Деятели Spotlight и Universum сначала тоже намеревались добиться такой же цели, однако вскоре их интерес к Головкину угас. Они решили, что Головкин несмотря на их расчеты не подходит для немецкой публики как фигура, способная вызвать интерес и увеличить рейтинги телепрограмм. И ZDF, тогдашний телевизионный партнер, который выплачивал ганзейцам в год 20 миллионов евро, не особенно заинтересовался парнем с мощным ударом, угловатой внешностью и слегка выступающими губами, приехавшим из далекой Караганды, четвертого по величине города Казахстана, бывшей республики когда-то мощной советской империи.


Русский отец Головкина с такой же фамилией каждый день спускался там в шахту, чтобы добывать уголь. Его мать, по происхождению кореянка, как хозяйка дома заботилась о Геннадии и его трех братьях. Благосостояние было незнакомым словом для этой рабочей семьи. В начале девяностых после распада Советского Союза жизнь была тяжелой. В стране господствовала анархия. Часто на улицах происходили драки. При этом десятилетний парнишка не боялся выступать против мальчишек, которые были старшего его.


Все доставалось в борьбе


«Это было страшное и очень опасное время, потому что найти работу было очень тяжело, — вспоминает Головкин, 35 лет. — Если ты хотел, чтобы у тебя была пара хороших ботинок, ты должен был бороться, хорошие джинсы, ты должен был бороться, красивая бейсболка, ты должен был бороться». Он неохотно говорит об этом времени. Тем более, что оно отняло у него его старших братьев Вадима и Сергея, погибших в армии.


В этот сложный и полный страданий период он выучил одну вещь: если хочешь достичь чего-то особенного к тому же в тяжелых условиях, это можно сделать только при безусловной самоотдаче. С этой жизненной установкой он в 11 лет начал заниматься боксом. После Олимпийских игр 2004 года в течение полугода его посещали мысли о том, чтобы оставить карьеру бойца кулачного боя. Он был разочарован, потому что считал несправедливым судейство финального поединка, когда победа была отдана представителю России Гайдарбеку Гайдарбекову. Он чувствовал сильную обиду. Но к удовольствию его брата-близнеца Макса, который считался еще более талантливым, но проиграл ему во время олимпийской квалификации, он в конце концов пришел к другому мнению.

Боксер Геннадий Головкин


Поэтому позднее его не обескуражило отсутствие интереса к нему со стороны как его промоутера, так и ZDF, поскольку он не говорил достаточно хорошо по-немецки. Кроме того, они игнорировали его, делая ставку на многообещающее будущее тогдашнего чемпиона мира Феликса Штурма, со скандалом покинувшего Universum в 2009 году, и Себастьяна Цбика (Sebastian Zbik), который прекратил выступать в 2012 году. «У меня не было никакого шанса стать главным бойцом, хотя все восхищались моими нокаутами», — говорит Головкин, все еще несколько огорченно. Он даже предложил выступить на ринге против Штурма и Цбика, но этого никто не захотел. По убедительной причине. «Штурм и Цбик нокаутировали бы его, — заверяет Нарц. — Но на ринге он — хищник, настоящий киллер».


Когда появились признаки того, что Universum и ZDF расходятся, Головкин, которому тогда было 27 лет и у которого пока еще не было титула чемпиона мира, сообщил в январе 2010 года о расторжении договора со своим промоутером. В первой судебной инстанции он проиграл процесс, но продолжил его и в конце концов выиграл. Его карьеру саботировали, такое решение в марте 2012 года вынес суд Гамбурга. Наконец-то был открыт путь, чтобы взять свою судьбу в собственные руки. Его история Золушки получила совершенно новый оборот.


Уже в апреле 2010 года Головкин отправился в Мекку бокса, Америку, чтобы провести переговоры с тремя известными тренерами Фредди Роучем (Freddie Roach), Робертом Гарсия (Robert Garcia) и Абелем Санчесом (Abel Sanchez). Посредником в организации этих встреч для него был Том Лёффлер (Tom Löffler), невозмутимый, тихий импресарио с немецкими корнями. Там осевший в Лос-Анжелесе коммерческий директор Klitschko K2-Promotion вскоре подписал с ним контракт. Это было созвездие, выгодное для обеих сторон, Лёффлер несмотря на карканье многих скептиков вывел его на рынок США и тем самым продвинул его до уровня мирового бренда.


Решение Головкина в пользу Санчеса тоже оказалось стопроцентным попаданием, хотя учитель боксеров после первой встречи должен был сначала покопаться в Google, чтобы установить, с кем же он встречался. Уроженец Мексики, который тоже живет в Лос-Анджелесе, изменил свое мнение, когда почитал о любительских успехах и безупречном боксерском послужном списке, в который были занесены 37 побед, из которых 35 были завершены нокаутом. Санчес: «Святая корова, подумал я. такого не может быть».


Головкин, напротив, был очарован спокойной и рассудительной манерой поведения Санчеса и его боксерским залом, который находится в калифорнийском Бергене в Биг Бэар более 2000 метров над уровнем моря и в двух с половиной часах езды на машине от Лос-Анджелеса. Это было то, что он искал: спартанская целесообразно оборудованная тренировочная база в спокойной атмосфере. «Мне здесь не нужна нормальная жизнь. Я должен на 100% быть сконцентрирован на боксе и я могу иметь это в Биг Бэар», — уверяет Головкин.


Однако после знакомства прошло несколько месяцев, прежде чем менеджер Головкина Олег Германн снова позвонил Санчесу и попросил встретить Головкина в аэропорту Лос-Анджелеса. Тренер не поверил своим глазам, когда встретил своего нового ученика.«Он держал в руке только одну маленькую сумку, больше у него ничего не было, хотя он хотел остаться здесь на два месяца», — вспоминает Санчес. Тогда он удивлялся, теперь же это вызывает у него улыбку. «Я приехал на тренировку, — вспоминает Головкин, — а не на вечеринку. Бокс — это нечто серьезное, это не игра. Один удар может изменить всю твою жизнь».


Поэтому он, выполняя свою работу, также не хотел, чтобы у ринга сидел кто-нибудь из его семьи, кроме его брата-близнеца. Только его отец, умерший в 2014 году, смог однажды посмотреть выступление сына. Ни его мать, ни жена Алина, которая неделю назад родила второго ребенка, ни его восьмилетний сын Вадим, с которым он живет в Санта Монике, не видели его когда-либо в действии. Он хочет уберечь их от этого стресса.


За пределами огороженного канатами ринга Головкин — очень любезный собеседник, который своей очаровательной улыбкой и приятной вежливостью завоевывает сердца так же, как на ринге своим безжалостным менталитетом победителя, который сделал его лучшим профессиональным боксером. «На ринге должна происходить драма, и я создаю ее», — уверенно говорит он. Когда он выступает, все места раскупаются. Он стал первым неамериканцем, который заполнил Мэдисон Сквер Гарден с первого до последнего места.


Самой большой проблемой для Лёфлера стало найти подходящего соперника. «Мы всегда предлагаем больше денег, чем обычно, тем не менее все желаемые противники отказываются», — говорит промоутер. Оправдание трусов всегда одно и то же: «Я хотел бы побоксировать с Головкиным, но только в следующий раз».


Трусливый Альварес?


Но нокаутирующая сила непобедимого средневеса вызывает страх. 18 раз Головкин защитил свой титул чемпиона мира по версии IBF, WBA и WBC, его опережает только Бернард Хопкинс (США).


Против его земляка Дэниела Джэкобса он в марте в первый раз вышел в бой за титул чемпиона. Этот бой продолжался от первого до последнего раунда. По словам Головкина, так было задумано. «Если бы я нокаутировал и Джэкобса, у меня не дошло бы до боя с Альваресом», — предполагает король нокаутов. Мексиканец в таком случае, вероятно, снова бы уклонился.


Об этой дуэли говорят уже три года, однако промоутер Альвареса Оскар де ла Ойа (Oscar de la Hoya) постоянно раз за разом выводил своего клиента с линии огня. Альварес даже вернул престижный пояс чемпиона мира по версии WBC, чтобы избежать встречи с Головкиным. Видимо, прежний спарринг произвел на него сильное впечатление. Шесть лет тому назад они провели несколько раундов друг с другом. Свидетели сообщают, что Головкин выбил бы Альвареса, 27 лет, с ринга, если бы только захотел.


Альварес, который после всего 46 любительских боев стал профессионалом в 15 лет, тем не менее превратился в самого лучшего в мире полусредневеса (49 побед, 34 нокаута, одно поражение, одна ничья). На своем пути к этому званию бывший чемпион был остановлен только Флойдом Мэйвезером-мл. (Floyd Mayweather-jr). После ухода последнего с ринга Альварес и Головкин, которого также называют «Тройное Г», согласно буквам его полного имени Геннадий Геннадьевич Головкин, считаются блокбастерами сцены. Перед дуэлью с Головкиным Альварес заявил: «Это будет страшно и жестоко, я еще ни разу так не готовился к бою, как в этот раз».


Обоим боксерам гарантирована оплата 25 миллионов долларов за этот бой (воскресенье, 3 часа среднеевропейское летнее время MESZ). При таких суммах становится ясным, почему Нарц утверждает, что прежние работодатели Головкина за свою ошибочную оценку должны теперь кусать себе локти. Они получили бы примерно треть этой суммы, если бы принимали здесь участие.