Российских военнослужащих на Украине нет — по крайней мере, Кремль настаивает на этом на протяжении месяцев. Однако недавняя встреча в единственном до сих пор работающем ресторане в Луганске опровергла это утверждение.

Когда недавно вечером из колонок музыкального центра в кафе «Плакучая ива» понеслись звуки песни Селин Дион, туда вошли шестеро российских солдат, чтобы поужинать под водку.

Военнослужащие, одетые в новейшую форму российской армии, расселись за двумя столиками. Когда зазвучала баллада 1994 года «Love Is All Around», один товарищ повернулся к другому и спросил, не смотрел ли он случайно фильм «Реальная любовь», Ну, тот, в котором играет Кира Найтли.

Вскоре они пригласили за свой столик двух западных журналистов. Один военнослужащий сказал, что они пробыли в Луганске целый месяц. Это означает, что солдаты прибыли туда уже после подписания 5 сентября соглашения о прекращении огня между повстанцами и Киевом.

Их цель — «обучать местное население», сказал солдат по имени Максим родом из российской Воронежской области. Отвечая на вопрос о том, добровольно ли они приехали на Украину, Максим саркастически ответил: «Конечно мы добровольцы. Нас никто сюда не посылал». Затем он продолжил более серьезно: «Нам отдали приказ: кто хочет поехать добровольцем? И мы все подняли вот так руки». Он насмешливо показал, как человека заставляют поднять руку вверх.

Участие российских солдат в боевых действиях на Украине — один из самых острых элементов конфликта, унесшего на сегодня жизни 3700 с лишним человек.

Западные государства считают, что российские войска и тяжелое вооружение сыграли важную роль в срыве операции украинской армии по усмирению двух восточных областей, которые наводнили пророссийские сепаратисты. Сегодня Донецкая и Луганская области находятся под их контролем, что стало результатом непрочного перемирия.

Москва настаивает на том, что все российские граждане, воюющие на стороне сепаратистов, это добровольцы, и что солдаты, таинственным образом оказавшиеся на украинской территории, отправились туда в отпуск, сделав перерыв в своей военной карьере.

Однако факты на местах говорят об обратном. В начале сентября НАТО заявила, что на востоке Украины воюют 3000 российских солдат, находящихся на действительной военной службе, а Киев увеличил эту цифру до 10000.

Как сообщило агентство Reuters, комиссия по военным делам при президентском совете по правам человека заявила, что в ходе боевых действий на востоке Украины погибли 100 военнослужащих из состава 18-й мотострелковой бригады, войсковая часть 27777.

В августе Киев разместил в интернете видеоинтервью с 10 солдатами, захваченными на востоке Украины. Они признались, что являются российскими десантниками. Кроме того, внимание к себе привлекла и Псковская воздушно-десантная дивизия. 20 августа, за день до того, как украинские военные заявили о захвате двух бронемашин из состава псковской дивизии, погибли как минимум два десантника.

Боевики из неспокойных российских регионов Чечня и Северная Осетия также играют заметную роль в боях на Донбассе. Эти люди действуют там с мая месяца, когда они впервые начали беседовать с репортерами, в том числе, из Financial Times. Хотя большинство мужчин, стоящих на блокпостах повстанцев в Донецкой и Луганской областях — местные жители (как и те, кто участвует в боевых действиях), имеются убедительные доказательства того, что наемники там тоже присутствуют. Похоже, что некоторые из них проживают в донецкой гостинице Ramada, где номер стоит 100 долларов в сутки. Это один из немногих донецких отелей, продолжавший работать на всем протяжении боевых действий.

Интерьер в «Плакучей иве» — это дань уважения советскому приключенческому фильму 1968 года «Бриллиантовая рука». На стеклянных витринах вдоль стен можно увидеть поддельный реквизит из той картины и отдельные фотокадры. Вскоре в разговор вступают сидящие там спутники Максима. Это Слава, которого остальные называют командиром, одетый в форму российских вооруженных сил с официальными знаками различия, Саловат, которого товарищи называют «Татарином» из-за его национальной принадлежности, долговязый и черноволосый парень чуть старше двадцати лет со шрамом на щеке, которого зовут Кирилл, и четвертый человек, по внешнему виду похожий на выходца с российского Кавказа.

Последний и самый трезвый человек из этой группы по имени Станислав, узнав, что оказался в компании репортеров, тут же направился к выходу.

Эти люди очень сильно отличались от местных ополченцев. Те боевики, что воюют с украинской армией, носят очень разнообразную одежду из камуфляжа, зачастую приобретая ее в охотничьих и рыболовных магазинах и на рынках. Они также постоянно находятся при оружии, нося с собой пистолеты и «Калашниковы» повсюду, даже в общественных и административных зданиях. Шестеро человек в «Плакучей иве» выглядели совсем иначе. Все были одеты в одинаковую камуфляжную форму зеленого цвета, которую официально представили совсем недавно — в декабре 2012 года. Ни один из них не был вооружен.

По словам военных, они ходят в это кафе с момента прибытия в Луганск месяцем ранее. Этот город, принявший на себя основной удар в ходе летних боев, по-прежнему живет без электричества. Света нет с лета, и мужчины были вынуждены пить свое пиво в темноте.

По их словам, обучение они ведут ежедневно, в том числе и в выходные дни. Правда, они не стали уточнять, какого рода обучением занимаются.

Хотя в центре города бои прекратились, в Луганске с восьми часов вечера действует строгий комендантский час. Незадолго до его наступления солдаты расплатились и, качаясь, направились к двери. Командир Слава нес в руке фирменную бутылку водки кафе «Плакучая ива».

«На ваших глазах умрут миллионы!» — закричал Саловат репортеру. На этом вечеринка закончилась.

Добровольцы записываются на войну на Украине через интернет

Хотя появляется все больше свидетельств участия в боях на востоке Украины российских солдат и наемников, многие находящиеся там российские граждане действительно являются добровольцами, как заявляет Москва.

Сидя в донецкой кофейне, братья из Сибири Олег и Сергей объясняют, что решили поехать воевать в Луганскую область после того, как стали свидетелями ужасного столкновения между сторонниками России и ультранационалистическими футбольными фанатами в Одессе. То столкновение стало причиной гибели десятков пророссийских демонстрантов, сгоревших в пожаре.

Олегу 41 год, он работал экономистом в хорошо известной транснациональной компании в одном из крупнейших сибирских городов. По его словам, он выразил желание вступить в ряды ополченцев в июне, сделав это через интернет-организацию, помогающую отправлять российских добровольцев. Он попросил, чтобы его отправили воевать под начало Алексея Мозгового, командующего грозным луганским батальоном «Призрак».

За несколько дней до отъезда Олега в начале августа его 28-летний брат Сергей, работавший строителем, заявил, что хочет поехать вместе с ним.

«Люди говорят, что мы находимся в чужой стране, но это не так. Это наша земля, — сказал Олег. — Эта война не просто что-то материальное, но и духовное. Это борьба против ценностей западного мира».

Он без запинки перечислил прегрешения Америки и Европы. В основном это признание Западом однополых браков и защита прав геев. «Мы верим в любовь — в любовь между мужчиной и женщиной», — заявил Олег.

«Америка — великая страна. У вас великолепные “Харлеи”. Вы можете носить оружие, — сказал он. — Но она великая только для тех, кто хочет там жить. Америка не должна пытаться строить демократию в других странах».

Братья признают, что прошедшие два месяца были непростыми. «Это не антитеррористическая операция. Это геноцид», — заявил Сергей по поводу военного наступления Киева на востоке. По его утверждению, бойцы батальона неоднократно находили трупы ополченцев «с перерезанным горлом, с отрезанными головами». Он обвиняет украинские батальоны в том, что они оскверняют тела своих жертв. Киев утверждает, что этим занимаются сепаратисты.

Мужчины рассказали, что после 5 сентября, когда было объявлено о прекращении огня, активные боевые действия продолжались. По их словам, перемирие существует только на бумаге. Они не планируют возвращаться домой. «Мы знаем, что война не может длиться всего один или два месяца», — сказал Сергей.