У нас в Силиконовой долине говорят так: запускай раньше и чаще. Смысл в том, что успеха в инновациях добиваются те компании, которые быстро пробуют внедрить новые идеи, проверяют их работоспособность, улучшают продукцию, после чего цикл повторяется. Те, кто запускают продукт часто, также пользуются эффектом экономии от масштаба, благодаря чему запуски можно осуществлять ещё быстрее и проще. Ключ к инновации во многом лежит в скорости исполнения.


Агентство НАСА — а его работа всецело зависит от инноваций — могло бы воспользоваться теми же установками. Для реализации своих целей — полётов в космос — НАСА должно проявить способность к творчеству и риску, в противном случае ему не удастся адаптироваться ни к новым технологическим реалиям, ни к меняющейся политической конъюнктуре, а внушительные планы, простирающиеся на десятилетия в будущее, станут никому не нужными и рухнут.


За те двенадцать лет, когда я работал в НАСА, — а ушёл я оттуда в 2007 году — мы запускали примерно по четыре шаттла в год. Бывало и так, что частота запусков снижалась ещё больше, например, в конце девяностых, когда начинала строиться Международная космическая станция, и в 2003, сразу после того, как взорвался шаттл "Колумбия". И я лично видел, как это плохо для прогресса, когда запуски-старты происходят редко.


Вылетов делается так мало, что буквально каждый шанс провести испытания нового оборудования или научное исследование расписан на годы вперёд, что отнюдь не стимулирует инженеров пробовать новые идеи. Скажем, опытные образцы новых систем жизнеобеспечения так и не были испытаны в деле, из-за чего пришлось заменить данные, полученные на реальных испытаниях, аналитическими.


Ход работы замедлился, пропал нужный настрой, пошёл на снижение профессионализм в управлении полётами, работе с оборудованием и всех прочих видах деятельности. Шаттл — это великолепная машина, но в то же время настолько дорогостоящая и сложная в эксплуатации, что большая часть работы в НАСА была направлена на собственно запуск шаттла в космос, а на исследования оставалось уже совсем мало ресурсов. Представьте, как бы всё изменилось, если бы у нас было по запуску в неделю!


Крайне важно понимать разницу между ракетой с одной стороны и космическим кораблём и его грузом (научные приборы, аппаратура, люди и прочее) — с другой. При планировании космических полётов цель должна быть такая: чтобы система запуска была как можно мощней и надёжней, а сами запуски производились как можно чаще, чтобы обеспечить возможность экспериментировать и улучшать характеристики кораблей и грузов, нужных для выполнения миссий.


Как я понял, в НАСА не могут заставить систему делать больше запусков, чем предусмотрено, так как в этом случае они выйдут за рамки бюджета или, что ещё хуже, начнут экономить на безопасности. Значит, в будущем проектировать системы надо будет так, чтобы ими могли управлять небольшие коллективы.
Это не только повысит способность НАСА запускать в космос новые виды грузов, но и сделает сами системы запуска более надёжными. В конце концов, чем чаще ракету запускают, тем лучше можно понять её работу и тем безопасней она становится. Также частые запуски снизят их стоимость в долгосрочном периоде.


У этой стратегии есть и оборотная сторона: в условиях фиксированного бюджета частые запуски сделают обязательным проектирование малых по размеру ракет. Таким образом, любой корабль больших размеров придётся собирать и заправлять уже в космосе, а не на земле. Но если частота полётов будет высокой, а системы запуска — мощными и надёжными, то подобные трудности удастся преодолеть. В противном же случае, если НАСА будет запускать всего по несколько ракет в год, будет сложно держать темп инноваций, необходимый для реализации любой долгосрочной программы.


Российская ракета "Союз" демонстрирует преимущества частых запусков. Различные варианты этой ракеты запускались в космос более 1700 раз, то есть более, чем тридцать раз за год. В результате "Союз" стал одной из самых надёжных существующих ракет. В 2003 году я летал в космос на борту "Союза", как раз тогда, когда шаттлы НАСА перестали запускать из-за катастрофы с "Колумбией".


Ничто не мешает американским компаниям строить подобные, но модернизированные ракеты — этакие "рабочие лошадки" средних размеров, способные выдерживать частые запуски. Если бы НАСА пообещало покупать по одной такой ракете в неделю, производители также смогли бы выгодно продавать её копии для запуска коммерческих кораблей и спутников по ценам намного ниже нынешних, тем самым дав стимул развитию космических технологий в таких отраслях, как телекоммуникации, космические съёмки и даже туризм.


Для того, чтобы сохранять бурно развивающуюся инновационную программу, НАСА должны участить запуск ракет. Необходимо выставить новое требование — чтобы раз в неделю производился запуск новой системы, а затем предложить частным компаниям контракты на проектирование и строительство ракет, способных работать с такой частотой. Делая ранние и частые запуски, НАСА сможет вернуться в индустрию космических исследований.