OWNI и WikiLeaks рассказывают о методах работы одного из лидеров в области частной разведки, техасской компании Stratfor. Она представляет собой нечто вроде наемника от разведки, который яростно следит за сохранностью собственных производственных секретов. WikiLeaks намеревается постепенно выложить в сеть пять миллионов электронных писем из переписки компании.

WikiLeaks обнародует переписку одной из крупнейших частных разведывательных компаний Stratfor при партнерстве Rolling Stones в США, канала ARD в Германии, la Republica и l’Espresso в Италии, Publico в Испании и OWNI во Франции.

В рамках этой кампании WikiLeaks публикует базу данных из пяти миллионов электронных писем, которые были составлены в период с июля 2004 года по декабрь 2011 года и раскрывают тайны этого основанного в 1996 году необычного предприятия из техасского Остина. Вокруг этой организации вращаются бывшие тайные агенты, дипломаты, отставные военные и самые разные чиновники, которые хотят обеспечить себе безбедную старость.

Читайте также: WikiLeaks публикует засекречнные данные о конфликте вокруг Фолклендских островов

В декабре прошлого года хакеры из Anonymous сообщили, что им удалось проникнуть на серверы этой лидирующей в своей сфере американской компании и скопировать значительные объемы данных, которые позволяют лучше понять ее деятельность.

Методы сбора сведений

В перспективе изучение составленной WikiLeaks базы данных должно пролить свет на методы сбора информации, которую Stratfor затем продает наиболее щедрым клиентам (как предприятиям, так и правительствам по всему миру) в поистине промышленных масштабах, поддерживая по меньшей мере непрозрачные связи с государственными службами.

Сначала мы решили попытаться понять источники поддержки и «сырья» для отчетов и анализов, которые продает предприятие. Дело в том, что они во многом задают тон ее маркетингу, которому намеренно придают шпионскую окраску.

Так, в переписке от 1 октября 2009 года между несколькими высокопоставленными руководителями компании поднимается вопрос о прямой передаче клиентам необработанной информации. По некоторому размышлению ответ менеджеров сводится к тому, что такое решение может создать противоречие между окутанным тайной имиджем Stratfor и его реальной работой:

«С точки зрения бренда, который опирается на Качество, Статус и Таинственный ореол, мне кажется, что излишняя демонстрация нашей внутренней работы негативно отразится на таинственном ореоле. Никто не знает, как именно мы собираем информацию. Это одно из самых крутых и таинственных качеств Stratfor. Обнародование необработанной информации может и будет смотреться круто несколько недель, но сделает нашу работу более предсказуемой, что несколько развеет наш таинственный ореол вокруг сбора информации».

Официально Stratfor гордится тем, что сообщает конфиденциальные сведения, однако внутренняя переписка свидетельствует о наличие определенной градации. Примечание А означает информацию, «которую нельзя найти где-либо еще», отметка В - доступную «лишь в ограниченных кругах» информацию. Другие обозначения относятся к сведениям из открытых источников, которые содержат представляющий интерес анализ (С), неизвестны широкой аудитории (D) или доступны в различных местах (F).

Еще по теме: По данным WikiLeaks Россия передала Израилю коды от иранской ПВО

Во внутренней переписке аналитики добавляют несколько пунктов, когда отчитывают о работе с источниками: код, представление (то, как цитировать источник), описание источника для внутреннего использования, возможность обнародования информации, особые примечания и имя человека, которому поручено поддерживать с ним контакт.

Министры и открытые источники

На самом деле в повседневной работе Stratfor лишь очень немногих из источников компании окружает такая завеса тайны. Прежде всего, по большей части, речь идет об обычных статьях с различных сайтов. В противном случае, должность и прочие сведения об источнике всплывают по мере чтения. Ими оказываются журналисты, бизнесмены, сотрудники разведслужб и военные, реже политики и дипломаты.

Так, 2 сентября 2011 года аналитик рассказывает о своей беседе с первым советником и военным атташе посольства Чехии в Вашингтоне. Первый советник в скором времени должен был стать госсекретарем по иностранным делам. Этот частный разговор о роли НАТО был приписан источникам Stratfor в Праге и Вашингтоне.

У директора Stratfor Джорджа Фридмана (Georges Friedman) есть доступ к более высокопоставленным источникам, однако те по большей части готовы поделиться своей аналитикой, а не точными сведениями. Так, в электронном письме от 20 февраля 2010 года он рассказывает о встрече с бывшим госсекретарем президента Рейгана Генри Киссинджере (Henry Kissinger), бывшим директором Федеральной резервной системы и советником Обамы Полом Волкером (Paul Volcker) и министром финансов при Рейгане и Буше Николасом Брейди (Nicholas Brady). В июле 2011 года он пишет о беседе министром иностранных дел Казахстана по поводу ситуации в регионе.



Тем не менее, по большей части разговор основывается на информации из открытых источников. Далее мы видим попытку провести подробный и оригинальный анализ ситуации, к которому примешивается немалая доля почти ничем не подкрепленных сведений.

Еще по теме: Жертвы WikiLeaks в Литве

В письме от 13 сентября 2010 года аналитик Шон Нунан (Sean Noonan) отправляет статью из The New York Observer о строительстве исламского центра поблизости от места, где раньше стояли башни Всемирного торгового центра. Другой сотрудник компании Фред Бертон (Fred Burton) отвечает ему, что ответственный за реализацию проекта имам на самом деле информатор ФБР: проверить достоверность этой информации вряд ли возможно, однако она в корне меняет восприятие статьи.

Открытые источники

Таким образом, чаще всего именно сведения из открытых источников становятся основой для синтетических заметок, на которые клиенты компании готовы потратить огромные деньги, чтобы ощутить себя в курсе событий. Так, например, в сентябре 2009 года Stratfor составил два отчета о предложениях, которые представили Бразилии три производителя истребителей.

Тем не менее, на самом деле эти 7- и 17-страничные документы лишь повторяют статьи из прессы о торговых предложениях шведского Saab и французского Dassault, а также доступные на их интернет-сайтах сведения.

В феврале 2008 году компании заказывают провести анализ химической промышленности. Клиент (его имя не уточняется) хочет получить информацию «о текущих и будущих рисках», которые могут угрожать предприятиям сектора. Особое внимание уделяется ценам на нефть, опасности национализации активов в определенных странах и законодательным мерам в области химического производства. Вся эта информация доступна из открытых источников.

Кроме того, Startfor удается получить документы до их официальной публикации. Так, аналитик по евразийскому региону отправляет в письме отчет рейтингового агентства Moody’s о долговом кризисе в Ирландии до его открытого выхода.

Критерии оценки

Классификация нескольких закрытых источников, которая наводит на мысль о тайных связях с сотрудниками государственных разведслужб, происходит по совершенно иным правилам. Здесь учитывается скорость ответа на запрос (Source Timeliness), близость к информации об интересующем вопросе (Source accessibility) и доступность (Source availability). То же самое касается и качества передаваемых сведений.

Измеряется также достоверность и эксклюзивность информации. В каждой категории затем ставится оценка от А (лучшая) до F (худшая) без Е. Способный дать ответ в течение 24 часов источник получает рейтинг А, тогда как F достается тому, получить ответ от которого можно только «если повезет».

Еще по теме: Именные депеши WikiLeaks


Степень осведомленности начинается с «близкого знания» того или иного вопроса (А). Далее следует не совсем точное знание темы («например, если мы спрашиваем кого-то из нефтяной сферы о природном газе»). Самая низкая оценка достается тем, кто «ничего не знает о конкретной отрасли промышленности».

Информация, которую можно «положить в банк» заслуживает высшей оценки с точки зрения достоверности. В то же время F достается сведениям, которые «скорее всего, являются дезинформацией».

Слухи

Сфера деятельности Stratfor очень широка. Она простирается от экономической информации до геополитики. Кроме того, эта частная разведывательная компания занимается и внутренней политикой, отправляя сообщения, в которых зачастую бывает невозможно отличить слухи от проверенной информации. Так, на следующий день после президентских выборов в США в 2008 году некий чиновник сообщает, что проигравший кандидат от республиканцев Джон Маккейн (John McCain) решил не начинать разбирательство по делу о нарушениях в Огайо и Пенсильвании, потому что это могло нанести «ущерб стране».

Два дня спустя появляется еще одно сообщение о прошедших выборах. Один из руководителей Stratfor Фред Бертон (Fred Burton) утверждает, что «черных демократов поймали за тем, как те подкладывали бюллетени в урны в Филадельфии и Огайо». Кроме того, он утверждает, что Маккейн решил отказаться от борьбы, но с этим решением в его партии согласны далеко не все.

Сформулированная таким образом гипотеза вплотную приближается к теории заговора. Подобные сообщения наглядно свидетельствуют насколько работа этих торговцев исследованиями рисков и геополитических анализов нацелена на то, чтобы пустить пыль в глаза.