Террористическая группировка ИГИЛ (*запрещенная в России организация — прим. ред.) терпит поражение. В конце 2014 года исламисты заявили о своих претензиях на территорию, на которой проживало 11 миллионов человек и равную по размерам Великобритании. Но ИГИЛ потеряла около 60% этой территории, а население на подконтрольных группировке землях сократилось к настоящему времени до двух с половиной миллионов человек.


Это стало возможным в результате того, что на позиции ИГИЛ наступают со всех сторон. На западе, в Сирии, ИГИЛ противостоит поддерживаемая Россией сирийская армия и ее союзники. Курды атакуют ИГИЛ с севера, а иракская армия — с юга и запада. И курдам и иракцам помогают США. Мосул — крупнейший из находившихся в руках ИГИЛ город в Ираке — недавно был взят иракской армией.


Потеря столицы ИГИЛ в Ираке имеет символическое значение. Именно в Мосуле исламисты в 2014 году заявили о создании исламского халифата. Это отличает ИГИЛ от других террористических организаций, таких, например, как «Аль-Каида». ИГИЛ — не просто джихадистская сеть, действовавшая в ряде стран. Группировка действительно управляла подконтрольной ей территорией, которую назвали «Исламским государством». После потери Мосула падение исламского халифата кажется неизбежным. Что произойдет после поражения ИГИЛ?

 

Первая проблема состоит в том, что бойцы ИГИЛ намерены вернуться домой. Когда в 2014 году ИГИЛ захватило значительные куски Ирака и Сирии, в ряды вооруженных отрядов халифата влились тысячи иностранных бойцов со всего мира. Согласно данным ООН, к июлю 2016 года в рядах вооруженных формирований ИГИЛ насчитывалось около 30 тысяч иностранных наемников, прибывших из Туниса, Марокко, Иордании, Саудовской Аравии. Сотни «солдат удачи» — из таких стран как Бельгия, Германия, Великобритания. Десятки — даже из США.


Все они присоединились к ИГИЛ по разным причинам, но одна из важнейших та, что это была реальная территория, где предполагалось создать государство, основанное на крайних представлениях о законах Ислама. ИГИЛ пропагандировало свои убеждения с помощью жестоких кричащих видео, размещенных в интернете, побуждая самых разных людей, не только бойцов, приезжать строить «Исламское государство». Среди приезжавших были не только молодежь, не только «солдаты удачи», были женщины, дети и даже целые семьи. Но теперь территория ИГИЛ сокращается, а государство исчезает. Те кто выжил, будут искать, куда им теперь податься. И главная проблема в том, что многие из этих людей подвергнуты идеологической обработке, у них прочные связи и они могут совершать кровавые теракты.

 

Аналогичная ситуация сложилась в Афганистане в 1980-х годах, когда иностранные наемники прибыли в Афганистан, чтобы помочь моджахедам противостоять советскому вторжению. После того, как СССР вывел войска, многие бойцы продолжили вести джихад в разных точках мира, в том числе в Боснии, Чечне, Сомали, Судане. В результате появилась международная сеть джихадистов, многие из которых были связаны с Усамой бен Ладеном и «Аль-Каидой» благодаря их деятельности в Афганистане. И действительно некоторые из них совершили теракты против стран Запада, включая США. Нас беспокоит, не повторится ли эта ситуация теперь с бойцами ИГИЛ. Они действительно могут вернуться домой, например в Европу, и там проводить террористические атаки.


Вторая проблема. Что делать с ВС США после падения ИГИЛ? В настоящее время США помогают сирийцам и иракцам одолеть ИГИЛ. В Сирии находится около тысячи американских солдат и около 6 тысяч — в Ираке. «Столица» ИГИЛ в Ираке — Мосул — освобождена от ИГИЛ, и сейчас США оказывают поддержку в освобождении Ракки — «сирийской столицы» ИГИЛ. После того, как будут взяты оба города, игиловцы рассеются по сельским территориям, прилегающим к этим городам.


У Администрации Трампа есть два варианта: либо оставить американские войска здесь, либо их отправить домой. Но, во втором случае, не исключено, что регион может вновь погрузиться в состояние войны. Первый вариант — большой политический риск для Трампа. Ведь во время президентской кампании он обещал, что США не будут вовлечены в конфликты в других странах, требующие вложения американских денег. Если Трамп решит оставить американские войска в регионе, это будет означать, что он идет против своей философии, которой придерживался в ходе предвыборной кампании. Совершенно очевидно, что второй вариант также представляет риск для Трампа. Если американские войска уйдут из этого открытого пространства, в регион вернется насилие.


Посмотрим, например, что случилось в 2011 году. Администрация Обамы вывела из региона большинство американских войск. Это позволило шиитскому правительству Ирака принять жесткие меры против суннитского населения страны и ИГИЛ извлекла из этого выгоду. Представив себя в роли защитника от шиитского правительства, группировка получила поддержу и в результате окрепла…


Третья проблема: изменение представления о сущности ИГИЛ. До сих пор ИГИЛ имела целью защитить подконтрольные ей территории в Ираке и Сирии. Проблема в том, что ИГИЛ сейчас на грани того, чтобы их утратить. Когда это произойдет, представление об ИГИЛ как о территории исчезнет. ИГИЛ превратится в идею, и люди будут сражаться за идею. Эта идея такова, что люди будут готовы за нее и убивать, и умирать. Когда игиловцы пришли к власти, многие думали, что это не «Аль-Каида», не террористы, которые планируют атаки за границей, в странах Запада, а группировка, которая владеет территорией и хочет ее контролировать.


Трагическое опровержение этого представления пришло в октябре 2015 года. Ответственность за теракт, совершенный над Синайским полуостровом, в результате которого был взорван российский пассажирский самолет, взяла на себя ИГИЛ. На своем интернет-канале ИГИЛ опубликовала фотографию взрывного устройства, которое было использовано для уничтожения авиалайнера. Волна террористических атак ИГИЛ прокатилась по Лондону, Парижу и Ницце. В результате погибли сотни людей. Десятки людей погибли в Калифорнии и Орландо.


Эти теракты свидетельствуют о том, что террористы не обязательно должны быть членами ИГИЛ. Люди, находясь в стране проживания, могут попадать под влияние радикальных идей. И это приводит к тому, что случилось в Сан-Бернандино (Калифорния), где супружеская пара расстреляла 14 человек, или в Орландо, где стрелок-одиночка убил 49 человек. В обоих случаях ИГИЛ взяла на себя ответственность, но в обоих случаях между ИГИЛ и этими людьми не было никаких связей. Радикализация этих людей произошла через Интернет.


ИГИЛ понимает, что пропаганда имеет значение, и ИГИЛ знает в этом толк. У ИГИЛ есть люди по всему миру, владеющие английским и арабским языками. Они используют страницы на Facebook и Twitter-аккаунты, где размещаются профессионально записанные видеоролики. Они действительно оказывают влияние на людей, у которых есть предрасположенность к определенному взгляду на мир, и подталкивают их убивать за идею… ИГИЛ может быть уничтожена на земле — в Ираке и Сирии. Но уничтожить идею невозможно.