Финляндия, Южная Корея и Гонконг возглавили рейтинг 20-ти самых успешных образовательных систем мира, составленный британской компанией Pearson по заказу аналитического отдела журнала Economist и опубликованный в газете Times. Великобритания на шестом месте, Россия — на последнем.

Рейтинг составляется по результатам международного теста по выпускным баллам школьников за 2006-2010 годы, а также по статистическим данным самих государств — например, по количеству детей, поступающих в университеты.
По словам одного из составителей рейтинга сэра Майкла Барбера, самыми успешными оказались те страны, где статус учителя высок и существует развитая образовательная культура.

«Лидирующие позиции в нашем списке занимают те государства, которые предоставляют учителям высокий статус, — сказал в интервью Times Майкл Барбер. — В этих странах есть настоящая культура образования».

В рейтинге Pearson Британия получила более высокую оценку, чем по авторитетным тестам Pisa, проводимым Организацией европейского сотрудничества и развития (ОЭСР), однако данные Pisa учитывались при составлении списка Pearson.

Читайте также: Рост расходов на здравоохранение и образование в России

Вслед за двумя образовательными «сверхдержавами», Финляндией и Южной Кореей, на 3-5 месте идет ряд азиатских стран, известных высокой результативностью школьной системы: Гонконг, Япония, Сингапур.

Тонкие материи

Британская система обучения, которая рассматривалась как единое целое, без деления на английскую, шотландскую или североирландскую, возглавляет подгруппу с показателями «выше среднего», куда попали также Голландия, Новая Зеландия, Канада и Ирландия.

В группу «середнячков» вошли США, Германия и Франция. В конце рейтинга значатся Мексика, Бразилия и Индонезия.

Тесты на грамотность, а также международные экзамены по математике и естествознанию, на основании которых идет сравнение стран, проводятся раз в три-четыре года. Таким образом, рейтинг дает реальную картину, но запаздывает на несколько лет.

Цель компании Pearson — создать банк информации о достижениях в сфере образования.

Изучив те страны, в которых модель обучения оказалась наиболее успешной, авторы рейтинга пришли к выводу: деньги, выделяемые на образование, важны, но еще важнее культура, способствующая желанию и возможности учиться.

Также по теме: Коррупция разъедает российскую образовательную систему

Финансирование легко измерить, сказано в отчете Pearson, однако более тонкие материи — например, отношение общества к учебе — играют в системе образования еще большую роль.

Феноменальные показатели азиатских стран отражают ту высокую ценность, которую знания имеют в глазах родителей. Этот же фактор продолжает играть роль, когда семьи переезжают в другую страну, сообщается в отчете.

Важность школьной автономии

Лидер рейтинга и «серебряный призер» — Финляндия и Южная Корея — разительно отличаются друг от друга, но обе страны отличает вера людей в важность образования и его высокую моральную ценность.

Авторы отчета обращают внимание на уровень преподавателей: лучшие ученики — это те, кого учат лучшие учителя. И дело не только и не столько в зарплате, так как большую роль играет общественный статус и уважение к профессии, хотя фактор денег также был учтен в исследовании.

Прямой связи между более высоким заработком учителя относительно среднего по стране и оценками школьников рейтинг не выявил.

Читайте также: О конкурентоспособности образования на русском языке

А вот на экономических показателях страны сметливость школьников отражается напрямую, особенно теперь, в условиях глобализированной экономики, где высоко ценятся навыки и профессионализм работников.

Принципы работы школ, так же как и возможность семьи выбирать школу для ребенка, как оказалось, напрямую не связаны с уровнем обучения.


Большинство стран, расположившихся в верхней части рейтинга, имеют развитую школьную автономию. Среди них Голландия, Британия и Гонконг. А вот в Финляндии школы не имеют большой самостоятельности, хотя страна и заняла первое место.

Статус российского учителя

Член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов согласен с позицией Pearson о значимости статуса учителя, а также местом, которое в рейтинге заняла Россия.

«К сожалению, я боюсь, что такая оценка, 20-е место, по-видимому, сегодня совершенно справедлива. Я наблюдаю ситуацию начиная с 50-х годов и помню отношение к учителю, он все-таки был уважаемой фигурой. Сейчас это далеко не так — и в материальном отношении и по статусу в обществе»,- сказал Абрамов в интервью Би-би-си.

Также по теме: «Вооруженные» американским образованием мировые лидеры


По словам Абрамова, в последние годы ситуация ухудшилась, и учитель превращается в «раба» своего начальства. Вместо участия в конференциях, повышения квалификации и общего культурного уровня, учителя пишут «бессмысленное количество» отчетов и заполняют электронные журналы, отметил член-корреспондент РАО.

«Когда декларируется чисто экономический подход, а зарплата учителя зависит от качества, на деле это сводится к тому, что начинается битва за показатели качества, — говорит Абрамов. — [Учитель] превращается в человека, который каждый день оправдывает свою зарплату».

В этой ситуации учитель зависим от директора школы, а директор — от управления образования, добавил член-корреспондент РАО.

Абрамов также заявил, что «система педобразования рухнула», из-за того что ей уделялось слишком мало внимания после распада СССР. Попадание многих педагогических институтов в резонансный «список неэффективных вузов» академик назвал оправданным.

«Но cамое главное, что есть еще помимо статуса учителя — резкое падение престижа образования, науки, культуры в стране. Можно по-разному относиться к советскому времени, но уважение к знанию, к ученому, к профессору — оно было», — заявил Абрамов Би-би-си.

В октябре группа учителей потребовала внесения поправок в новый законопроект об образовании. В существующем варианте они увидели опасность коммерциализации и «смерти массового образования и науки».

Читайте также: Можно ли реформировать образование в России?


«Геополитическая конкуренция»

Российские власти традиционно упрекают в несправедливости международные рейтинги в области образования, Россия в которых, как правило, занимает далеко не лучшие позиции.

Генеральный секретарь Российского союза ректоров Ольга Каширина в сентябре объяснила это, в частности, «геополитической конкуренцией».

Заявлению Кашириной предшествовала новость о том, что в 2012 году ни один российский вуз не вошел в список «рейтинга репутации», составляемого Гарвардским университетом.

Экс-министр образования и науки Андрей Фурсенко в марте назвал рейтинги «инструментом влияния», комментируя список самых престижных вузов Times Higher Education, куда российские образовательные учреждения также не попали.

Фурсенко заявил о необходимости создать собственный международный рейтинг вузов. В октябре эту инициативу подтвердил новый министр образования Дмитрий Ливанов.