Коза Ностра, Ндрангета, Каморра. Они все чаще взаимодействуют между собой в организации преступных операций, отмывании денег, влиянии на политику. Это новая стратегия организованной преступности, которая проходит через Рим и достигает севера страны.

Преступные организации договариваются между собой в глобальном масштабе. В третьем тысячелетии крупная коалиция стала правилом для итальянских мафиозных группировок. Региональные группировки сотрудничают между собой, чтобы открыть бизнес и поделиться опытом. Это способ оптимизировать доходы и уменьшить распри, которые заканчиваются стрельбой и привлекают внимание государственных органов. Боссы из Кампаньи и с Сицилии, из Калабрии и Апулии сговариваются, чтобы установить контроль за магазинами, открыть предприятия, уничтожить противников и коррумпировать власти. Это гибкое устройство не знает официальных церемоний и сакральных связей.

Сегодня сделки и достижение целей заменили принципы чести и вечной верности. Увеличивается число совместных предприятий и временных консорциумов между криминальными холдингами, которые позволяют крестным отцам «версии 2.0», утратившим предрассудки, доминировать на рынках. «Альянсы снижают риски и позволяют приспособиться к обстоятельствам», – считает профессор криминологии из Оксфорда Федерико Варезе, который считается одним из самых авторитетных специалистов в области глобализированной мафии.

Кланы сотрудничают между собой, импортируя тонны кокаина, укрывая ящики с автоматами Калашникова, отмывают наличность в миллионы евро. Иногда обмен касается особых операций. Например, одна преступная группировка предоставляет своего киллера  или певца для выступления на празднике у босса другой группировки. Да, музыка тоже входит в договор. Об этом рассказал раскаявшийся преступник из клана Бирра ди Эрколано. Его главари потратили тысячи евро, чтобы нанять четырех неаполитанских певцов на праздник во владениях Ндрангеты. Преступники отмечали выход из тюрьмы крестного отца из Калабрии.

Мастер в области преступности


И в этом случае мафиозные лидеры из Кампаньи и Калабрии познакомились в тюрьме, причем не в обычной, а в тюрьме строгого режима. Статья 41-Б указывает, что самые опасные преступники должны содержаться в камерах с другими преступниками, происходящими из разных мест. Тото Риина годами мог общаться только с неаполитанским преступником, а сегодня последний пойманный лидер из клана Казалезе Антонио Йовине делит камеру с осужденным  из Апулии. Так, для некоторых из 709 опасных преступников, осужденных по статье 41-Б, тюрьма становится школой высокого мастерства, где можно познакомиться друг с другом и завязать отношения для совместных преступных действий. «Тюрьма может стать криминогенным институтом, где создаются новые альянсы, где решаются судьбы преступных организаций в национальном и местном масштабе, - объяснил Espresso Антонио Ардитуро, судья из прокуратуры Неаполя, борющийся с мафией (в первую очередь с кланом Казалезе). – В последние годы выросло число арестованных главарей, к которым была применена статья 41-Б, а количества мест в тюрьмах строгого режима скоро будет не хватать».

Большая сходка

Эту тайну не могут раскрыть вот уже три года. Телекамеры запечатлели беседу  между Джузеппе Гравиано из мафиозной семьи Бранкаччо, который был осужден за бойни 1992-1993 годов, и главой Каморры Франческо Скьявоне по прозвищу Сандокан во время прогулки во дворе миланской тюрьмы. Двое во время прогулок разговаривали шепотом. Следователи и судьи всполошились. Предмет бесед все еще на рассмотрении следователей. Ключ к решению может таиться в письме, отправленном главой клана Казалезе своей семье сразу после решения кассационного суда. В письме он предлагал им скрыться, потому что скоро должна сойти «лавина». Что он имел в виду? Аресты? Вымогательства? Раскаяние других преступников и их сотрудничество с властями? Через несколько месяцев после этих бесед следственная комиссия обнаружила, что Коза Ностра и клан Казалезе организовали общество на основе мафиозных капиталов, которое контролировало перевозку фруктов и овощей из южных центров производства на богатые рынки центральной и северной Италии.

Рим учит


Большая лаборатория «гибких» союзов находится в Риме. Это идет со времен Мальяны (район Рима): никто не чувствует себя в силах занять столицу, и, следовательно, все стараются договориться, начиная с трафика кокаина. Последний консорциум был разгромлен две недели назад. Смешанная группа из семидесяти преступников (калабрийцы, неаполитанцы, римляне, албанцы, боливийцы, колумбийцы и венесуэльцы) наводнила регион Лацио белым порошком. Среди поставщиков фигурировал «Бебе», менеджер по торговле  наркотиками Роберто Паннуцци. Считается, что он закупал для Ндрангеты крупные партии наркотиков в Северной и Южной Америке. Уже в 2006 году расследование Ибиско доказало связь между римскими бандитами, Ндрангетой, сицилийскими кланами, венесуэльскими и испанскими наркобаронами, которые – словно снегом –покрыли тоннами наркотиков семь римских холмов. Потом они инвестировали свои доходы от наркоторговли в сектор недвижимости благодаря влиятельным «белым воротничкам». Три недели тому назад история повторилась. Была обнаружена связь клана Галлаче из Калабрии с римским кланом Романьоли: они распределяли сотни килограммов кокаина, во что была вовлечена и часть персонала аэропорта Фьюмичино. «Различные группы из одной и той же мафиозной организации могут делать инвестиции в покупку наркотиков. Существуют внутренние гибкие союзы, участвующие в специфических проектах, – объясняет профессор Варезе. – Эти альянсы довольно хрупки, и часто возникают конфликты. Между кланами зачастую отсутствует доверие. Они используют неформальные механизмы, которые могут привести их проекты к успеху. Одним из них является классический обмен заложниками. Эта процедура часто применяется наркобаронами и итальянскими организациями». Так в современном бизнесе используются архаичные методы.

Политические цели


Часто мафиозные связи укрепляются ради достижения политических целей. Джузеппе Пиромалли-младший считается одним из самых влиятельных мафиозных  главарей Италии. Хозяин городка Джоя-Тауро и Пьяны уже более десяти лет сидит в тюрьме строгого режима в Толмеццо. Здесь он прогуливался и беседовал с сицилийскими мафиозными главарями, среди которых был личный врач Риины и член директории Коза Ностра Антонио Чина. Их объединяют не столько совместные преступные проекты, сколько желание добиться отмены статьи 41-Б. «Калабрийская и сицилийская мафии выступают единым фронтом, разрабатывая общую стратегию», – написали судьи из провинции Реджо-Калабрия.  Появление эмиссара клана Пиромалли в миланском офисе основателя партии «Вперед, Италия» Марчелло Дель Утри произошел неслучайно: это был шанс напомнить политику, что мафия может обеспечить поддержку Калабрии и Сицилии. Встреча между Чиной и Пиромалли является еще одним подтверждением связей между сицилийскими и калабрийскими мафиозными главарями. Эти запутанные отношения находятся в центре расследования антимафиозных структур в Реджо-Калабрия. Они пытаются прояснить роль Ндрангеты в переговорах между государством и мафией.

Сладкие приношения

Клан Пиромалли является историческим союзником клана Сантапаола из Катании. Они диктуют законы в городах, которые контролируют. Мусор и подъемные краны помогли им воздвигнуть свои империи. После встречи в Толмеццо эмиссары Пиромалли увиделись и с представителями клана Бранкаччо. Они предстали в Джоя-Тауро с подносом свежих пирожных канноли в знак уважения к местным синьорам. Семейство, возглавляемое Сальваторе Ло Пикколо, которое до 2011 года доминировало в Палермо, состоит в контакте с неаполитанским кланом Польверино. Когда Роберто Перроне был задержан, его родственники стали гостями у близких родственников семейства Ло Пикколо: проводились роскошные обеды на приморской вилле в Монделло, в ответ хозяевам были посланы неаполитанские сладости в качестве благодарности за гостеприимство.

Бизнес без границ

Совместные предприятия часто становятся определяющим фактором проникновения в центры северной Италии. В республике Сан-Марино имя Франко Валлефуоко скрепляет интересы Каморры и группировки «Коза Ностра». Этот современный босс напоминает скорее бизнесмена, чем сицилийского бандита. Он вхож в политические круги, является тайным членом финансовых компаний. Он возвращает кредиты на имя уважаемых адвокатов и местных нотариусов. По мнению судей из Неаполя и Болоньи, эта сеть используется для отмывания десятков миллионов евро. Эти деньги доходят даже до лондонского Сити. Здесь сформировался удивительный альянс между скрывающимся от правосудия Херри Джеймсом Фитцсимоном (Herry James Fitzsimon), кассиром ирландских террористов из ИРА, и двумя влиятельными кланами из Калабрии: Ямонте и Манкузо, связанными с масонскими ложами. Обвинение утверждает, что вместе они отмыли миллионы через инвестиции в недвижимость и в строительство туристических поселков.

Новый бизнес

Профессионализм некоторых  менеджеров способствует увеличению доходов мафиозных группировок. Если эксперт имеет способности и готов сотрудничать с мафией, то многие группировки стремятся пользоваться его услугами. Вито Никастри имеет многолетний опыт в секторе использования ветровой и солнечной энергии. Ла Диа конфисковал у него более миллиарда евро, установив его близость со скрывающимся от правосудия Мессиной Денаро из Трапани. Он также является специалистом, которому калабрийские семьи Африко, Плати и Сан Лука якобы доверили продажу земель, предназначных для устновки солнечных батарей.

Консорциум также является выигрышной формой для внедрения в законный сектор азартных игр. В каждой мафиозной группировке есть свой король игровых автоматов и ставок, который объединяет силы вне территории своего происхождения. Таким образом создаются смешанные компании между предпринимателями Ндрангеты, Каморры и Коза Ностра. Таков случай Ренато Грассо и Антонио Падовани, которые на протяжении ряда лет контролировали интересы сицилийских и неаполитанских кланов в области азартных игр. Никола Фемиа из Ндрангеты снабжал игровыми автоматами мафиози из Модены и клан Сарно из Понтичелли. В регионе  Эмилия Романья некоторые раскаявшиеся преступники рассказали о договоре, заключенном между боссами из Казерты и мафией из Кротоне. Эти провинции представляют собой разные зоны влияния. Реджо-Эмилию контролирует Ндрангета, а Модену – Каморра. Они стараются не наступать друг другу на ноги: свинец  – худший враг бизнеса, а молчание - прекрасный союзник.