Теневой министр финансов из социал-демократической партии Ян Младек (Jan Mládek, ČSSD), как пишет Aktuálně.cz, заявил, что Чехия должна вести экономическую экспансию за пределами Европейского Союза, прежде всего – в России и в Китае. При этом представителям Чехии следует избегать преувеличенной критики качества демократии и соблюдения прав человека в этих странах, потому что таким образом Чехия может потерять десятки тысяч рабочих мест.

«Мы, конечно, не должны быть каким-то адвокатами авторитарных режимов, но в то же время необходимо принять то, что это крупные, важные страны, и такие эксгибиционисты, играющие в представителей супердержав, лишают нашу страну десятков тысяч рабочих мест», - заявил Младек.

В качестве двух примеров Младек привел «решение» территориальной целостности Китая и постоянное оценивание качества демократии в России, в котором его, как он сам говорит, восхищает определенная «дерзость», поскольку с учетом последних лет развития ситуации в Чехии, «возможно, нам следует начать с самих себя».
 
И хотя Младек что-то подобное произносил уже ни раз (учтем, что скоро выборы), он опять добавил кое-что новое, так что просто так пропустить его слова не получиться. Остановимся у первых цифр - «десятки тысяч». Откуда они у Младека? Какие у него есть подтверждения или, по крайне мере, косвенные тому доказательства? По мнению автора этой колонки, никаких косвенных доказательств и подтверждений у него нет и быть не может, потому что они не существуют. С таким же успехом он мог бы сказать, например, тысячи, или сотни тысяч, или сразу миллион, и это было бы в той же степени релевантно. Вероятный будущий министр финансов мог бы использовать цифры акуратнее, чем любой нормальный политик. Поскольку, если Младек этого не делает, он таким образом раскрывает о себе некоторую информацию.

Читайте также: Русский урок

Далее достойна внимания формулировка «преувеличенная критика». Здесь опять же хочется знать, что конкретно кто, где и когда преувеличил, но этого мы уже не узнаем. Слово «преувеличенная» должна напугать, «преувеличенная», пожалуй, можно перевести как «любая».  Еще есть прекрасное высказывание об эксгибиционистах, играющих в представителей супердержав. То есть только супердержава может иметь свою точку зрения, а остальные должны говорить то, что нравится супердержаве? Бывшие чехословацкие диссиденты, конечно, еще помнят, что их защищали и люди из Канады, Голландии или Швеции, и хорошо знают, какое моральное значение имела эта поддержка. Для тех, кого преследуют, например, на Кубе, также важно знать, что им помогает кто-то из Чешской Республики.

В то же время Чешская Республика случайным образом все же является частью мировой державы - она называется Евросоюзом - и участвует в формировании ее точки зрения. И было бы неплохо, если бы был слышен и голос Чехии, как и в Совете Европы и в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Так мы обладаем большим влиянием, чем если бы мы были изолированным забытым маленьким государством.  И только к сильному оппоненту или партнеру Россия и Китай будут относиться действительно серьезно. Еще добавим, что наш торговый оборот с Россией и Китаем, к счастью, растет. Но важно понимать, что чешская промышленность - значительный субпоставщик немецкой и западноевропейской промышленности, который в Россию также продает продукцию.

И хотя в последнее время уже где только не писали, что чудо по имени БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), возможно, не будет таким уж чудом, как предполагалось, многие чешские политики все равно делают вид, что Россия и Китай завтра должны стать экономическим центром мира.

Чего на самом деле хочет Младек? Ведь у нас сейчас президент, который хочет, чтобы Россия была в Евросоюзе, и в качестве посла в Москву мы отправляем коммунистического космонавта. Государство люди, как Младек, уже захватили. Не пора ли теневому министру финансов уже успокоиться? Он хочет представить социал-демократов (ČSSD) как больших сторонников президента Земана, чем сами сторонники Земана?
 
И, наконец, будем надеяться, что в следующий раз социал-демократы не станут жестче и не будут нападать на чешский некоммерческий сектор занимающийся соблюдением прав человека. А что в последние годы, то есть во время кабинета министров Нечаса, в Чехии было, как в России? О чем это говорит Младек? Он имеет в виду игнорирование тройственного союза? Одобрение законов без консультаций с оппозицией? Ничего хорошего в этом нет, но с Россией это ничего общего не имеет. Наоборот, к России гораздо ближе развитие событий в последние месяцы. Президентское правительство без парламента, вызывание предпринимателей в Пражский Град, где им говорят, что они будут делать, иначе с ним может случиться то-то и то-то.