Сейчас, когда вовсю бушует дипломатический кризис, кто еще помнит, что Владимир Путин изначально был политическим наследником Бориса Ельцина? Давайте же разберемся, что заставило президента России отказался от прозападного курса в пользу антизападного «евразийского» проекта.

Незадолго до начала украинского кризиса, в котором сейчас Киев и Запад противостоят Москве по поводу сепаратистского Крыма, мало кто из нас действительно верил, что холодная война давно закончилась. А от взаимопонимания в отношениях Вашингтона и Москвы (основой ему послужили события 11 сентября, ответственность за которые лежит на общих врагах россиян и американцев) остались лишь далекие воспоминания. Кто сегодня еще помнит, что когда Владимир Путин пришел к власти в декабре 1999 года, он был политическим наследником первого президента Бориса Ельцина (который разрушил Советский Союз и начал сближение с Западом) и мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака (лидера «прозападного» клана)? Кто еще помнит, что тогда Путин выступал за укрепление отношений с НАТО и Европейским Союзом, что полностью противоречит его нынешней «евразийской» позиции? Как так получилось, что через 30 лет после распада СССР Россию все еще воспринимают как угрозу, а НАТО относится к Москве со стабильной враждебностью? 


На самом деле Владимир Путин отказался от изначально прозападного курса в пользу антизападного «евразийского» проекта из-за второй войны в Ираке в 2003 году (была нацелена на свержение светского, националистического и пророссийского режима Саддама Хусейна) и западной поддержки первой антироссийской революции на Украине в 2004 году, которая получила название «оранжевой». Два этих события переполнили и без того уже «непустую» чашу терпения, так как в 1990-х годах России пришлось мириться с разделом союзной и братской православной Сербии. Все это происходило в лучших традициях расчленения бывшей Югославии, целью которого было облегчение расширения НАТО на восток и формирование прозападных минигосударств (Македония, Босния, Хорватия, Черногория, Косово и т.д.).

Окружение России американскими и натовскими силами (основой для него послужили войны в Ираке и Афганистане), заблокированный выход в Индийский Океан, Персидский залив и Средиземное море, вхождение в ЕС и/или НАТО государств, стремившихся наказать Россию за советскую оккупацию (Прибалтика, Польша, Чехия, Словакия), – все это окончательно убедило Путина, что Запад следует стратегии сдерживания его страны, решающим «доказательством» чего послужил американский проект развертывания в Центральной Европе «направленной против России системы противоракетной обороны».


Цветные революции (Украина, Грузия): casus belli


Что касается Украины, то Путин считает, что ни в коем случае не может позволить радикально настроенному антироссийскому правительству руководить страной в его сфере стратегического влияния (в ближнем зарубежье). Это тем важнее, что значительная часть граждан Украины – русские или говорят по-русски. По мнению российского лидера, на кону стоит геополитическое влияние России. 

Ответом на формирование пронатовского режима в соседней Украине стала корректировка ее границ. Так, свергнувшие пророссийского президента Виктора Януковича Запад и украинские националисты утверждают, что Россия нарушила условия подписанного после распада СССР международного соглашения: постсоветская Россия Бориса Ельцина отказывалась от притязаний на Крым (хотя исторически он всегда был российским) и обязывалась следить за неприкосновенностью украинских границ в обмен на сохранение военных баз в Крыму и отказ Украины от ее ядерного арсенала. Тем не менее, как отмечает специалист по России Жак Сапир (Jacques Sapir), нельзя отрицать и того, что поспешное признание Западом антироссийской «революции» на Украине в феврале 2014 года (она привела к формированию враждебного предыдущему юридическому порядку временного правительства) де факто и де юре освободило невраждебно настроенные к Москве регионы от обязательств других частей страны. Таким образом, Москва ощутила себя свободной от международного обязательства отказаться от Крыма: оно было тесно связано с российско-украинским альянсом, который в Киеве теперь решили расторгнуть.   


Двойные стандарты


В период с 1999 по 2007 год державы НАТО поддержали и признали сепаратистские албаноязычные власти сегодня уже независимого Косова, хотя их основу и составила антисербская террористическая организация. Запад назвал Косово «свободным» от всех юридических и конституционных соглашений с Сербией. В таком случае неизбежно возникает вопрос, какой логикой руководствуется Запад, когда называет «соответствующим международному праву» отделение Косова от Сербии (на основе проведения голосования для подтверждения этого отделения), но в то же время считает независимость Крыма (его тоже утвердили на референдуме) «противоречащей международному праву»? 

Нам могут ответить, что Крым был «оккупирован» российской армией, но на это можно возразить, что российские военные «освободили» Крым от Украины без единого выстрела, тогда как натовские державы «освободили» Косово с помощью массированных бомбардировок, которые привели к гибели тысяч мирных жителей и разрушению стратегической инфраструктуры Сербии…

По мнению Москвы (да и любого стратега), за подобными избирательным возмущением скрываются очевидные стратегические интересы (американские базы в Косове), что в целом вполне можно понять. Как бы то ни было, не стоит позволять одурачить себя и поддаваться черно-белому восприятию действительности, которое вовсе не способствует сближению Запада и, в первую очередь, Европы с Россией. По мнению Владимира Путина, раз Запад отстаивает свои базы повсюду в мире, вплоть до самых российских границ, то и у России есть полное право защищать собственные стратегические базы, которые дают ей выход к теплым морям (Сирия, Крым и т.д.). Кроме того, стоит напомнить, что Крым, российский «Лазурный берег», стал украинским вопреки воле его населения: его «подарил» Украине советский диктатор Хрущев. То же самое произошло и с Нагорным Карабахом: Сталин отдал Азербайджану этот армянский регион, который впоследствии стал источником непрекращающегося конфликта двух стран. Кроме того, вызывает удивление и тот факт, что Запад, стремящийся наказать Путина за Крым, предпочитает закрывать глаза на действия Турции, которая с 1974 года незаконно оккупирует и колонизирует часть Кипра (кстати, говоря государства-члена Европейского Союза)… Но ведь Турция – важный и влиятельный член НАТО, и это, по всей видимости, дает ей какие-то другие права… Все это свидетельствует об ограниченности принципа «неприкосновенности границ» в международном праве, которому противостоит другой важнейший принцип ООН, а именно - «право народов на самоопределение».      

Настоящие цели американских и европейских санкций против России

Как бы то ни было, важнейший принцип международных отношений – это все же реализм. Он напоминает о том, что цель НАТО по расширению влияния до «ближнего зарубежья России» (истинная причина кризиса) не может быть реализована беспрепятственно. Дело в том, что у России есть возможность вставить Западу палки в колеса и многочисленные (в том числе энергетические) рычаги давления, не говоря уже о тысячах ядерных боеголовок. Все это призывает к осторожности… Нынешние западные санкции против России назвали «самыми жесткими со времен холодной войны», однако они весьма ограниченны и не особенно беспокоят Москву. Отсюда и шутка влиятельного советника Владимира Путина Владислава Суркова, который назвал большой честью то, что оказался в списке… Если в ближайшие недели Москва начнет операцию на востоке Украины, то санкции могут затронуть более близких к власти людей, но экономический и энергетический контекст свидетельствуют о том, что никто сегодня не заинтересован в санкциях, которые могут нанести серьезный ущерб власти Владимира Путина. Тот сейчас пользуется как никогда высокой популярностью в народе и вполне может нанести ответный удар: заморозка активов работающих в России западных предприятий, остановка поставок газа зависящим от него европейским странам (Германия, Италия, Прибалтика) и т.д. 

По сути, главная цель санкций – «не дать Путину пойти дальше и, например, взять под контроль города на русскоязычном востоке Украины, такие, как Донецк и Харьков», считает эксперт по Украине и России Фабьен Боссар (Fabien Baussart). По его словам, эти санкции крайне умеренные, так как европейские страны пасуют из-за энергетической зависимости от России: реальная альтернатива поставкам российского газа появится не раньше, чем через несколько лет. США не зависят от России в плане поставок энергоносителей, но и у них в целом связаны руки, потому что им нужна Москва для работы по иранскому и сирийскому вопросам, как показали достигнутые в Женеве договоренности.

В завершение хочу подчеркнуть, что никто не заинтересован в возвращении к «холодной войне», пусть даже менталитет обоих лагерей несет в себе глубокий отпечаток той эпохи. Хотя, конечно, нельзя не признать, что с западной стороны целый ряд натовских стратегов и политических лидеров попытались по-максимуму воспользоваться «победой» над СССР, продолжательницей которого, к сожалению» считается Россия.

Я сам уже не первый год выступаю за «примирение» России с Европой и Западом в рамках своеобразной «панзападной» системы: для этого Западу нужно отказаться от высокомерного универсалистского мировоззрения и сосредоточиться на собственных цивилизационных идеалах, христианско-иудейском самосознании и стратегическом пространстве на фоне новых вызовов многополярного мира. Россия, кстати говоря, принимает его, а Запад продолжает упорно отрицать во имя утопии, которая ведет к смешению понятий универсализма и глобализации: первое – это опасная утопия неоимперского типа, тогда как второе – лишь поле действий и товарообмена суверенных держав.

Александр дель Валль (Alexandre del Valle) – признанный эксперт в сфере геополитики, преподаватель международный отношений в Университете Метца и бывший сотрудник газеты France Soir.