The New York Times, неделями утверждавшая, что за волнениями на востоке Украины стоит российское правительство, наконец, отправила в регион своих журналистов добывать доказательства. Однако на месте корреспонденты обнаружили только восточных украинцев, недовольных киевским режимом, который пришел на смену президенту Виктору Януковичу после переворота.

Times, откровенно поддержавшая «демократическое» восстание, которое свергло демократически избранного президента насильственными неконституционными методами, уверяла, что украинцы были бы довольны своим новым неизбранным правительством, если бы Россия не «дестабилизировала украинский восток».

Две недели назад редакторы Times триумфально опубликовали на первой странице фотографии, которые якобы доказывали присутствие на Украине российского спецназа. Как писала Times, на этих снимках были «ясно» видны одни и те же люди в России и на Украине.

Однако через два дня сенсация лопнула: оказалось, что ключевая фотография группы бойцов, которых позднее видели на Восточной Украине, была сделана не в России, а на украинской территории, что разрушало всю конструкцию.

В итоге Times с запозданием направила в восточно-украинский Славянск репортеров Си Джей Чиверса (C.J. Chivers) и Ноа Снайдера (Noah Sneider), чтобы они поговорили с ополченцами, противостоящими киевскому режиму. Эти журналисты, судя по всему, честно рассказали о том, что увидели, хотя дело не обошлось без антироссийских предрассудков, глубоко укоренившихся в западном медиа-нарративе.

По словам Чиверса и Снайдера, Москва утверждает, что украинские ополченцы не служат в российских вооруженных силах, в то время как «западные официальные лица и украинское правительство настаивают на том, что русские возглавляют, организовывают и вооружают эти отряды». Далее репортеры пишут:

«Если присмотреться к 12-й роте [Народного ополчения] — а мы больше недели посещали ее блок-посты, беседовали с ее бойцами и в пятницу наблюдали за ней в ходе боев с наступающими украинскими частями,— то выясняется, что ни одна из этих версий не отражает картину в целом».

«Повстанцы из 12-й роты – это, судя по всему, украинцы, но у них, как и у многих в регионе, есть тесные связи с Россией и тяга к ней. В их рядах состоят ветераны советской, украинской и российской армии. У многих из них есть родня по обе стороны границы. Для них характерна сложная смесь идентичностей и приверженностей».

Активисты устанавливают флаг Донецкой республики на баррикадах


Читайте также: В происходящем на Украине виновата не только Россия

«Дополнительно осложняет картину тот факт, что при общем яростном недоверии к украинскому правительству и поддерживающим его западным державам ополченцы по-разному представляют себе конечные цели. Они спорят между собой о том, должна ли Украина перераспределить власть путем федерализации или же регион должен присоединиться к России. Они по-разному смотрят на то, какой стороне должен отойти столичный Киев, и даже на то, где должна пролегать граница между разделенными частями Украины».

Насмешки над Киевом

Журналисты отметили, что командир подразделения, которого зовут Юрий, смеется «над заявлениями официальных лиц в Киеве и на Западе о том, что ополчением руководят офицеры российской военной разведки. По его словам, у него нет никаких российских начальников. «Здесь нет никаких москвичей, - говорит он. – Мне хватает собственного опыта». Как говорят он и его бойцы, этот опыт включает в себя четыре года командования советским подразделением в афганском Кандагаре в 1980-х годах».

«По его словам, под его командованием находятся 119 бойцов. Их возраст составляет от 20 с небольшим до 50 с небольшим лет. Все они говорят, что успели отслужить в советской или украинской армии – в пехоте, десанте, спецназе или войсках ПВО».

Репортеры также пишут, что оружие, которое они видели, было в основном устаревшим и потрепанным, непохожим на более новое и современное вооружение российских войск.

«Во время боев в пятницу двое бойцов были вооружены охотничьими ружьями, а единственным тяжелым предметом вооружения, который мы видели, был ручной противотанковый гранатомет, - пишут Чиверс и Снайдер. – В основном оружие у ополчецев было таким же, как у украинских солдат и бойцов спецназа МВД на позициях под городом: 9-миллиметровые пистолеты Макарова, автоматы Калашникова, несколько снайперских винтовок Драгунова, ручные пулеметы РПК, гранатометы. Часть всего этого, судя по клеймам, была произведена в 1980-х годах или в начале 1990-х».

Прочие западные журналисты, которые озаботились совершить поездку на Восточную Украину вместо того, чтобы удовлетвориться раздаточными материалами из американского посольства в Киеве и Госдепартамента, обнаружили на месте аналогичные картины.

Например, 17 апреля корреспондент Washington Post Энтони Файола (Anthony Faiola) сообщал из Донецка, что, по мнению многих жителей Восточной Украины, с которыми он разговаривал, в основе волнений в регионе лежал страх перед «экономическими трудностями» и перед планом МВФ по сокращению госрасходов, способным сделать жизнь украинцев еще тяжелее.

«В самое трудное и опасное время прозападное правительство, борющееся с Москвой за сердца и умы востока, намерено проводить экономическую шоковую терапию в соответствии с требованиями Международного валютного фонда», - заметил Файола.

Также по теме: Одинокий московский голос за примирение на Украине

Однако эти законные и понятные опасения украинского востока заглушаются американской пропагандистской волной, захлестнувшей мейнстримовскую прессу точно так же, как во время аналогичной пиар-кампании перед войной в Ираке – если не сильнее. Сейчас групповое мышление официального Вашингтона полностью возлагает ответственность за украинский кризис на российского президента Владимира Путина.

Я даже слышал от вашингтонских политологов и чиновников нелепую теорию, согласно которой Путин организовал хаос на Украине, чтобы вернуть земли, утерянные в 1991 году при распаде советской империи. Хотя подобные представления о Путине как об агрессоре, старающемся возродить российский империализм, стали чем-то вроде «общего места», факты их не подтверждают.

Чтобы считать, что Путин спровоцировал украинский кризис, нужно думать, что он организовал протесты на Майдане, создал неонацистские дружины, сыгравшие ключевую роль в перевороте 22 февраля, и специально сверг своего союзника Януковича, которого в действительности он явно пытался спасти. Хотя подобные теории заговора просто смешны, они получили в официальном Вашингтоне большое распространение.

Президент России Владимир Путин отвечает на вопросы россиян в программе "Прямая линия с Владимиром Путиным"


Путина застали врасплох

На деле Путина события на Украине застали врасплох – частично из-за того, что он сосредоточился на Зимней олимпиаде в Сочи и на угрозе терактов, способных ее испортить. Он много времени проводил в Сочи, лично следя за безопасностью.

Тем временем в Киеве разворачивались волнения на Майдане, поддерживавшиеся помощником государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Викторией Нуланд (Victoria Nuland) и частично финансировавшиеся такими американскими структурами, как Национальный фонд демократии. Кстати, президент НФД Карл Гершман (Carl Gershman) назвал в прошлом сентябре, за месяц до начала текущего кризиса, в своей статье в Washington Post Украину «главным призом».

Многие выходцы с Западной Украины, участвовавшие в протестах, вполне справедливо негодовали в связи с вездесущей коррупцией и чрезмерной властью кучки богатых олигархов. Однако завершились эти протесты насильственным переворотом, который осуществили хорошо подготовленные «сотни» вооруженных неонацистов.

После путча 22 февраля, когда Янукович и многие из его олигархов были вынуждены бежать, спасая свои жизни, Путин начал реагировать на накаляющуюся обстановку по соседству. То, что он делал, было реакцией на кризис, а не воплощением в жизнь некоего давно задуманного макиавеллиевского плана.

Однако демонизация Путина в западных СМИ носит настолько тотальный характер, что каждого, кто осмеливается поставить под сомнение даже самые дикие интерпретации его поступков, обвиняют в попытках его «оправдывать». Любые попытки уточнить происходящее на Украине с ходу списывают со счетов как российскую пропаганду и продвижение российского империализма.

Читайте также: Акт Европы в трагедии Украины

Эта тирания «группового мышления», в свою очередь, мешает официальному Вашингтону выработать рациональную политику в отношении России и Украины.

В контексте вопроса о пропагандистах имеет смысл вспомнить статью Дэвида Гершенгорна (David M. Herszenhorn), вышедшую в середине апреля на первой странице New York Times. В ней российское правительство обвинялось в развязывании пропагандистской войны.

В своей статье под заголовком «Россия торопится искажать правду об Украине» (Russia Is Quick To Bend Truth About Ukraine) Гершенгорн высмеивал российского премьер-министра Дмитрия Медведева за «мрачную и полную ужаса» запись в Facebook, в которой говорилось: «На Украине снова пролилась кровь. Страна в предчувствии гражданской войны».

«Он [Медведев] призвал украинцев самостоятельно определять собственное будущее –“без самозванцев, националистов и бандитов, без танков и БТР и без тайных визитов директора ЦРУ”. Так начался еще один день бахвальства и гипербол, дезинформации, преувеличений, теорий заговора, разнузданной риторики и – время от времени – откровенной лжи о политическом кризисе на Украине. Все это исходит из высших эшелонов кремлевской власти и передается контролируемым государством российским телевидением – час за часом, день за днем, неделя за неделей», - писал далее Гершенгорн.

Этот превосходно аргументированный «информационный» материал занял помимо первой страницы половину следующей, однако на всем этом пространстве Гершенгорн так и не упомянул о том, что в словах Медведева не было никакой лжи. Напротив, на фоне нарастающего кровопролития и надвигающейся гражданской войны, заявления премьер-министра могут показаться трагически пророческими.
 
К слову, о тайном визите в Киев директора ЦРУ Джона Бреннана (John Brennan) также первой сообщила та самая российская пресса, которую так принято ругать. Хотя позднее Белый дом подтвердил, что такой визит, действительно, был, Гершенгорн вписал медведевское упоминание о нем в контекст «дезинформации» и «теорий заговора». Во всей длинной статье Times не нашла места, чтобы сказать читателям: да, директор ЦРУ, в самом деле, нанес тайный визит на Украину.

Что ж, может быть статья Чиверса и Снайдера о бойцах Народного ополчения с Восточной Украины, «несколько корректирующая» предыдущие утверждения газеты, слегка приостановит пропагандистский вал, который загоняет нас в очередную ненужную войну.