По данным исследования, проведенного в рамках Программы международных сопоставлений Всемирного банка, Китай догоняет США по величине экономики. Эти данные, опубликованные на прошлой неделе, служат базой для оценок паритета покупательной способности (ППС), которые лежат в основе большинства сравнений между мировыми экономиками. Как выяснилось, к концу 2011 года объем экономики Китая составлял 87% от объема американской экономики, а с учетом кумулятивного роста к концу этого года Китай может обогнать Америку. Это будет иметь массу серьезных последствий. Самое очевидное из них заключается в том, что США, символ демократии и западных капиталистических убеждений послевоенного периода, перестанут быть крупнейшей экономикой мира. Это будет также означать, что Китай добился своих целей намного раньше, чем некоторые из нас ожидали.

Темпы мирового экономического роста, судя по всему, в последнюю пару десятилетий были выше, чем ранее предполагалось. Большинство аналитиков, включая меня, рассчитывают мировые темпы роста ВВП по ППС, и если Китай сейчас почти догнал Америку и растет со скоростью от 7% до 7,5% (как это, по-видимому, происходит в последние 12 месяцев), значит, его вклад в мировой рост ВВП должен вдвое превышать вклад США. Полагаю, что в какой-то момент МВФ, проанализировав все данные, пересмотрит свои оценки мирового ВВП в сторону увеличения.

Из этого также следует, что китайцы несколько богаче в сравнении с остальным миром, чем мы раньше думали, хотя это, разумеется, ничего не говорит нам об уровне неравенства в стране, который китайские власти считают сейчас важной проблемой.

Как пишет Financial Times, официальная китайская статистика не признает этих новых оценок, что забавно, так как на Западе китайцев часто упрекают в склонности переоценивать собственную экономическую мощь. Если Китай догнал США по размеру экономики, это может означать, что ему предстоит взять на себя больше ответственности в международной сфере, чем он хотел бы. Кроме того, в таком случае окажется, что объем потребительских расходов Китая заметно больше, чем предполагалось. Я – как и ряд других экспертов – уже некоторое время это подозреваю. Если это, действительно, так, тогда задача «изменения баланса», стоящая перед Китаем, не так трудна, как полагают многие.

Если эти новые оценки станут общепринятыми, из этого будет следовать, что мировой экономике и глобальному обществу необходим ряд срочных перемен. Во-первых, роль и вес Китая во всех международных структурах – в «большой двадцатке», в МВФ, во Всемирном банке, в Генеральном соглашении по тарифам и торговле и т.д., вплоть до ООН – должны увеличиться быстрее, чем считалось ранее. Самому Китаю также нужно будет с этим согласиться, хотя Пекин, вероятно, считает, что он пока к этому не готов (из-за чего он, вероятно, и не хочет признавать оценки Всемирного банка).

В свою очередь, США должны частично отказаться от своей преобладающей роли. Для всех западных демократий, включая нас, это может стать важной философской проблемой – если данные Всемирного банка точны, получается, что существует убедительная альтернатива нашей западной демократической модели успеха.

При этом важно не забывать о том, что по тем же данным, экономики других развивающихся стран также заметно больше по ППС, чем считалось до сих пор. В частности, третьей экономикой в мире может оказаться Индия, самая большая по количеству населения демократическая страна на нашей планете. Новое правительство, которое вскоре должно оказаться там у власти, возможно, будет более восприимчиво к глобальному признанию, чем Китай.