Москва — В Кремле существуют по меньшей мере две точки зрения на то, что может сделать Россия перед лицом «войны санкций», проводимой под руководством США, которая усиливается с каждой неделей.

Одна точка зрения, которой сегодня тактически придерживается сам президент Владимир Путин, заключается в том, что примирительными заявлениями, сигналами об отсутствии агрессивности в отношении Украины, а также противопоставлением экономических интересов европейских стран и США можно если не аннулировать уже введенные санкции, то хотя бы предотвратить дальнейшие меры карательного воздействия.

Но есть и другая точка зрения, которой придерживаются многие ведущие советники по вопросам внешней политики. Она более пессимистическая и даже фаталистическая. Ее сторонники утверждают, что раскол между Россией и США будет углубляться, что бы ни случилось на Украине.

Соединенные Штаты, говорят они, проводят стратегию сдерживания 2.0, которая, как и уничтожившая Советский Союз американская холодная война, нацелена на ослабление, а в конечном счете и на разгром России как геополитического противника.

«Конечная цель — смена режима»

Череда санкций нанесла удар по банкам и людям, которых считают приближенными Путина и активными творцами российской политики в отношении Украины. На прошлой неделе Соединенные Штаты ввели самые суровые на сегодня меры, ограничив доступ ведущих российских банков и нефтяных компаний к западным рынкам капитала. За ними последовал Евросоюз с более мягкими санкциями, пригрозив ужесточить их после катастрофы МН17.

Но хотя детонатором последовательных волн санкций со стороны США и Европы могла стать аннексия Крыма, осуществленная Москвой в марте месяце, многие сторонники «теории сдерживания 2.0» утверждают, что это лишь искра, воспламенившая конфликт, тлевший уже довольно длительное время.

«Это иллюзия — считать, что мы можем предпринять какие-то конкретные шаги в связи с Украиной, которые смягчат США, помогут снять эту блокаду и вернуться к нормальному состоянию дел, — говорит связанный с Кремлем политолог Сергей Марков. — Нет, вот увидите, они будут перемещать стойку ворот все дальше».

Истинная причина российско-американской враждебности, которая неотвратимо усиливается, говорят эти люди, состоит в том, что Россия находится на переднем крае стран с переходной экономикой, которые бросают вызов установленному США мировому финансовому и политическому порядку.

План США, говорит Марков, заключается «в дальнейшем закручивании гаек на долгосрочную перспективу, чтобы усилить недовольство среди российского среднего класса и настроить людей против Путина. Конечная цель — это смена режима, и мы глупцы, если не замечаем этого».

Хотя Кремль утверждает, что санкции против России «ударят бумерангом» по экономическим интересам Запада, мало кто из аналитиков считает, что Россия в состоянии одержать верх над подавляющей финансово-экономической огневой мощью США и их союзников в длительном сражении. Поэтому у России нет выбора, и ей следует согласиться с тем, что ее участь — это некая мера изоляции.

Изоляция на пользу


Однако есть способы, прибегнув к которым, Россия сможет повернуть ситуацию к собственной выгоде, говорят они.

Во-первых, заявляют эти люди, Кремль может проводить такую политику, которая компенсирует потерю иностранных инвестиций, создав стимулы для мобилизации внутреннего капитала.

На самом деле, говорят они, нечто подобное уже произошло, хотя и случайно. Когда первая волна американских санкций вызвала в марте исход зарубежных инвесторов, спустя несколько недель российский фондовый рынок стал неожиданно и весьма примечательно восстанавливаться, поскольку россияне начали скупку активов по выгодной цене.

Точно так же, заявляют аналитики, российское правительство может воспользоваться своими валютными резервами в сумме почти половина триллиона долларов, чтобы укрепить рубль и поддержать инвестиции в местные отрасли и предприятия. Это поможет компенсировать предстоящую потерю практически всего украинского импорта, и перенаправить российскую сырьевую экономику на создание современного производства и услуг.

«Имеется большой объем внутреннего капитала и энергии, которые нужно выпустить наружу, однако наша элита должна взяться за осуществление реформ, — говорит почетный председатель президиума ведущего московского аналитического центра Совет по внешней и оборонной политике Сергей Караганов. — Введенные на сегодня санкции пока не причинили большого вреда, но наша экономика находилась в застое еще до этого» в силу чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта и неблагоприятной среды для малого и среднего российского бизнеса.

«Санкции могут стать стимулом, сигналом к пробуждению, — заявляет он, — но только в том случае, если мы будем принимать верные политические решения.

Стена БРИКС?


Те, кто видит в действиях США целенаправленную кампанию против России, говорят, что есть еще одна важная вещь, которую может сделать Москва. Речь идет о развитии связей со странами-единомышленницами, которым также не нравится мировой порядок, где господствуют США.

В отличие от бывшего Советского Союза, чьи многочисленные вассальные государства в экономическом отношении были застойным болотом, сегодняшние потенциальные союзники России обладают такой экономикой, которая развивается самыми быстрыми в мире темпами. Два месяца назад Путин заключил колоссальное газовое соглашение с Китаем, подав сигнал о том, что у Москвы есть и другой выбор, если ее главный покупатель ЕС решит отказаться от российских энергоресурсов. На прошлой неделе на саммите БРИКС [куда входят такие страны как Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка] эта организация стран с переходной экономикой резко осудила американские и европейские санкции против России. Эти страны также создали банк развития, который со временем может создать конкуренцию таким контролируемым США институтам, как Всемирный банк.

Превращение БРИКС за 14 лет из предложенной аналитиком Goldman Sachs идеи в реальный блок стран, который проводит саммиты, координирует вопросы внешней политики и создает собственные наднациональные институты, явно имеет под собой глубокие причины. Но по словам российских экспертов, нынешняя кампания санкций против России больше всего прочего усиливает решимость государств БРИКС создавать и развивать свои собственные параллельные институты и, кстати, давать убежище России.

«Пару лет назад мысль о создании банка развития БРИКС казалась полной фантастикой, — говорит Георгий Толорая, возглавляющий московский аналитический центр под названием Национальный комитет по исследованию БРИКС. — Но сейчас возникла эта конфронтация между Россией и Западом. Нарастает напряженность в военно-политической сфере между Китаем и США. Все это очень быстро меняет настроения. Сейчас мысль о создании отдельного института уже не кажется экзотической».