Как показывают поступившие сегодня новости из Брюсселя и Вашингтона, Европейский Союз и Америка играют ведущую роль в разработке санкций против России, вводимых из-за ее агрессии на Украине, а также из-за сбитого авиалайнера MH17 Малазийских авиалиний. Однако Организация Североатлантического договора (НАТО), занимаясь скромным усилением обороны своих стран-членов в Центральной Европе и в Прибалтике, совершенно игнорировала Украину. Североатлантический альянс потратил огромные средства, а также направил легионы солдат в отдаленный Афганистан, но при этом оставил без внимания интересы безопасности в районах, расположенных ближе к Европе. На саммите в Уэльсе, который будет проходить 4 - 5 сентября этого года, НАТО нужно будет принять более смелую концепцию ее обеспечения.

Запад пытается понять намерения Москвы, хотя российский президент Владимир Путин не делает из них секрета. В апреле 2008 года, как сообщила газета «Коммерсантъ», он сказал президенту Джорджу Бушу-младшему на саммите НАТО в Бухаресте: «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина – это даже не государство. Что такое Украина? Часть ее территории – это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами».

Путин пытается восстановить «русский мир», который объединил бы этнических русских, где бы они ни жили, и защитил бы – при необходимости с помощью вооруженных сил – тех, «кто чувствует себя частью широкого Русского мира», – отметил он 24 июня этого года в Вене. Спустя неделю Путин заявил о праве вторгаться на территорию других государств «для защиты прав русских, наших соотечественников за границей». Это концепция расширения, однако ее положения не учитывают демократически выраженные желания тех стран, которых это может коснуться. Многие российские соседи проявляют озабоченность и ищут большей поддержки со стороны двух самых главных западных организаций – Евросоюза и НАТО.

Они также имеют концепцию расширения, однако другого вида. Их двери открыты. В подписанном в 1949 году Вашингтонском договоре подчеркивается, что членство в НАТО может быть предложено «любому другому европейскому государству, способному развивать принципы настоящего Договора и вносить свой вклад в обеспечение безопасности Североатлантического региона». В Лиссабонском договоре 2009 года отмечается, что любое европейское государство, которое уважает ценности Евросоюза и намерено способствовать их распространению, может подать заявку на вступление в Евросоюз и стать его членом. Другими словами, НАТО и Евросоюз определяют критерии членства на основе поведения и ценностей, а также свободного выбора тех стран, которые хотят в них вступить, а не руководствуются при этом этническими, национальными или геополитическими соображениями. За два первых десятилетия после окончания холодной войны эта основанная на достоинствах концепция позволила НАТО увеличить свою численность с 16 до 28 стран, а Евросоюзу – с 12 до 28 стран (22 страны являются членами обеих организаций).

Вскоре после обретения независимости Россия установила отношения с НАТО. На самом деле бывший в то время президентом Борис Ельцин написал письмо генеральному секретарю Манфреду Вернеру (Manfred Woerner), в котором он сообщил о том, что желание России стать членом НАТО является долгосрочной политической целью. В 1994 году Россия стала участником программы Альянса «Партнерство ради мира», а в 2002 году был создан совет НАТО-Россия, в работе которого должны принимать участие чиновники высокого уровня.

Однако в конце 1990-х годов Россия стала резко выступать против расширения НАТО, которое, как она – оправданно или нет – считала, мотивировалось враждебным отношением государств Центральной Европы к России, и поэтому она рассматривала этот процесс как потенциальную угрозу собственной безопасности. В марте 1997 года в Хельсинки Ельцин назвал расширение «ошибкой и, к тому же, очень серьезной». Вместе с тем, в некоторых областях, в том числе при проведении многонациональных военных учений, Россия продолжала сотрудничество с альянсом. 

Первоначально Россия не протестовала против расширения Евросоюза. Однако со временем Кремль понял, что он недооценил воздействие европейских демократических ценностей и привлекательности богатого европейского рынка для российских соседей. Кремль поздно осознал энтузиазм Украины по поводу модели Евросоюза, основанной на правилах и демократических свободах. Если ее можно заставить работать на Украине, в стране, которая, по данным организации Transparency International, является еще более коррумпированной, чем Россия, то тогда Кремлю следует опасаться того, что привлекательность свободы может представлять собой угрозу внутри страны для его правления, становящегося все более авторитарным и коррумпированным.

Запад должен понять решимость, стоящую за бинарной логикой Путина, которая заставляет соседей выбирать между Западом и Россией. Подобный подход имеет серьезные последствия для будущего Европы. Если бы Запад сдал свои позиции, то ему, возможно, пришлось бы оставить Грузию, Молдавию и Украину – три молодые демократии. Но если Запад будет настаивать на правах народов и государств определять свое собственное будущее, то он должен будет продемонстрировать большую политическую смелость в поддержке их.

Для укрепления своей безопасности и экономики Грузия, Молдавия и Украина должны сделать свой выбор в пользу проведения более глубоких реформ, а Евросоюзу следует помочь им добиться успеха. Эти три страны подписали договоры об ассоциации с Евросоюзом, однако их реализация будет непростой. Евросоюзу будет необходимо увеличить свою финансовую и техническую помощь, а также политическую поддержку. Кроме того, нужно будет значительно лучше объяснить выгоду от этих соглашений. Россия выливает потоки дезинформации, порождая при этом неоправданные опасения, связанные с более близкими отношениями с Евросоюзом, и они намного превосходят по объему ту информацию, которой располагают делегации Евросоюза. Америка способна поддержать реформы в этих трех странах за счет расширения своей экономической помощи, а также помощи в области безопасности. Это потребует от Вашингтона перенаправить ресурсы, которые первоначально предполагалось использовать в других частях света.

Евросоюз должен применять к России те же самые стандарты и правила, что и к любой другой стране независимо от того, идет ли речь о монополистическом, диктуемом политикой определении «Газпромом» цены на природный газ и направлении его поставок, о борьбе с российским отмыванием денег через финансовые институты в Лондоне, на Кипре и в Австрии или о действиях, направленных на то, чтобы Россия не получила выгоду от аннексии Крыма. Расширенные недавно санкции являются важными шагами, однако последовательное усиление верховенства закона будет иметь более долгосрочное воздействие на Москву.

В Уэльсе лидеры НАТО должны решить, что альянс может дополнительно сделать для обеспечения безопасности Украины, а также других важных государств, не являющихся его членами и нуждающихся в поддержке. В 2008 году в Бухаресте лидеры НАТО заявили, что Грузия и Украина будут членами Альянса, однако они не смогли установить время вступления и разработать дорожную карту. Спустя четыре месяца Россия вторглась на территорию Грузии и отрезала от нее сепаратистские анклавы Абхазию и Южную Осетию. Альянс должен усвоить урок, связанный с рисками проведения неопределенной политики.

После этого Грузия стала главным поставщиком военнослужащих для участия в операциях в Афганистане, она добилась прогресса в реализации реформы в области обороны и провела мирную смену правительства с помощью выборов. Грузия очень хочет присоединиться к НАТО. Что касается Украины, то там никогда не было большинства в поддержку подобного шага, хотя российская интервенция способствовала усилению поддержки политики, направленной на установление более тесных связей с альянсом.

В июне этого года министры иностранных дел стран-членов НАТО решили, что в настоящее время ни Грузии, ни какой-либо другой стране, стремящейся вступить в альянс, не следует предлагать членства в НАТО. Эта позиции может заставить Путина сделать неверный вывод относительно того, что его политика, направленная на дестабилизацию соседей, позволила ему добиться наложения вето на расширение НАТО. Поэтому исключительно важно, чтобы в Уэльсе лидеры НАТО подтвердили, что двери открыты.

Они также должны ясно дать понять, что еще должна сделать Грузия для того, чтобы стать членом Альянса, и взять на себя обязательство принять ее, когда она будет соответствовать имеющимся стандартам. Эти критерии должны включать в себя дальнейший прогресс в области демократии – политически мотивированные аресты людей, поддерживавших прежнее правительство, должны прекратиться – и экономических реформ. Лидеры НАТО не должны связывать приятие Грузии с вопросом о разрешении конфликтов по поводу Абхазии и Южной Осетии – это лишь подтолкнет Россию к тому, чтобы создавать новые проблемы.

Происходящие в настоящее время на Украине события не затрагивают существующее положение в НАТО о взаимной обороне. Однако вооруженное восстание на востоке Украины, которое осуществляется под руководством российских сотрудников разведки, получающих мощное вооружение и огневую поддержку со стороны России, наносят ущерб доверию к альянсу.

Члены НАТО должны понять, что, отказываясь поставлять оборонительные вооружения на Украину, они наносят ущерб не только ее собственной безопасности, но и безопасности ее соседей, являющихся членами альянса. На предстоящем саммите лидеры альянса должны одобрить новые действенные меры для того, чтобы помочь Украине противостоять российской агрессии. Так, например, члены НАТО  должны сделать значительно больше для того, чтобы помочь Украине установить контроль на своей границе с Россией, перекрыть поток поставляемого повстанцам оружия, а также гарантировать свободный заход торговых судов в украинские порты на Черном море.

В Уэльсе Североатлантический альянс должен показать, что его восточная оконечность не является пропастью, за пределами которой он не способен ничего сделать и не проявляет никакого внимания с происходящим там событиям. Лидерам Европейского Союза нужно добиваться того, чтобы их континент определялся не новой Берлинской стеной, а уважением к универсальным ценностям. Те государства в Восточной Европе, которые их разделяют, заслуживают большей поддержки, чем та, которую Украина в настоящее время получает. А когда они подготовятся, они будут достойны стать членами НАТО.  

Не исключено, что когда-нибудь даже Россия получит функционирующую демократическую политическую систему и будет справедливо относиться к своим меньшинствам и соседям, а также добиваться мирного разрешения конфликтов. В этот момент западные организации могут пригласить ее в свои ряды.

Иaн Бонд является директором отдела внешней политики Центра Европейских реформ (Centre for European Reform), он работал послом Великобритании в Латвии. Денис Корбой является приглашенным старшим научным сотрудником лондонского Королевского колледжа (King’s Сollege), он был послом Европейского Союза в Армении и Грузии. Уильям Кортни был послом США в Казахстане и в Грузии. Кеннет Яловиц является сотрудником Международного научного центра имени Вудро Вильсона  (Wilson Center), он был послом США в Белоруссии и в Грузии.