США нуждаются в России. Странное заявление для человека, 25 лет проработавшего в АНБ и почти половину этого срока посвятившего борьбе с коммунизмом. Но в наших подходах к России после окончания холодной войны отсутствует творческое и конструктивное начало, зато присутствует агрессивность. Политики в Вашингтоне надевают очки холодной войны всякий раз, когда Россия начинает шуметь. Такое отношение пора отправить в архивы смитсоновских музеев.

Многие известные ученые соглашаются с тем, что в нашей политике в отношении России много изъянов. Однако свой вывод о том, что мы нуждаемся в России, я сделал на основе той работы, которую мы освоили у себя в АНБ: тщательное прослушивание и анализ информации, передаваемой средствами связи — а в данном случае еще и того, что русские открыто говорят в социальных сетях, и о чем они сообщали мне в частных беседах во время моей недавней поездки в Россию.

К сожалению, американцам, воспитанным в духе собственной «исключительности», трудно согласиться с тем, что они говорят. Многие нас не любят. Они презирают наше государство, наше чванство, то, как мы запугиваем и стращаем всех и вся после окончания холодной войны. Русские испытали унижение. Поэтому я не удивился, увидев русского юношу с поднятым вверх кулаком, который стоял под гигантским памятником советской эпохи «Рабочий и колхозница». Русские соскучились по тому уважению, влиянию и авторитету, которым когда-то пользовались.

Их возмущает то, как НАТО взяла под свое крыло Польшу, прибалтийские страны и прочие восточноевропейские государства. Верно или ошибочно, но они продолжают верить в то, что в конце холодной войны госсекретарь Джеймс Бейкер (James Baker) пообещал советскому руководителю Михаилу Горбачеву, что США не продвинут НАТО «ни на один дюйм на восток». Чтобы было понятнее, напомню, что менее 20 лет назад наша страна возмутилась, узнав, что Китай может стать оператором Панамского канала. Представьте себе, что у Китая появился военный плацдарм в Мексике.

Поэтому неудивительно, что спустя четверть века после окончания холодной войны у русских появилось ощущение, будто их загнали в угол. Наша переменчивая политика размещения сил и средств противоракетной обороны в Польше и Чехии лишь усилила эту напряженность. С расширением НАТО Соединенные Штаты утратили возможность для сближения с Россией. Печальное следствие нашей опрометчивой политики заключается в том, что шансы на поддержку американским обществом войны с Россией из-за Румынии, Польши или Прибалтики близки к нулю.

Простых россиян тревожат действия Путина, но они вступаются за него, когда его непрестанно называют «громилой из КГБ». Они питают отвращение к пресс-секретарю Госдепартамента Дженнифер Псаки (Jennifer Psaki), но поскольку она стала излюбленной темой их шуток, русские даже обрадовались, когда она вернулась недавно после недельного отсутствия. Русским от США нужно уважение и решение проблем на равных.

На Украине продолжается жестокий региональный конфликт, и русские с украинцами должны сами его урегулировать. Со временем они устанут от гражданской войны с учетом своих прочных культурных связей. Вызывать вражду России своими попытками оторвать от нее Украину — это глупость со стороны Запада, поскольку США сталкиваются с гораздо более серьезными проблемами стратегического характера. Нам нужно остановить расширение НАТО и создать новый механизм управления. Нам нужны знания и опыт России по Ближнему Востоку, а также ее влияние на этот регион. Путин помог нам избежать военного вторжения в Сирию. И неужели мы забыли, что его правительство пыталось предупредить нас о бостонских террористах братьях Царнаевых?

Если не произойдет изменений в политике, Россия будет и дальше проявлять несговорчивость, ослаблять нашу валюту и нагнетать напряженность, порождая новую холодную войну, которая недопустима. Как ни странно, русские люди обожают нашу музыку, наши фильмы и даже наши рестораны фаст фуда. И многие из них неплохо говорят по-английски. Один мой знакомый из России цинично заявил, что всем крупным империям нужны враги. Но нужен ли нам такой враг — особенно сейчас?

Джером Израэль — бывший высокопоставленный сотрудник АНБ и ФБР.