Клубы дыма застилают небо над маслоэкстракционным заводом под Донецком, ставшим крупнейшей цитаделью пользующихся поддержкой России сепаратистов, которых окружила наступающая украинская армия. «Его из «Града» обстреляли», — говорит ополченец с пулеметом, охраняющий блокпост рядом с изрешеченным пулями автобусом.

Этот завод стоимостью 80 миллионов долларов, открытый в 2000 году компанией Cargill, был одним из первых крупных и построенных с нуля на инвестиционные средства предприятий. Он стал символом новой эпохи с открытыми рынками и перспективами процветания. Сотрудники этой американской сельскохозяйственной компании покинули завод, когда его штурмом взяли пророссийские боевики. Теперь он пылает ярким пламенем, став подтверждением того огромного ущерба, который нанесла война задушенной бюрократией и все глубже сползающей в рецессию украинской экономике.

Международное внимание в последние месяцы приковано к боевым действиям на востоке Украины и к геополитическому противостоянию с Москвой, однако у Киева и его западных сторонников есть и другая проблема, принимающая угрожающие размеры. Украинская экономика в руинах.

В лучшем случае Международный валютный фонд и прочие западные спонсоры дадут правительству новые займы, чтобы оно смогло преодолеть бюджетный дефицит. В худшем случае подписанная в апреле программа помощи МВФ на 17 миллиардов долларов просто развалится, и страна будет вынуждена объявить дефолт и реструктурировать свои долги. Это еще больше усилит экономический хаос на Украине, запятнав репутацию фонда и снизив доверие к нему после его сомнительной программы в Греции.

«Если конфликт продолжится еще несколько месяцев в его нынешнем виде, то его стоимость для украинской экономики будет огромной», — говорит аналитик из киевской фирмы SP Advisors Виталий Ваврищук.

Свою программу помощи руководство МВФ рассчитывало, исходя из первоначального предположения о том, что украинская экономика сократится на 5%, а в 2015 году восстановится. МВФ полагал, что соотношение долга киевского правительства и ВВП (это популярный, хотя и несовершенный показатель устойчивости) увеличится с 40 до 62%, что было бы резким, но поддающимся контролю ростом. Поэтому фонд решил не требовать от Украины реструктуризации долгов.

Сотрудники МВФ были на Украине и делали свои оценки вскоре после того, как Россия присоединила Крым, а сепаратисты взяли под свой контроль восток Украины. Следовательно, они не учли в полной мере тот экономический ущерб, который возник потом. Но даже в то время некоторые экономисты подвергали их выводы и суждения серьезным сомнениям.

Вскоре после того, как программа была подписана, старший стратег-аналитик Standard Bank Тимоти Эш (Timothy Ash) назвал доклад МВФ по Украине «чистой прелестью». «Он красиво составлен и написан, но, к сожалению, на мой взгляд, это ближе к беллетристике, чем к реальности», — сказал он.

По оценкам местной инвестиционной компании Dragon Capital, одна только потеря Крыма сократит ВВП Украины на 3,7%. А восточная промышленная база еще важнее. Александр Вальчишен, возглавляющий аналитическое подразделение компании «Инвестиционный Капитал Украина», говорит, что на долю мятежных Донецкой и Луганской областей приходилось около 16% ВВП, а также четверть экспорта, промышленных товаров и услуг.

Даже если Киев полностью восстановит свой контроль над востоком страны, а Россия пойдет на попятную, экономический ущерб от конфликта будет огромным. В результате столкновений разрушена значительная часть инфраструктуры этого важного промышленного региона, в том числе, автомобильные и железные дороги, линии электропередач и прочие коммуникации, а также аэропорт в Донецке, реконструированный к чемпионату Европы по футболу, который Украина проводила вместе с Польшей в 2012 году.

Последние данные говорят о том, что украинская экономика к середине года сократилась в годовом исчислении почти на 5%. Окончательный ущерб подсчитать невозможно, в том числе, потому что половина экономики является теневой.

Украинские руководители не рассчитывают на то, что сельское хозяйство, которое раньше было главным двигателем роста, будет и дальше компенсировать потери металлургической и машиностроительной промышленности востока, как это было в последние годы. «Благодаря лично [Владимиру] Путину, мы потеряли 15% урожая, — заявил на этой неделе премьер-министр Арсений Яценюк. — Российская Федерация, превратившаяся из соседа во врага, нацелилась на политическое и экономическое уничтожение Украины».

МВФ в прошлом месяце скорректировал свой экономический прогноз до более реалистичного спада в 6,5% на 2014 год. Но даже он может оказаться излишне оптимистичным. Габриэль Стерн (Gabriel Sterne), руководящий макроисследованиями в Оксфордской школе экономики, прогнозирует сокращение минимум в 8%.

Ситуацию усугубляет украинская валюта, ставящая под угрозу банковский сектор. Оценка рисков МВФ такова, что если курс гривны снизится до 12,5 за доллар, то из-за нагрузки на банковский баланс потребуется срочная помощь в размере как минимум 5% ВВП. Сегодня гривна еще слабее, поскольку ее курс — 13 за доллар.

Суммарное действие кризиса может в клочья порвать украинские финансы. По мнению Стерна, соотношение долга к ВВП к 2018 году увеличится до 87%. Это в два раза выше уровня начала текущего года, и этого будет достаточно, чтобы опровергнуть аргументы МВФ, который уверен в том, что Украина обеспечит все выплаты по долгам — ведь это главное требование для новых перечислений.

Грядут и другие осложнения. Украина должна погасить облигации на 3 миллиарда долларов, которые купила Россия для поддержки прежнего промосковского правительства Виктора Януковича. Россия структурировала этот заем как обычные еврооблигации, но с одной важной оговоркой. Если уровень долга к ВВП Украины превысит 60%, что сегодня неизбежно, то Москва может потребовать немедленного погашения. Из-за положения о перекрестном неисполнении обязательств Киев не может отдельно прекратить выплаты по этим облигациям, что дает Путину мощное средство экономического давления на Украину.

В опасности и те экономические реформы, проведения которых требует МВФ в качестве условия предоставления помощи. Яценюк пригрозил уйти в отставку после того, как не смог продавить несколько необходимых законов. Парламент мгновенно сделал поворот на 180 градусов, однако эта запутанная ситуация подчеркивает трудности с реализацией мер экономии и управления.

Украина и в прошлом отвратительно выполняла условия других программ, а эта является намного более амбициозной. Однако на этой неделе Киев попросил к концу года выплатить ему вместе два следующих транша МВФ на 2,2 миллиарда долларов.

Дмитрий Сологуб, возглавляющий отдел исследований Raiffeisen Bank Aval в Киеве, говорит, что по сравнению с предыдущими программами правительство ведет себя «образцово», однако темпы и размах реформ его все равно разочаровывают. «Конечно, я понимаю, что власти очень заняты войной, — говорит он. — Но ситуация драматична. Страна борется за выживание. К сожалению, перемен не очень много».

Некоторых аналитиков беспокоит то, что программа МВФ по Украине может пойти путем злополучных первоначальных попыток спасти Грецию. Чрезмерно оптимистические экономические прогнозы быстро рассеялись, и конечным результатом стала болезненная реструктуризация долга на 200 миллиардов долларов, которая усугубилась первоначальными отказами и промедлениями. Украина может столкнуться с похожей ситуацией, говорит Стерн.

«Мы думаем, украинская экономика и программа МВФ сталкиваются с такими серьезными трудностями, что дефолт вполне вероятен, а возможно и неминуем, — написал он в своем недавнем докладе. — Он может принять форму «предупредительного» дефолта, когда выплаты по долгам, приходящиеся на следующие три года, будут принудительно пролонгированы. Если начнется полномасштабное российское вторжение, то стричь волосы придется еще короче».

Один работающий на Украине западный банкир считает, что налицо 30% процентов шансов на реструктуризацию Киевом своего государственного долга в этом году или в следующем. «Если они захотят это сделать, у них будет отличное оправдание», — говорит он.

Некоторые эксперты утверждают, что МВФ надо было раньше пересмотреть условия погашения задолженности вместо того, чтобы за счет налогоплательщиков в полной мере расплачиваться с иностранными кредиторами Украины. Это в основном банки, инвестиционные фонды, Россия и хедж-фонды, которые расхватали ее облигации.

Теперь, когда программа действует, западные спонсоры Киева явно не захотят дальнейшей дестабилизации Украины вследствие реструктуризации. Однако МВФ окажется в затруднительном положении, если его экономисты не смогут с уверенностью заявить, что займы фонда будут обслуживаться гарантированно и устойчиво, особенно в связи с тем, что он борется за изменение политики с учетом допущенных в Греции ошибок, и из-за опасений, что меры реструктуризации недостаточны и запоздали.

Многие специалисты говорят, что Украина стала бы идеальным испытательным полигоном для проверки новой политики «перепрофилирования» МВФ, которую сейчас обсуждает его правление. Она предусматривает продление сроков погашения, но при этом долг в целом остается нетронутым. Это все равно дефолт с реструктуризацией, но мягкий, и он не позволяет использовать деньги из фонда на оказание срочной помощи частным кредиторам и разбрасываться средствами.

Политическое давление на МВФ будет колоссальным. Дефолты обычно провоцирует предстоящая крупная выплата по долгам. Украине предстоит принять немало непростых решений, но едва ли погашение иностранных долгов приведет ее к краху, пока в нее верит МВФ.

Первая крупная и, возможно, проблематичная выплата предстоит в декабре 2015 года. Это возврат России долга по облигациям на 3 миллиарда долларов. Москва наверняка будет яростно сопротивляться любым попыткам реструктуризации, из-за чего упорядочить процесс будет невозможно, предупреждает Стерн. На самом деле, самые крупные выплаты Украина должна будет осуществить в предстоящие годы самому МВФ. Речь идет о процентах по новым займам, которые будут погашаться постепенно с 2016 года, а также более безотлагательные погашения по предыдущей программе фонда.

«Во всех случаях мы проводим беспристрастную оценку макроэкономических показателей на основе текущей информации. Конечно, в настоящее время преобладают риски, связанные с конфликтом, — говорит Николай Георгиев (Nikolay Gueorguiev), возглавляющий миссию МВФ на Украине. — Трудные времена требуют непростых мер. И мы видим, что это правительство твердо настроено на реформы».

Генеральный директор Dragon Capital Томаш Фиала (Tomas Fiala) прогнозирует, что если к осени конфликт стихнет, программа МВФ останется в целости и сохранности. Он утверждает, что если не считать займы Украины, ее соотношение задолженности и ВВП по-прежнему невелико, и доступ к рынкам облигаций можно будет восстановить.

Если боевые действия в ближайшее время стихнут, и угроза прямой интервенции со стороны России исчезнет, рост доверия, увеличение частных инвестиций и восстановление на востоке могут принести экономические «мирные дивиденды». Запад страны по-прежнему довольно стабилен. Хотя один из его заводов горит, Андреас Рикмерс (Andreas Rickmers) возглавляющий в Cargill европейское отделение зерновых и масличных культур, говорит: «Cargill работает на Украине более 20 лет, и мы не собираемся уходить».

Когда противостояние с Яценюком вынудило украинский парламент принять закон, необходимый для реализации программы МВФ, он пообещал, что страна не последует примеру Аргентины и не откажется платить по долгам. «Сегодня есть две новости. Первая — это дефолт в Аргентине. Вторая — что на Украине дефолта нет и не будет», — заявил он под аплодисменты депутатов.

Циники обязательно вспомнят, что руководители Греции, Европы и МВФ неоднократно обещали то же самое перед тем, как крупнейшая в мире реструктуризация долга стала непреложным фактом.

Расточительство подрывает экономику

Самый крупный экономический недостаток Украины это энергопотребление. Российский Газпром, поставляющий более половины потребляемого в стране газа, в июне прекратил свои поставки, пишет Кристиан Оливер (Christian Oliver). Украинцам предстоит исключительно трудная зима, если ЕС не сумеет вывести Москву и Киев из тупиковой ситуации, и они не договорятся о справедливой цене.

Комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер (Günter Oettinger) должен принять участие во встрече между русскими и украинцами в Минске 26 августа, которая может дать им шанс возобновить переговоры.

Одним из препятствий является требование Украины о том, что Москва должна компенсировать ей потери от черноморской энергетической компании «Черноморнефтегаз», владеющей газовыми резервами в объеме 2,2 миллиарда кубометров, которая перешла к России, когда та вторглась в Крым.

Возобновление газовых поставок даст лишь временное облегчение, так как для спасения украинской экономики необходимы гораздо более глубокие реформы. Украина это один из самых расточительных в мире энергопотребителей, а импорт пробивает мощную брешь в ее казне.

Топливные субсидии на Украине составляют 7,5% от ее ВВП. Энергоемкость в стране (энергозатраты на единицу продукции) в два раза превышает российские показатели и в 10 раз средние показатели по ОЭСР. Поэтому в качестве условия предоставления займа на 17 миллиардов долларов МВФ потребовал проведения реформы в энергетике. Плату за топливо придется поднять, хотя Киев говорит, что он все равно будет предоставлять льготы пенсионерам и бедным. Также придется принять меры, чтобы остановить незаконное потребление газа предприятиями по льготным ценам, действующим для населения.

И самое главное, придется отремонтировать и восстановить обветшавшие городские отопительные сети советской эпохи, которые часто становятся черными дырами в энергопотреблении. Живущие в квартирах украинцы зачастую не знают, когда у них будет горячая вода, а когда не будет, и им приходится открывать окна, когда дома становится слишком жарко из-за нерегулируемого отопления.

Реформы МВФ должны привести к модернизации отопительной системы в стране, которая предусматривает строительство более эффективных котельных, современную термоизоляцию и более точный контроль расхода, чтобы люди сами регулировали уровень потребления тепла и энергии.

Как сказал шведский министр иностранных дел Карл Бильдт (Carl Bildt), «Если Украина повысит свою энергоэффективность до приемлемого уровня, как в ЕС, то ей вряд ли вообще придется импортировать энергоресурсы».