«И я говорю народу Эстонии и народам Прибалтики: теперь мы объединены союзным договором. … 5-я его статья кристально ясна: нападение на одного – это нападение на всех. Поэтому … если когда-нибудь вы снова будете спрашивать о том, кто придет вам на помощь, ответ вам будет известен—альянс НАТО, включая вооруженные силы Соединенных Штатов Америки».

Это Барак Обама заявил на прошлой неделе в Таллине, столице Эстонии, подтверждая военные гарантии, предоставленные Америкой самой маленькой из прибалтийских республик. Его предшественники времен холодной войны сочли бы такую идею полным безумием. С 1945 года по 1989 год ни один президент не мог даже подумать о том, чтобы подписать пустой чек на войну в Восточной Европе. Наша красная черта проходила через Германию. Мы говорили Москве: если вы пересечете Эльбу, мы будем воевать. Реальный смысл этой красной черте придавали сотни тысяч американских солдат, постоянно находившихся в ФРГ.

При этом Трумэн не прорывал силой блокаду Берлина. Эйзенхауэр не отправлял войска спасать венгерских повстанцев. Кеннеди бурно негодовал, но никак не противодействовал строительству Берлинской стены. Когда Леонид Брежнев направил в Чехословакию армию стран Варшавского договора, Линдон Джонсон ничего не сделал. Почему эти президенты бездействовали? Потому что ни один из них не видел в Восточной Европе жизненно важных американских интересов, стоивших войны с Россией.
 
Если говорить честно, таких интересов как не было тогда, так нет и сейчас. Если мы полвека назад не готовы были идти на риск войны с обладающей ядерным оружием Россией из-за Чехословакии, почему мы должны будем идти на подобный риск из-за Эстонии? Во времена холодной войны президенты регулярно делали заявления о порабощенных нациях, провозглашая нашу веру в право народов, находящихся за «железным занавесом», быть свободными. Но никто из президентов не считал, что их освобождение стоит войны.

Что изменилось?

С каких пор независимость стран Балтии – явление, бесспорно, чудесное и отрадное – стала для нас настолько значима, что мы решили воспринимать российское вторжение в Эстонию как удар по нашей территории? В 1994 году Джордж Кеннан (George Kennan) назвал продвижение НАТО на территорию бывшего советского блока «стратегической ошибкой потенциально грандиозного масштаба». Тем не менее, мы не только приняли в НАТО все страны Варшавского договора – Джордж Буш-младший еще и привлек в альянс прибалтийские республики.

Чтобы оценить глупость подобных действий, посмотрите на Украину, которая оказалась втянутой в военное и политическое столкновение с Россией после того, как мы поучаствовали в свержении ее пророссийского режима.

Пока неоконы радовались отстранению от власти коррумпированного и некомпетентного, но демократически избранного президента Виктора Януковича, Владимир Путин взял под контроль и аннексировал Крым, а пророссийские сепаратисты попытались отколоться от Киева и добиться независимости или воссоединения с Россией. В связи с этим возникает вопрос: почему пророссийские сепаратисты Донецка и Луганска не вправе отделиться от Украины, если Украина могла отделиться от Советского Союза? И какое до этого дело Америке? Разве царь Александр II должен был считать своим делом, что 11 южных штатов откололись от союза? А что Западная Виргиния откололась от Виргинии?

При новом правительстве Петра Порошенко Украина отправила свои войска на юго-восток бороться с сепаратистами. Их постигла неудача. Рост потерь и наступление сепаратистов на Мариуполь, судя по всему, убедили Киев в необходимости добиваться прекращения огня и мира. Разумеется, те, кто радовался свержению пророссийского режима в Киеве, теперь недовольны явным поражением Киева.

Пятого сентября New York Times заметила: «Американцы не питают иллюзий и не считают, что Украина способна одержать военную победу над Россией». Это реализм. Однако, если дело Украины безнадежно с военной точки зрения, каковы были бы шансы Эстонии при столкновении с Москвой? Население Эстонии составляет три процента от украинского населения, а ее территория меньше украинской в десять раз. Если бы Москва решила захватить Эстонию, ей потребовалось бы на это всего пара суток.

И если Путин решится на подобное безрассудство, что станет делать НАТО? Неужели 28 стран НАТО вступят в войну и пошлют в бой солдат? Неужели США объявят войну России и нанесут авиаудары по российским силам в Эстонии и вне Эстонии? Неужели мы направим авианосцы в Балтийское море? Неужели мы начнем с Россией войну, уже ранняя стадия которой может предполагать применение тактического оружия, способного опустошить эстонскою территорию и убить множество людей?
Как будет НАТО спасать Эстонию, не уничтожая ее?

Чтобы закрепить наши военные гарантии Эстонии, кое-кто в Вашингтоне призывает создать в прибалтийских республиках постоянные американские базы и разместить на них наши войска. Таким образом, любое российское вторжение будет означать потери среди американских военных и нашу конфронтацию с Россией. Предполагается, что эта угроза должна будет надежно сдерживать русских.

Но что мы будем делать в том случае, если она в итоге не удержит Путина, или в том случае, если какой-нибудь будущий правитель России сочтет наши шаги блефом и все же обрушится на Эстонию? Приготовимся поднимать в воздух B-2 и перейдем к уровню боеготовности DEFCON-2, как мы поступили во время Карибского кризиса?