Военные столкновения все никак не прекратятся, а вместе с ними продолжается и торговое противостояние. Российско-украинский кризис, продолжающий уносить сотни человеческих жизней, становится все более кровопролитным еще и с точки зрения экономики со всеми вытекающими из него ответными мерами и санкциями, принятыми в рамках жесткой политики, которой придерживаются противоборствующие стороны и которую поддержала новый министр иностранных дел Европы Федерика Могерини (Federica Mogherini).

За эмбарго, введенным Россией на продовольственные товары 6 августа, последовало прекращение экспорта производимой ею кожи из шкур коров и лошадей. Кому-то это может показаться пустяком, однако для Италии Россия является четвертым поставщиком полуобработанной кожи, а это бизнес, оборот которого в прошлом году составил 74 миллиона евро.

После введения запрета на ввоз продуктов всеобщее внимание устремилось на жалобы тех, кто теперь рисует для себя исключительно мрачные перспективы, хотя до недавнего времени сбывал в Россию овощи, фрукты, сыры, молочные изделия, замороженное мясо и колбасы – всего 51 вид товаров, которые в 2013 году принесли в кассы итальянских компаний 217 миллионов евро. Сейчас все это рискует вылететь в трубу. 

До запрета на вывоз кожи Москва уже заставила покрыться холодным потом еще несколько тысяч фирм, когда попыталась создать первое препятствие для одной из самых актуальных отраслей итальянского экспорта в Россию – моды. Речь идет о запрете русским чиновникам покупать текстиль, одежду, обувь, чемоданы и кожаные изделия, произведенные за пределами Таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном. За подобным шагом нетрудно разглядеть ясное предупреждение. Россия будто бы говорит: «Осторожнее, не перегибайте палку, иначе миру моды не поздоровится». Для Италии это обернулось бы страшным ударом, ведь только в 2013 году ее экспорт в этой отрасли в Россию достиг отметки в 2 миллиарда евро.
В начале августа Управление экономических исследований акционерного общества SACE, государственного экспортно-кредитного агентства Италии, отталкиваясь от введенных США и Европой санкций против России, предсказало два возможных сценария развития событий. Первый – «стабильный» – наиболее вероятный, прогнозировал устойчивую картину ссор и взаимных укоров: в этом случае под непосредственным  ударом оказались бы отдельные лица, но в результате вся российская экономика оставалась бы ослабленной в течение по меньшей мере двух лет, в то время как экспорт Италии уменьшился бы на миллиард евро.

Самый пессимистичный сценарий из всех – это рост насилия, перекрытие российского газопровода, проходящего по территории Украины, утечка капиталов, потеря 2,4 миллиарда от общего объема итальянского экспорта. «К сожалению, у этого мрачного варианта развития событий, который еще месяц назад считался практически невозможным, сейчас гораздо больше шансов реализоваться», – объясняет Алессандро Терзулли (Alessandro Terzulli), экономист SACE. Обострение кризиса на востоке Украины, приправленное санкциями, лишь усиливает тревогу тысяч предпринимателей и их подчиненных, которые и так страдают из-за эмбарго и других ограничительных мер и которым придется считаться со страной, находящейся в кризисе и не расположенной к тому, чтобы тратить деньги на иностранные товары, которые, учитывая свободное падения рубля, стоят все больше.



Вот так Российская Федерация из наиболее привлекательного для Италии рынка сбыта превратилась в больной вопрос. В 2013 году стоимость экспортируемых из Италии в Россию товаров достигала 10,4 миллиарда евро. Для того, чтобы попытаться ограничить экспансионизм царя Путина в регионах Украины, в которых проживает русскоязычное население и которые находятся в ссоре с новым правительством Киева, США и Европейский союз решили вступить в открытое противостояние с Россией. А это, по жалобам сотен предпринимателей, становится причиной своеобразного «огня по своим», открытого по экспортерам персиков и киви, производителям сыра и молочных продуктов, изготовителям сложных технологических систем, используемых в военных целях, и оборудования для бурения нефтяных скважин. Введенный Евросоюзом запрет на продажу россиянам товаров и техники, которые производятся для мирных целей, но в итоге используются для военных, вполне мог бы пошатнуть проект самолета Superjet 100 компании Finmeccanica и создать некоторые проблемы для производства англо-итальянских вертолетов AW 139, изготавливаемых в России и используемых Министерством внутренних дел и самим Владимиром Путиным.

В зоне риска оказались также договоры о поставках телекоммуникационных систем Selex Tetra, нашедших широкое применение среди полицейских. В конце июля крупнейшее судостроительное предприятие Италии Fincantieri попрощалось с проектом военных подводных лодок S-100, появившимся еще десять лет назад. В это же время группа Trevi выиграла крупный контракт на поставку нефтедобывающего оборудования  в Россию для бурения скважин на море. Но возможно ли будет пойти в обход системы, если собрать это оборудование на одном из белорусских заводов итальянской компании?

Конечно, обойти возможные запреты в секторах, связанных с высокими технологиями, будет непросто. Напротив, в том, что касается фруктов и овощей, российское правительство уже само выбрало тех, кто займет место бывших партнеров страны.

Западных поставщиков продовольственных товаров заменят Аргентина, Армения, Азербайджан, Чили, Китай, Египет, Израиль, Марокко, Южно-Африканская республика, Таджикистан, Турция и Узбекистан. У Азербайджана, крупного производителя овощей, дела идут лучше, чем просто хорошо. В течение первых шести месяцев 2014 года его экспорт овощных культур в Россию вырос на 76,6 миллиона, то есть на 50% по сравнению с предыдущим годом. И без сомнений, даже сейчас, несмотря на засуху, он продолжает набирать обороты.

Даже Белоруссия Александра Лукашенко, находящего у власти с 1994 года и являющегося верным союзником Путина, пытается извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Согласно данным информационного портала плодоовощного сектора Fresh Plaza, за последние несколько дней, если сравнивать с недалеким прошлым, в минский аэропорт прибывает просто огромное количество фруктов и овощей. Есть подозрения, что в скором будущем на российских прилавках появятся лимоны, грейпфруты и ананасы, на этикетках которых будет красоваться надпись «Белорусский продукт». Довольно странно, что страна, которая не может похвастаться средиземноморским климатом или хотя бы выходом к морю, теперь экспортирует в Россию устрицы и креветки.

Во многом от введенного эмбарго выиграет Турция, которая до настоящего момента была главным экспортером сельскохозяйственной продукции для Ближнего Востока и Северной Африки, а теперь может занять такое же место в отношении России. До эмбарго некоторые турецкие производители писали на своих продуктах «Сделано в ЕС» для того, чтобы в глазах покупателей качество их товаров выросло. Но теперь под санкции со стороны России попали именно европейские производители, и, скорее всего, им бы очень хотелось пометить ящики со своими фруктами наклейкой «Сделано в Турции», чтобы можно было ввозить их в Россию.

Но если Анкара экспортирует свою собственную продукцию, то Сербия (которая не платит никаких таможенных сборов для продажи своих товаров в России), согласно экспертам, сильнее остальных заинтересована в том, чтобы стать «перевалочным пунктом».

Теоретически это возможно, но несет с собой определенный риск еще и из-за того, что в случае транзита товара его цена увеличивается на 15%-20%. Швейцария, нейтралитет которой уже превратился в догму, также потирает руки: поскольку Берн вводил санкции лишь частично, на него ответные меры Кремля не распространяются.

В итоге экспорт продовольствия конфедерации, завязанный на кофе и сыре (в 2013 году общая прибыль составила 165 миллионов евро), в этом году мог бы увеличиться в разы. В последнее время, к примеру, многие российские фирмы  стремятся связаться с компанией InterCheese по поводу импорта Эмменталя, Грюйера и Аппенцеллера для того, чтобы заменить итальянский сыр Моцарелла или голландский сыр Гауда.  «Это был наиболее многообещающий для нас рынок, а теперь мы пытаемся компенсировать потери, устремляясь на Дальний Восток», –  рассказывает Фаусто Туркато (Fausto Turcato) из Социальной молочной в Мантуе, у которого в подчинении находится 180 человек и который в 2013 году продал 19 тысяч голов сыра Грана Падано в одну только Россию. Это предприятие является частью объединения Грана Падано, убытки которого, по словам его президента Стефано Берни (Stefano Berni), к концу года составят 50 миллионов. «Помощь от Европы для всей продовольственной отрасли – 125 миллионов. Этого слишком мало. Мы надеемся, что Россия отменит эмбарго на продукты, в состав которых не входит лактоза», – надеется он.

Президент консорциума плодоовощных компаний Euronaturitalia Джакомо Ферри (Giacomo Ferri) просто сокрушается: «Мы не знаем, как быть, чем больше времени проходит, тем сложнее становится наше положение. Постараемся сбыть в Европе виноград, который ранее продавали России, но рынок здесь настолько переполнен, что цены резко падают. Мы также опасаемся, что когда эмбарго все-таки снимут, россияне уже привыкнут к новым поставщикам и производителям и больше к нам не вернутся».

Согласно данным Citibank, продовольственные товары занимают пятую часть от всего российского импорта. «Теперь полки супермаркетов наполнятся продукцией местных производителей», — гордо выпячивает грудь Дмитрий Медведев.  «Тем не менее, пока что последствия введения эмбарго проявляются по-другому: в удаленных регионах страны цены на продукты резко выросли», – пишет ежедневная экономическая газета «Коммерсантъ». На Сахалине, находящемся в двух шагах от Японии, цена на курицу увеличилась на 60%, а в Приморском крае стоимость мяса выросла на четверть, а рыбы – на 40%.

Продукты питания, одежда, обувь, устройства для бурения и вертолеты: многих беспокоит то, что в настоящий момент происходит с отраслями, занимающимися производством и сбытом этой продукции. Но самой пугающей перспективой все же остается возможность перекрытия энергетической трубы. «Если Россия вдруг решит прекратить поставлять газ в Европу на период, превышающий десять дней, для Италии это станет настоящим кошмаром, – заявляет Давиде Табарелли (Davide Tabarelli), президент компании Nomisma Energia. – Из всех европейцев мы наиболее зависимы от метана, используемого для производства электричества, четвертая часть всего доставляемого нам газа прибывает прямиком из России. В 2006 и 2009 годах нам удалось пережить кризисы благодаря нашим запасам, но если Россия прекратит поставки на длительный срок, нам придется очень туго. Однако и самой России это было бы невыгодно, она не может себе этого позволить, продажа газа составляет от 7% до 8% ее ВВП. Мы зависим друг от друга: у них есть энергия, у нас техника». Тем временем пушки продолжают греметь, а денег все нет и нет.