Самым выдающимся результатом недавнего саммита президентов пяти прикаспийских государств (России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркменистана), среди которых нет ни одной женщины и которые собрались в Астрахани, чтобы определить правовой статус самого большого озера в мире, стало совместное политическое заявление: Нет иностранному военному присутствию в регионе! Прямой ответ США и Израилю, которые уже расположились в Азербайджане, договорились о военном сотрудничестве с Казахстаном и Туркменистаном и пытаются протолкнуть свою программу «Каспийская охрана», на которую выделили 135 миллионов долларов. Это, несомненно, большая победа для Владимира Путина после таких ударов как украинские события и западные санкции по отношению к России. Улучшение ирано-российских отношений, выразившееся в комплиментах, которыми осыпали друг друга главы этих государств, в возобновлении прямых рейсов Москва-Тегеран и в отказе от доллара в двусторонней торговле, стало основной изюминкой встречи. И все же соседи не сумели договориться о том, как делить озеро и 48 миллиардов баррилей нефти и 8,7 триллионов кубометров газа, которые находятся на его дне и побережьях.

«Квинтет» принял решение о строительстве кольцевой железной дороги, предназначенной соединить порты Каспия, а также о проведении совместных учений по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в 2016 году.

Море или озеро — есть разница

Каспий может считаться морем с тех пор, как Сталин приказал соединить его в 1948 году со Средиземным морем посредством канала Волга-Дон, который сделал возможным судоходную связь с Азовским и Черным морями. Если это так, то страны, не являющиеся прибрежными — как, например, США — могут претендовать на использование его ресурсов. Однако, в старом и единственном советско-иранском договоре 1940 года Каспий назван озером, а также определены равные и исключительные права на осуществление деятельности в нем двух прикаспийских государств. Несмотря на то, что именно российский канал Волга-Дон имени Ленина делает озеро морем, Россия не разрешает проход по нему иностранных кораблей (в отличие, например, от Турции, которой принадлежит Босфор). Будь то озеро или море, три молодых государства — Казахстан, Азербайджан и Туркменистан — требуют права голоса в вопросе выработки правового статуса водоема, несмотря на то что в 1991 году они приняли на себя обязательство соблюдать договор, подписанный СССР в 1940 году, по которому Иран имеет право претендовать на 50% всего, что есть в Каспии. Но поскольку это, кроме того что несправедливо, еще и невозможно, Тегеран предлагает раздать всем по 20%, на что Россия и Азербайджан не согласны.

"Нефтяные камни" - город в море


Речь идет об очень больших количествах нефти и газа. Россия отклонила иранское предложение уступить часть своих прав постсоветским государствам. И поскольку именно ее географические границы изменились, она против равного деления ресурсов по 20% каждой стране. Москва объединилась с Казахстаном и Азербайджаном, чтобы противостоять Ирану: они предлагают ему удовольствоваться 11%, в связи с чем Тегеран чередует «реальную политику» с пушечной дипломатией: в 2001 году иранцы, не раздумывая, направили два военных корабля с целью изгнать азербайджанские геологоразведочные суда из спорных вод. На данный момент стороны договорились не вести разведку ископаемых на территориях, статус которых не определен.

Тегеран в итоге вообще предпочел заморозить разработку своих месторождений в связи с нехваткой средств и чтобы не ссориться с соседями, и принялся разведывать земли на севере страны, где, похоже, «черное золото» тоже имеется в изобилии.

Иранские власти, несмотря на свой изначальный девиз «ни Восток, ни Запад», после неожиданного захвата американских заложников в посольстве США в Тегеране и его тяжелейших военно-политических, экономических и дипломатических последствий, были вынуждены сотрудничать сначала с СССР, а затем с Россией: будучи членом группы 5+1, которая ведет переговоры по иранской ядерной программе, Москва поддерживает санкции США, направленные против ее южного соседа, и по просьбе Израиля отказывается поставлять в Иран ракетные комплексы С-300 (за что Тегеран подал против нее иск в Международный арбитражный суд).

При этом Иран отклоняет предложение Австрии о покупке газа на 20 миллиардов долларов, чтобы не нарушить фактическую монополию России на поставки газа в Европу. Ему нужна поддержка Москвы, которая смягчала бы давление США, хотя одновременно иранская сторона заявляет, что не признает двусторонние договоры России с другими прикаспийскими странами, потому что все решения должны приниматься всей пятеркой единогласно.

Ясно одно, что отсутствие технологий добычи нефти с морского дна, а также нежелание ссориться с соседями по Каспию, да еще и на фоне кризиса в Сирии и Ираке и при том, что Азербайджан является партнером НАТО (США контролирует азербайджанские нефтяные поля, чего в свое время не смог добиться Гитлер в ходе операции «Блау») и Израиля, заставили Иран искать нефть внутри страны и оставить ту, что в озере, до лучших времен.

Россия укрепляет региональное лидерство

Члены каспийского «квинтета» в восторге: Москва обеспечивает безопасность в регионе и ничего не просит взамен. Это единственная страна, имеющая военно-морские силы в каспийских водах, откуда она влияет на события в Центральной Азии и Ближнем Востоке: может перекрыть свои транспортные пути, чтобы не допустить снабжения чеченских сепаратистов и контролировать скважины и нефтепроводы в регионе после появления здесь западных компаний. Москва, как и век назад, сегодня занимает в регионе лидерские позиции.

США входит в двери и в окна

Включив Азербайджан и Грузию в свою орбиту, США пытается создать азербайджано-туркменский военный блок, чтобы таким образом отделить северную чать Каспия (Россия, Казахстан) от южной (Иран). Вашингтон делает все возможное, чтобы расширить свое присутствие в этой зоне российского влияния, которая соединяет Центральную Азию, Кавказ и Ближний Восток с Европой. Несмотря на провал проекта трансафганского газопровода, американцы не останавливаются — слишком велик соблазн: Министерство энергетики США оценивает запасы нефти в Каспийском море в 17 миллиардов баррелей, газа — в 6, 630 миллиардов кубометров, то есть «достаточные для того, чтобы удовлетворять энергетические потребности США в течение 30 лет» и еще подкинуть немного европейцам. С этой целью Вашингтону необходимо:

* Преодолеть поставленные Россией барьеры. США не удалось ни запустить проект «Набукко», ни построить трансафганский газопровод из Туркменистана, даже заняв Афганистан.

* Признать свое поражение в попытке объединить Грузию, Украину, Азербайджан и Молдавию в рамках ГУАМ (1997), региональной организации, целью которой являлось ослабление влияния Москвы.

* Увеличить количество нероссийских нефтепроводов в регионе. Единственным на данный момент является трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан, который обеспечивает лишь 1% спроса на мировом рынке нефти.

* Снизить стоимость траспортировки каспийской нефти по трубопроводам, которая на сегодняшний день составляет 13 евро за тонну, в то время как доставка из Персидского залива обходится всего в 3 евро, а из Северного моря — 7.

* Преодолеть политическую нестабильность на Кавказе.

* Положить конец соперничеству Израиля и Саудовской Аравии за использование иранской территории, по которой можно было бы соединить по кратчайшему пути Каспий и Персидский залив: дешево, надежно и можно использовать уже имеющуюся инфраструктуру, или же построить газопровод Иран-Турция-Европа. В действительности Россия тоже заинтересована в том, чтобы существоваля такая труба, которая бы пересекала Иран с севера на юг, но при условии, что текущий по ней газ будет российским. Одной из задач нынешней иракско-сирийской войны, развязанной США, Саудовской аравией и Израилем, является воспрепятствовать строительству газопровода Иран-Ирак-Сирия-Средиземноморье. Иран исключается из задуманной США игры в качестве крупного поставщика углеводородов, даже если отношения Вашингтона и Тегерана нормализуются.

* Построить морской газопровод по дну Каспийского моря от туркменсткого газонефтяного месторождения Галкыныш, второго самого крупного в мире после ирано-катарского Южный Парс. Тогда газ в Европу можно было бы поставлять по территории стран-партнеров НАТО: Азербайджана, Грузии и Турции. Резкие возражения России и Ирана, связанные с экологическими рисками, положили конец проекту.

Путинской альтернативой этому и еще двум десяткам проектов, касающихся поставок из Казахстана и Азербайджана, над которыми работают 11 американских и 24 европейские компании, является трубопровод от Каспия до Черного моря, чтобы оттуда добраться до Балтики и Европы.

При таком положении дел Западу стоит поддерживать хорошие отношения с Россией, Ираном и Турцией, чтобы добром получить доступ в регион.

Черная икра: варварский деликатес

Вокруг богатого нефтью и газом Каспийского моря миллионы людей живут в нищете. Между тем, в море водится более 800 видов рыб, находящихся под угрозой исчезновения, в их числе — осетр. Осетровую икру получают таким способом: вылавливают самку, которая может достигать весьма внушительных размеров, и бьют ее по голове до бессознательного состояния. Вспоров ей живот и достав икру, ее выбрасывают в море, живую или мертвую, если нет возможности продать тушу. Немецкая альтернатива этому варварскому методу тоже не слишком цивилизованная: на рыбофермах самкам осетра делают кесарево сечение, чтобы достать икру. Все 35 лет своей жизни рыбы получают инъекции гормонов, чтобы производство икры в организме — на потребу горстке миллионеров — не прекращалось.

Большая игра за Каспийское море не предусматривает заботу ни о благосостоянии людей, ни об окружающей среде.