Россия — не просто самый большой сосед Европейского Союза. Ей принадлежит третье место среди его экономических партнеров после США и Китая. Значительная роль в двусторонней торговле отводится газу и нефти. Объемы импорта голубого топлива стабильно растут с самого начала поставок 40 лет тому назад.

Европа испытывает огромную потребность в энергии, и ее зависимость от российского газа варьируется от региона к региону. Сильнее всего она проявляется в Центральной Европе и Прибалтике: иногда доля российского топлива занимает там 100% импорта. Германия, второй по значимости потребитель в ЕС после Великобритании, импортирует 80% используемого природного газа, в том числе 37% из России. Во Франции на национальную добычу приходится менее 2% потребления, однако импорт из России составляет всего порядка 15%. Почти половина используемого во Франции газа идет из Норвегии (31%) и Нидерландов (18%).

Отношения ЕС и России никогда не отличались стабильностью, а украинский кризис стал лишь последним в череде событий, которые отражались на товарообмене. Надежность страны как поставщика и гарантии снабжения газом ЕС и его государств-членов неизменно вызывают жаркие споры. В такой обстановке Школа управления Гренобля и Центр европейских экономических исследований опросили французских и немецких экспертов по энергетике.

Дихотомия Франции и Германии

Три четверти опрошенных французских экспертов полагают, что украинский конфликт ставит под сомнение надежность России как поставщика природного газа. Немецкие эксперты в свою очередь придерживаются более оптимистичных позиций. Лишь 47% считают, что Москва стала менее надежным поставщиком. Несмотря на большую зависимость от российского газа, только 37% немецких специалистов видят ухудшение ситуации в Германии. Что касается энергоснабжения Франции, у французских экспертов нет единого мнения. Половина думает, что ситуация ухудшилась, либо незначительно (47%), либо значительно. Другая половина не замечает никаких изменений.

Такие расхождения во взглядах связаны с тем, что Россия долгое время была надежным энергетическим партнером Германии. Берлин много лет был первым энергетическим партнером Москвы, и с окончания холодной войны обе столицы поддерживают тесные связи, в первую очередь в энергетической сфере.

Возможные решения

В ответ на украинский кризис ЕС обнародовал в мае 2014 года доклад с проектом новой европейской стратегии в области энергетической безопасности. В этом документе предлагается целый ряд мер. Результаты опроса говорят, что подавляющее большинство французских экспертов поддерживают следующие меры: углубление интеграции европейского энергетического рынка (77% опрошенных считают такой шаг обоснованным), инвестиции в газопроводы в других странах ЕС (67%), инвестиции в инфраструктуру сжиженного природного газа (66%).

В то же время эксперты разошлись в вопросе наращивания национального производства, в частности путем добычи сланцевого газа. Что касается мер по сокращению потребления природного газа, повышение энергоэффективности пользуется практически единогласной поддержкой. Использование возобновляемых источников энергии тоже может похвастаться большой популярностью (73%).

Энергоэффективность и отход от углеводородов


Как бы то ни было, несмотря на мощную политическую поддержку и одобрение целого ряда экспертов, вопрос еще далеко не решен: за последние годы потребление газа в Европе пошло на спад, а повышение энергоэффективности может лишь усилить эту тенденцию. Все это может стать серьезным ударом по рентабельности миллиардных инвестиций в диверсификацию источников и каналов поставок газа.

В завершении нужно отметить, что безопасность поставок не является единственным приоритетом современной энергетической политики Франции. Большинство специалистов также делают упор на энергоэффективности и расширении доли возобновляемых источников во французском энергетическом коктейле. Более эффективная энергосистема с уменьшением доли углеводородов: быть может, именно так будет выглядеть будущее после российского газа.