За последние десятилетия США превратились из демократии, где реальная власть принадлежит народу, в олигархию, где финансовые элиты, стоящие как за правой, так и за левой частями политического спектра, скоординировано правят страной.

Тот факт, что Ноам Хомский (Noam Chomsky), считающийся наиболее выдающимся интеллектуалом Америки и самым цитируемым ученым в мире, пишет о том, что США превратились в крупнейший источник террора нашего времени, удручает. Уже давно было известно, что, по мнению Хомского, США больше не являются демократией, а больше походят на однопартийное государство, в котором олигархические элиты правят от лица народа и зачастую вопреки его интересам.

К аналогичному выводу приходят и авторы нового исследования Принстонского университета. Мартин Джиленс (Martin Gilens) и Бенджамин Пейдж (Benjamin I. Page) изучили, каким образом США за последние десятилетия превратились из демократии, где власть действительно принадлежит народу, в олигархию, где финансовые элиты, стоящие как за правой, так и за левой частями политического спектра, весьма скоординировано правят страной. Классического разделения на «правых» и «левых» уже практически не существует. Похоже, старые добрые США, которых мы знали по Плану Маршалла, гражданским правам и борьбе за личную свободу, находятся в глубокой стагнации.

Хомский недавно опубликовал на Интернет-портале «TruthOut» критическую статью, посвященную подготовленному ЦРУ отчету о проведенных США тайных операциях. Критика по большей части состояла в том, что вмешательство во внутренние дела других государств активно способствовало их дестабилизации и трагическим гуманитарным последствиям. 15 октября газета «The New York Times» рассказала об отчете ЦРУ и сделанном администрацией Барака Обамы на его основе выводе, что тайные операции на Кубе, в Анголе, ЮАР и Никарагуа были настолько неудачными, что заставляют задуматься о необходимости пересмотра всей стратегии. Как раз в свете этого заключения издание выразило скепсис относительно оказываемой в настоящее время помощи сирийским повстанцам. Еще один ключевой тезис Хомского состоит в том, что НАТО также претерпела радикальные изменения. После падения Советского Союза Североатлантический альянс превратился из европейского оборонительного союза в управляемое США орудие интервенций и агрессора, жаждущего доминировать в мировой нефтегазовой отрасли.

Дым над Кобани после авиаудара сил коалиции во главе с США


Недавние революционные высказывания Хомского о США как источнике террора становятся особенно актуальными в свете неудачной ближневосточной политики Вашингтона в течение последних лет и происходящей сейчас угрожающей эскалации напряженности до уровня новой «холодной войны». Профессор Йельского университета Брюс Акерман (Bruce Ackerman) отмечает, что удары по террористической группировке «Исламское государство» (ИГ), в первую очередь, нарушают конституцию, но также противоречат и желаниям населения США, 74 % которого, согласно «Public Police Polling», не хочет новых войн. Вызывающее беспокойство неуважение к принципу национального суверенитета государств отчетливо проявляется в том, что США наносят удары по территории Сирии, даже не проведя консультации с правительством этой страны. С группировками вроде ИГ, безусловно, необходимо бороться, но парадоксален тот факт, что подобные террористические организации используют американские оружие и технику. Согласно международным СМИ, когда ИГ действовало в Сирии против Башара Асада, оно получало помощь от Вашингтона, а его боевиков обучали американцы в Иордании. С самого начала конфликта сами сирийцы заявляли, что война началась вследствие того, что после операции в Ливии страна была извне наводнена группами тяжеловооруженных суннитов-экстремистов.

Не улучшает картину и то, что создание ИГ стало одним из последствий вторжения США в Ирак, где американцы нарушили баланс сил и посадили в правительство шиитов, которые использовали власть для притеснения мусульман-суннитов. Вашингтон не может утверждать, что не осознавал со всей ясностью все потенциальные деструктивные последствия ситуации. Еще в 1994 году. Дик Чейни (Dick Cheney), ставший затем вице-президентом при Джордже Буше-младшем (George Walker Bush), в интервью как раз описывал опасность нарушения баланса сил между различными религиозными фракциями в Ираке.

Теперь Обама, согласно «CNN», утверждает, что борьба с суннитской ИГ идет слишком медленно из-за того, что Асад (враг ИГ) не побежден. Подобные высказывания подают новые противоречивые, вводящие в замешательство сигналы, указывающие на грядущую дополнительную дестабилизацию региона, и без того охваченного имеющим множество измерений конфликтом, уже приведшим к худшей со времен Второй мировой войны гуманитарной катастрофе.

В документальном фильме «Туман войны» («The Fog of War») многолетний Министр иностранных дел США (ошибка: в действительности Роберт Макнамара был Министром обороны США в 1961-1968 года — прим. пер.) и глава группы Всемирного банка Роберт Макнамара (Robert McNamara) отмечал, что именно избранная США стратегия вмешательства в гражданские войны через оказание односторонней поддержки одной из сторон стала причиной провала попыток содействовать урегулированию конфликтов. Генри Киссинджер (Henry Kissinger), похоже, разделяет эту озабоченность. Со страниц своей последней книги «Мировой порядок» (World Order) он заявляет, что американская политика угодила в ловушку идеологической веры в то, что «утверждение демократии и прав человека» решит проблемы Ближнего Востока. Речь идет об идеалистическом крестовом походе, не учитывающем реальное положение дел «на земле». Результатом вклада США в смену режимов в таких странах, как Афганистан, Ирак, Ливия, Египет и Сирия, стало значительное ухудшение ситуации. Не было принято во внимание, что демократия как форма правления развивалась на Западе на протяжении многих столетий и не может автоматически насаждаться методами военного принуждения в других регионах. Киссинджер призывает к переориентации на политический реализм, где принцип национального суверенитета должен быть положен в основу восстановления стабильности находящегося под угрозой миропорядка.

Весьма парадоксально, что США с их идеалистическими демократическими устремлениями пользуются сегодня куда меньшим уважением на Ближнем Востоке, чем более реалистичная линия президента России Владимира Путина, который два года подряд признается самым влиятельным человеком в мире по версии журнала Forbes. Парадокс заключается и в том, что западным СМИ в очень малой степени удается объективно отражать плюралистическую реальность положения дел «на земле» во многих странах, находящихся за пределами Запада. Западу следовало бы больше интересоваться другими — это принесло бы больше мира. Далекая от реальности западная идеалистическая мечта может стать как раз тем фактором, который ввергнет мир в новые крупные конфликты.

Опасность того, что в прошлом демократические США превратятся в автократическое военное государство, не уважающее принципы, регулирующие взаимоотношения между независимыми государствами, давно и неотступно беспокоила ведущих мыслителей. В своей речи в 1961 года президент Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower), по сути, выразил обеспокоенность относительно возможности эрозии демократии в США, обозначив в качестве основной угрозы значительный рост влияния фактора военной силы на политику. О предостережении Эйзенхауэра относительно того, что американские свободы и демократические процессы никогда не должны оказаться под угрозой со стороны потенциально катастрофического сочетания политики и военной силы, особенно страшно размышлять сейчас, когда может показаться, что именно то, чего он боялся, уже произошло.

Учитывая, насколько США продвинулись на пути к автократической форме правления, у Европы есть все основания не следовать их примеру.

Ханна Набинту Херланд — норвежская писательница, публицист и эксперт по истории религий.