Украинские военные утратили контроль над донецким аэропортом, а повстанцы перешли в очередное наступление. Фортуна еще может улыбнуться Киеву, но пока Россия полна решимости поддерживать сепаратистов, все усилия Киева скорее всего будут напрасны. Возможность для устойчивого урегулирования непрекращающегося конфликта могут дать только переговоры, как бы неприятно это ни звучало. Альтернативой этому может стать крах Украины как государства и длительная конфронтация между Россией и Западом, огромные издержки от которой ощутят все стороны.

Согласиться на компромисс будет трудно как Киеву, так и Вашингтону. Первый в этом случае потеряет больше, однако американские творцы политики верят в то, что они миропомазаны править всей планетой.

Но хотя США с Европой в состоянии ослабить российскую экономику и нанести удар по московской элите, они не желают идти на риск военного конфликта с ядерной державой. И правильно делают.

Самые пылкие сторонники Украины считают, что всякий, кто не готов к самопожертвованию ради Киева, это агент КГБ, оставшийся еще с советских времен. Однако для вашингтонских политиков интересы Америки должны быть превыше интересов других стран. А в этом случае у них нет никаких оснований для того, чтобы втягиваться в российско-украинскую ссору.

Существует как минимум чертова дюжина веских причин, по которым США следует воздерживаться от этой драки. Первые шесть я осветил на прошлой неделе: Украина не важна с географической точки зрения, Россия для Америки важнее, чем Украина, виноваты в украинских несчастьях и передрягах многие, а не только Москва, Вашингтон никогда не давал Украине гарантии безопасности, Владимир Путин - не Гитлер, а Россия - не нацистская Германия (и не сталинский Советский Союз), и никакого геноцида нет. Но это только начало. Есть еще семь причин из этой чертовой дюжины.

1. Россия - не Сербия, не Ирак, не Афганистан и не Ливия.

Американцы привыкли к быстрым и легким победам без особых потерь. Со времен войны во Вьетнаме Пентагону не приходилось прилагать огромных усилий для разгрома другого государства. Трудны последствия, и это важный урок, из-за которого Вашингтон не стал оккупировать Ливию.

Самолеты ВВС США, участвовашие в нанесении воздушных ударов по позициям Исламского государства в Сирии


Администрация Обамы не поддается на предложения вступить в военную конфронтацию с Москвой, однако стая оторванных от реальности шумных хладовоинов настойчиво требует вооружить Украину, включить Киев в состав НАТО и разместить на Украине американские войска и самолеты. Эти шаги могут привести к войне.

Но Россия - это не какая-то там легкая добыча или слабый противник. Соединенные Штаты, особенно в союзе с Европой, могут победить любую страну в ходе полномасштабной войны. Однако после войны 2008 года с Грузией, когда российская армия проявила себя не лучшим образом, Москва совершенствует и укрепляет свои неядерные силы. У России есть система ПВО, которая не позволит Америке безо всяких потерь безраздельно господствовать в небе. Что еще хуже, у Москвы имеется мощный арсенал ядерного оружия всех типов. Столкнувшись с превосходящими неядерными силами западных союзников, она может применить оперативно-тактическое ядерное оружие. Одно дело пугать военной мощью нищую страну третьего мира, и совсем другое — бросать вызов государству, обладающему ядерным оружием.

2. У Москвы на Украине больше интересов, чем у Запада, и действовать она будет соответственно.

Воинственные американские болтуны из числа обозревателей и аналитиков полагают, что одного резкого слова Вашингтона достаточно, чтобы заставить любую страну броситься наутек. Если бы только президент Барак Обама «проявил лидерские качества» и «продемонстрировал решимость», Владимир Путин сразу бы признал, что он неправ, отказался помогать украинским сепаратистам, бросил Крым и отправился в сибирскую ссылку.

На самом деле положение дел на Украине для Москвы гораздо важнее, чем для Вашингтона. У Америки на Украине нет интересов, сопоставимых с российскими. Представьте себе Советский Союз, который помогает свергнуть демократически избранное и близкое Америке мексиканское правительство, а затем предлагает включить Мексику в состав Варшавского договора. Реакция Вашингтона в таком случае была бы мгновенной, мощной и исключительно враждебной.

А поскольку у России - высокие ставки в плане политической ориентации Украины, она готова тратить гораздо больше ресурсов и идти на больший риск, нежели западные союзники. Украина не особенно важна для Европы в плане экономики и безопасности, а для Америки она важна еще меньше. Вот почему ни одна страна из числа союзников не готова к военным действиям на Украине. На самом деле Киев может рассчитывать лишь на ограниченную финансовую помощь и на санкции против России. В отличие от него, правительство Путина может согласиться на финансовые издержки, на экономическую изоляцию, на людские потери и на политическое противостояние.

3. Альянсы должны быть средством укрепления безопасности США, а не инструментом иностранной благотворительности.

В 2008 году НАТО впервые дала принципиальное согласие на принятие в свой состав Украины. Некоторые европейские страны выступили и продолжают выступать против этого. Однако самые рьяные сторонники Украины по-прежнему настаивают на принятии Киева в Североатлантический альянс. В прошлом месяце украинская Рада отменила закон о внеблоковости Украины, а президент Петр Порошенко поддержал идею вступления.

Киев хочет, чтобы Запад защищал Украину, и винить его в этом нельзя. Но делать это членам НАТО нецелесообразно. На самом деле Вашингтон ведет себя, как простофиля на всех этапах расширения НАТО. Из-за вступления в альянс новых стран безопасность Америки не укрепилась. Скорее, США смотрят на этот важный военный блок как на международную благотворительную организацию, включая в ее состав страны, которые в плане безопасности больше похожи на черные дыры. Вашингтон оплачивает модернизацию армий маленьких стран с минимальным военным потенциалом, обещая защищать новых членов от угрозы, которые к Америке не имеют никакого отношения.

Принятие в НАТО Украины (и Грузии) - еще опаснее. Обе страны воевали или воюют с Россией. У обеих было или есть безответственное политическое руководство. У обеих имеется мощный стимул для того, чтобы втянуть в свои территориальные споры мировую сверхдержаву. Если они станут членами НАТО, это коренным образом ослабит безопасность США, поскольку мелкие и совершенно не важные для Вашингтона конфликты превратятся в военные споры между Америкой и Россией.

4. Гарантии безопасности и обязательства в рамках альянса часто усиливают конфликты вместо того, чтобы их сдерживать.

Пророссийские ополченцы на дороге, ведущей к аэропорту Донецка


Сторонники расширения НАТО исходят из того, что принятие новых членов отобьет у России охоту и желание вести военные действия. Увы, сдерживание часто не работает. В истории полно примеров того, как альянсы не смогли предотвратить конфликты. А когда сдерживание не работает, альянсы превращаются в тот приводной ремень, который раскручивает маховик войны.

Самая страшная в истории человечества Вторая мировая война началась несмотря на то, что Франция и Великобритания обещали защитить Польшу в попытке предотвратить нападение Германии. Первая мировая война демонстрирует еще более драматичные примеры того, как альянсы не сдерживали, а расширяли конфликты. Убийство в Сараево привело к тому, что война охватила большую часть Европы, а также распространилась на некоторые районы Азии и Северной Америки.

Во многих случаях враждующие стороны либо не верят в то, что противник выполнит свои обещания, либо считают, что ставки достаточно высоки, и риск войны оправдан. Такая точка зрения может действовать в отношении России и Украины.

5. Внешняя политика США должна быть основана на интересах Америки, а не каких-то других стран.

Наверное, самые большие перекосы в американской внешней политике происходят из-за этнического лоббирования. Нет ничего плохого в любви к родине своих предков. Но нет ничего хорошего в том, что внешняя политика США выстраивается таким образом, чтобы от этого выигрывали другие государства, а не Америка. Речь здесь идет о подталкивании Вашингтона к войне ради Киева. Это явно противоречит интересам Америки и американцев.

Конечно, здесь виноваты не только пламенные сторонники Украины. Многие американцы, похоже, забывают, чьи интересы должно представлять их правительство. Потомки выходцев из Восточной Европы стали самыми рьяными сторонниками расширения НАТО. На протяжении полувека избирательное давление выходцев с Кубы во Флориде определяло американскую политику в отношении Гаваны. Нет хуже политической потасовки, чем между американцами греческого и турецкого происхождения. Этнические корейцы ужасаются, слыша предложения о том, что ответственность за оборону Южной Кореи пора возложить на Сеул. Есть и другие примеры. Американцы украинского происхождения — это новая этническая плеяда, подталкивающая Вашингтон к войне за своих друзей, родственников и культурное наследие.

Некоторые заступники Киева утверждают, что Украина заслуживает поддержки, потому что Франция помогла американским колонистам обрести самостоятельность во время Войны за независимость. Конечно, Киеву имеет смысл обращаться за помощью к США, как американским колониям имело смысл просить помощи у Парижа. Но ответом на просьбу не всегда должно быть неизменное «да». Франция вмешалась в ход Войны за независимость, так как Париж считал, что это в его интересах — ослабить Британию, отколов от нее одну из самых важных колоний. Но война с Москвой не дает американцам аналогичных выгод. На самом деле помогая Америке, слабая французская монархия оказалась втянутой в крупный международный конфликт, в котором Париж проиграл. Это еще больше ослабило монархию и ускорило приход Французской революции. Франция могла избежать выпавших на ее долю ужасов, если бы не вступилась за Америку.

6. Пора действовать Европе.

Если для кого-то Украина и важна в геополитическом плане, так это для Европы. Если кому-то и следует предоставлять Киеву деньги и оружие, так это Европе. Если кому-то и нужно давать Украине военные гарантии, так это Европе. Если кто-то должен ввести на Украину свои войска, то это Европа. Если кому-то и надо укреплять оборонный потенциал Европы, так это самой Европе.

Но похоже, что Европа не желает утруждаться. Всего три европейских страны соответствуют требованиям НАТО о расходах на оборону в размере двух процентов от ВВП. Даже Польша, требующая «гарантий» перед лицом возможной российской агрессии, в прошлом году не выполнила эту норму. В прибалтийских странах все еще хуже. Стандарту в два процента соответствует только Эстония.

Другие страны Европы тоже не проявляют особого интереса и желания делать больше — даже для членов НАТО. Когда Польша и Прибалтика потребовали от других стран-членов разместить на их территории натовские войска, Германия, которая в эпоху холодной войны на протяжении десятилетий была пограничным государством и находилась под защитой американских, британских и прочих военных, сказала «Nein». Остальные члены альянса продолжают сокращать свои вооруженные силы. На Украине - кризис, говорят европейцы, но при этом полагают, что, как и всегда, все военное бремя должны нести Соединенные Штаты.

7. Единственное решение — это урегулирование путем переговоров.

Украинцы настаивают, что Украина должна быть свободной и самостоятельно определять свое будущее. Ну да, после второго пришествия, когда лев подружится с ягненком. Когда люди всех религий, национальностей, политических взглядов, рас и всего прочего возьмутся за руки и пойдут хороводом вокруг глобального костра, распевая песнь о мире и братстве. Когда мужчины и женщины снова поселятся в Эдемском саду.

Мир несправедлив, и многие народы живут в плохом окружении. Слабые должны по необходимости приспосабливаться и искать компромиссы. Во времена холодной войны Финляндия сохранила свою внутреннюю свободу, отказавшись от антагонизма с Советским Союзом. Тайвань живет в тени все более мощного Китая. Катар под давлением со стороны своих соседей по Персидскому заливу отказался от самостоятельной внешней политики. А Америка и Евросоюз запугивают маленькие страны Карибского бассейна и Европы по вопросам налогообложения.

Мир точно так же несправедлив сегодня к Украине. Америка и Европа не вступят в войну ради Украины. Украинцы должны признать, что они ограничены в своих решениях и планах.

Петр Порошенко обращается к солдатам на церемонии передачи 100 единиц техники на военной базе рядом с Житомиром


Военная победа маловероятна. Действуя без поддержки, сепаратисты потерпят поражение от центрального украинского правительства. Но Москва не позволит Украине разгромить своих союзников. На самом деле в прошлом месяце и президент Порошенко признал то, что «военного решения в Донбассе не существует», поскольку у страны нет ресурсов для победы. Более того, Киев не получит обратно Крым — ни политическими, ни уж тем более военными средствами.

Тупик — это тоже не решение проблемы. Украина столкнулась с экономическим кризисом. Государственные расходы увеличились, доходы уменьшились, а иностранные инвестиции в страну не идут. Экономика обвалилась. Украине нужны реформы и восстановление, но осуществить их в условиях кризиса будет трудно.

Война Киеву не по карману, потому что она обходится ему в 10 миллионов долларов ежедневно. В этом году дефицит финансирования на Украине составляет 15 миллиардов долларов. Агентство Moody’s предупреждает о возможном дефолте. Глава украинского центробанка ведет речь о «полномасштабном финансовом кризисе». Прославленный биржевой делец Джордж Сорос (George Soros) заявляет, что Киеву в качестве помощи необходимо как минимум 50 миллиардов долларов. Но ни Америка, ни Европа ничего подобного Украине не предложат. На сегодня они выделили ей всего около четырех миллиардов долларов.

Союзники надеются, что санкции вынудят Россию уступить. Перед Рождеством конгресс безо всяких дебатов утвердил новый пакет карательных мер. Санкции Запада больно бьют по Москве, особенно в сочетании с падением нефтяных цен. Тем не менее добровольно Путин в отступление не перейдет. Его президентский срок заканчивается в 2018 году, и сейчас ему никто не в силах составить конкуренцию — как из числа представителей власти, так и со стороны.

Массовое недовольство в обществе может вызвать народную революцию. Тем не менее, зарубежные санкции чаще всего приводят к тому, что люди сплачиваются вокруг своей власти, а не борются с ней. В прошлом месяце рейтинги популярности Путина оставались на уровне 85%, и большинство россиян считали, что их страна на верном пути. Если на фоне экономического спада поддержка Путину начнет снижаться, давление на него усилится, и ему придется предпринимать какие-то действия. Но он вряд ли поддастся Западу, поскольку это станет для него политической катастрофой. Вероятнее то, что он усилит меры авторитарного контроля в стране, задушит активную оппозицию и будет наносить удары за рубежом, усиливая националистические настроения.

Длительный конфликт будет все более негативно отражаться за пределами России, особенно если спад в европейских странах продолжится. Некоторые государства Европы уже выступают за отмену или ослабление санкций. В начале января президент Франции Франсуа Олланд призвал отменить санкционный режим. В прошлом месяце министр финансов Чехии Андрей Бабиш (Andrej Babis) пожаловался: «Эти санкции ничего не дают. Они оказывают только негативное воздействие».

Но, наверное, санкции, которые поставят Москву на колени, будут еще хуже тех, которые этого сделать не могут. Перспектива превращения России в Веймарскую республику должна заставить украинцев и их западных друзей быть осторожнее в своих желаниях. У Европы есть крупные экономические ставки в России.

Что еще хуже, в условиях кризиса мало оснований надеяться на превращение России в демократическое и покорное государство. Более вероятно усиление национализма внутри страны и авантюризма за ее пределами. Либералы западного образца ничего не выиграют от такого обвала внутри страны.

Поскольку уступать никто не намерен, усиливается перспектива возникновения «замороженного конфликта» с участием Украины и русских сепаратистов. Еще хуже перспектива бесконечной конфронтации между Америкой/Европой и Россией. Кому выгодно банкротство Украины и ее раскол? Кто выгадает от экономических потерь Европы и от мрачной реакции в России? Какое нас ждет будущее, если США и Россия все чаще вступают в экономические, политические и военные противоречия? Генри Киссинджер (Henry Kissinger) предупреждает, что «возобновление холодной войны станет исторической трагедией».

Добиться временного урегулирования нелегко, но это крайне важно. Украинцы могут сказать нет, но при этом они должны понимать, что дальше им придется действовать самостоятельно. Судьба Украины - в их руках, но они не должны рассчитывать на то, что все остальные поддержат такой деструктивный путь.

Америка и Европа должны инициировать переговоры с Москвой, используя санкции в качестве переговорного инструмента, но не как бесконечное наказание. Международные наблюдатели должны осуществлять контроль за прекращением огня. Россия должна признать суверенитет Украины и прекратить оказывать военную помощь повстанцам. Киев должен остановить военные действия и официально передать часть властных полномочий Донбассу. Украине придется объявить о своем военном нейтралитете, и Запад должен будет это подтвердить. А Россия должна согласиться с экономической ориентацией Киева на запад и на восток.

Конечно, Москва тоже может сказать нет. Однако такого рода договоренность будет отвечать интересам безопасности России и остановит ее экономический спад. Путин - авторитарный руководитель, но не дурак. А если дипломатическое урегулирование невозможно, лучше выяснить это сейчас, нежели после того, как все пострадают от холодной войны в облегченном варианте.

Российско-украинский конфликт — это никому не нужная трагедия. Но если нам не нужна катастрофа, то единственный выход из такого положения — это переговоры. Это понравится не всем сторонам, но это лучше всех прочих вариантов.

Слава Богу, продолжающаяся война не очень сильно угрожает Америке. Но США все равно выгоднее мир между двумя этими странами. Как и народу Украины, среди прочих. Вместо того, чтобы выступать в качестве воюющей стороны, Вашингтон должен сосредоточиться на поиске дипломатического решения. Сделать это будет непросто, но администрация Обамы все равно должна попытаться.