На прошлой неделе, 5 ноября, The Wall Street Journal писала, что ЦРУ собирается расширить свою нелегальную войну в Сирии, увеличив поставки оружия так называемой умеренной сирийской оппозиции. Это наглядно демонстрирует ложность обещаний президента Обамы не впутывать США в опосредованный военный конфликт с Россией. Если судить по прошедшим в прошлую среду в Комитете Палаты представителей по иностранным делам слушаниям об «Эскалации обстановки в Сирии в результате действий России», президент может не опасаться, что ЦРУ столкнется в Америке с серьезным противодействием.

Комитет заслушал показания двух помощников госсекретаря — Виктории Нуланд (Victoria Nuland), отвечающей за отношения с Россией, и Энн Паттерсон (Anne Patterson), на плечах которой лежит неприятная обязанность заниматься политикой Америки в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Первое, что нужно сказать об этих слушаниях: они в очередной раз подчеркнули потрясающую сноровку американской «партии войны» — той межпартийной коалиции «ястребов» из Конгресса, которая, как по другому поводу говорил британский политик Джон Марли (John Morley), постоянно меняет цели, но не главную задачу. А задача у этих людей одна — навсегда испортить отношения между Америкой и Россией. Раньше они фокусировались на пресловутом российском вторжении на Украину, теперь — на «эскалации обстановки» в Сирии.

Помощник госсекретаря Нуланд прямо с ходу заявила: «Напрямую вмешавшись в бои в Сирии, Россия увеличила поток беженцев, который и до этого был опасным явлением и который не способны принять даже самые щедрые из европейских стран».

Некоторые члены комитета поспешили согласиться с этими словами, не подтверждающимися ни фактами, ни хронологией.

Конгрессмен Ами Бера (Ami Bera) подчеркнул, что российское вмешательство в сирийскую гражданскую войну «обострило» ситуацию и стало главной причиной кризиса с беженцами. Особенно волновало Беру, что этот кризис может сказаться на Турции. Возможно, если бы конгрессмен дал себе труд немного подумать, он понял бы, что беженцы потекли в Турцию (а оттуда в Европу) именно из-за того, что Турция годами способствовала попыткам свергнуть режим Асада.

Конгрессмен Джерри Конноли (Gerry Connolly) торжественно вопросил, перестанет ли, наконец, Россия вторгаться в турецкое воздушное пространство. Между тем Конноли, безусловно, лучше было бы задаться вопросом о том, перестанет ли, наконец, Турция помогать ИГИЛ.

Единственным кто выразил недовольство постоянным враждебным отношением Соединенных Штатов к России — особенно странным на фоне нашей симпатии к суннитским тираниям Персидского залива, — был конгрессмен Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher).

Рорабахер добавил, что такими странами, как Саудовская Аравия, правят клики экстремистов, которые «ничем не лучше Асада», и что недружелюбная политика Америки в отношении России уже причинила много вреда. По словам Рорабахера, наш отказ от предложенной пять лет назад Путиным сделки по Сирии привел к гибели сотни тысяч людей и превратил миллионы в беженцев.

Тем не менее, «партия войны» продолжает с прежним упорством твердить: «Во всем виноват Путин».

Паттерсон ухитрилась в своем выступлении перещеголять Нуланд. Она с серьезным видом заявила конгрессвуман Илеане Рос-Лейтинен (Ileana Ros-Lehtinen), что ИГИЛ и Асад «связаны». Она хоть сама-то способна в такое поверить? Для Асада это точно стало бы новостью.

Фактически, Паттерсон продолжила с того, на чем остановилась Нуланд. По ее словам (не соответствующим действительности), «85–90% российских ударов направлены не против ИГИЛ, а против других оппозиционных сил». Когда Паттерсон заговорила о мифических «умеренных», ее спросили, не создаем ли мы коалицию с «Ан-Нусрой», и в своем ответе помощник госсекретаря признала, что, возможно, некоторые группы нашей «умеренной» оппозиции были вынуждены присоединиться к исламистам. Да-да, конечно.

Угадайте, кто ей возразил? Правильно, Дана Рорабахер. Если мы сбросим Асада, спросил он, уверены ли мы, что Сирия не рухнет, как рухнула Ливия после катастрофического вмешательства НАТО в 2011 году? Паттерсон заверила Рорабахера, что это маловероятно. Якобы «существует широкий консенсус», предполагающий, что в Сирии есть государственные институты, которые сохранятся и после Асада, в то время как в Ливии таких институтов не было.

Странное заявление, не правда ли? Неужели Паттерсон имела в виду, что ливийского правительства, которое заключило в 2003 году договоренность с американским и британским правительствами о своем отказе от оружия массового уничтожения, не существовало?

При этом участники слушаний, так, похоже, и не осознали, что российская «эскалация» в Сирии может помочь нам в борьбе с ИГИЛ. Это заставляет думать, что, главная проблема заключается все-таки не в российских авиаударах, а в одержимости нашего правительства идеей свергнуть Асада.

Картина, нарисованная Нуланд и Паттерсон, была основана на лжи и неуместных упрощениях. К сожалению, ничего нового в таком подходе нет.

С самого начала холодной войны наши власти руководствовались советом Дина Ачесона (Dean Acheson) не пренебрегать «более ясными, чем правда», аргументами. В Вашингтоне уже почти 70 лет принято считать, что народ «не вдается в нюансы», и поэтому политикам приходится просто ему врать.

Склонность к «более ясному, чем правда», настолько укоренилась в вашингтонском генетическом коде, что теперь прямо на наших глазах умные, способные и усердные чиновники вроде Виктории Нуланд и Энн Паттерсон несут на слушаниях в Конгрессе невероятную чушь.

Впрочем, возможно, не все потеряно. В тот же день в Рэйберн-хаусе прошло мероприятие, на редкость приятно контрастировавшее с агрессивными выступлениями Паттерсон и Нуланд в защиту новой холодной войны. На неофициальных слушаниях, организованных деканом Палаты представителей и старейшим членом ее Комитета по судоустройству Джоном Коньерсом (John Conyers), выступили четыре выдающихся представителя возрожденного Американского комитета по достижению согласия между Востоком и Западом. (Официально признаюсь: я работаю в этом комитете, а пишущий редактор Nation Стивен Коэн (Stephen F. Cohen) входит в число членов-основателей его правления.)

На слушаниях Коньерса не было характерного для поборников новой холодной войны манихейства. Профессор Коэн, профессор Эллен Мицкевич (Ellen Mickiewicz), посол Джек Мэтлок (Jack Matlock) и бывший глава Procter and Gamble Джон Пеппер (John Pepper) призывали Конгресс избегать предубежденного отношения к российской теме, примеры которого можно было увидеть в тот же день в Комитете по иностранным делам.

К концу дня из наших правительственных структур — самого ненадежного хранилища секретов в мире — просочилась новость о том, что, по информации разведки, за падением российского самолета российской компании Metrojet, погубившим 224 мирных жителя (в том числе 25 детей), стояло ИГИЛ. В репортаже, опубликованном на выходных AFP, говорилось: «Данные черного ящика с разбившегося на прошлой неделе в Египте российского самолета показывают, что причиной катастрофы стал взрыв бомбы».

В таком случае, может быть, до американского политического истеблишмента, наконец, дойдет, что Россия и США воюют на одной стороне?