Брюссель — Канцлер Германии Ангела Меркель пришла в нетипичную для нее ярость. Во время обеда по случаю 30-й годовщины падения Берлинской стены она схлестнулась с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, который незадолго до этого дал интервью, в котором поставил НАТО диагноз «смерть мозга», а потом усомнился в преданности альянса делу коллективной обороны.

Макрон также стал единственным лидером, наложившим вето на начало длительных переговоров с Северной Македонией о вступлении в Евросоюз, хотя эта страна выполнила все, о чем ее просил Брюссель, в том числе, изменила свое название.

«Я понимаю ваше стремление к деструктивной политике, — сказала Меркель. — Но мне надоело собирать осколки. Я снова и снова склеиваю те чашки, которые вы разбиваете, чтобы у нас была возможность сесть и попить вместе чаю».

Макрон постарался защититься, сказав, что он просто не сможет поехать в начале декабря в Лондон на совещание НАТО, делая вид, будто Соединенные Штаты и Турция действуют в Сирии в коллективных интересах.

«Я не смогу сидеть там и притворяться, будто ничего не произошло», — заявил он.

Этот разговор подчеркивает, насколько серьезна напряженность во франко-германских отношениях, и насколько велики разногласия в преддверии сокращенной встречи НАТО, которая состоится на окраине Лондона. Ее даже понизили в ранге, и теперь называют не встречей в верхах, а совещанием руководителей, посвященным 70-летию альянса.

«Я давно уже не видела, чтобы франко-германские отношения опускались так низко, — сказала аналитик по вопросам безопасности Клаудия Майор (Claudia Major), работающая в Немецком институте международной политики и безопасности. — Я редко наблюдала такое раздражение и взаимное непонимание».

Макрон, будучи амбициозным президентом с едва ли не королевскими полномочиями, демонстрирует все большее нетерпение из-за медлительного прагматизма Меркель и проявляет недовольство германским федерализмом и коалиционным правительством, сказала Майор.

Его стремление «лидировать и ниспровергать» в «нетерпеливой и почти нервозной манере» входит в противоречие с немецкой системой, которая «действует очень медленно в последний срок Меркель, когда коалиционное правительство просто пытается выжить», добавила она.

Макрону очень хочется выдвигать долгосрочные стратегические предложения, но он проявляет растущее нетерпение, видя застой и раскол коалиции в Германии, где склоняющиеся влево социал-демократы блокируют его предложения о европейской безопасности и вооруженных силах, а консервативные христианские демократы блокируют его предложения о расширении экономической интеграции, увеличении расходов и реформе еврозоны.

Макрон неверно понимает Меркель, полагая, что она в свой последний срок хочет создать историческое наследие для европейского проекта, как это сделал канцлер Гельмут Коль, принявший евро. Поэтому французскому лидеру кажется, что осторожная Меркель едва ли не предала его, сказал один официальный французский представитель.

Но это неверное представление о Меркель, «у которой нет грандиозных идей, а есть прочный прагматизм, и после 10 лет она не изменится», сказала Майор.

А еще есть НАТО, которую Германия считает инструментом сдерживания, как и страны Центральной и Восточной Европы, чьи руководители резко критикуют Макрона за его размышления о недостатках альянса. Меркель открыто не согласилась с заявлением Макрона о «смерти мозга» НАТО, назвав его высказывания «радикальными».

Многие втайне согласны с Макроном в том, что непредсказуемость и резкая смена настроений Трампа вредят НАТО, и что ситуация усугубляется из-за его особых отношений со все более самовластным и склоняющимся в сторону Москвы президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Но они считают, что нельзя заявлять о своих сомнениях открыто.

Польский премьер-министр Матеуш Моравецкий (Mateusz Morawiecki) назвал Макрона безответственным, а его сомнения в преданности НАТО коллективной обороне, о которой говорится в статье 5, опасными. Выступая в парламенте, Моравецкий сказал, что любые сомнения в гарантиях, включенных в договор НАТО, создают угрозу будущему Евросоюза и военного альянса.

Как отметил французский военный аналитик Франсуа Эйсбур (François Heisbourg), Макрон рассуждает как «теоретик из мозгового треста», а не как руководитель ключевой страны НАТО и ядерной державы. Вместе с тем, он отметил, что в НАТО существуют разногласия, и «Макрон по крайней мере пытается решать возникающие проблемы».

Руководство НАТО безуспешно пытается согласовать совместное коммюнике, которое не будет официальным. Они хотят отметить годовщину альянса и подтвердить готовность его членов увеличивать военные расходы.

Французские официальные лица настаивают на том, что следует отметить необходимость стратегического пересмотра миссии НАТО, чтобы заменить предыдущую миссию, которая была выполнена в 2010 году и серьезно устарела. Но большинство стран-членов предпочитают занимать выжидательную позицию. Они хотят увидеть, победит ли на выборах Трамп, и только после этого начинать очень важную дискуссию о предназначении НАТО.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас (Heiko Maas) в попытке предотвратить стычку в Лондоне, подобную той, что почти два года тому назад испортила бурный саммит НАТО в Брюсселе, предложил создать «группу экспертов», чтобы усилить политическое мышление НАТО.

Его идея состоит в том, чтобы собрать эту группу под руководством генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который упорно старается сохранить добрые отношения с Трампом.

Столтенберг на следующей неделе отправится в Париж на встречу с Макроном, видимо, чтобы обсудить комментарии президента, усомнившегося в действенности положений статьи 5.

Сомнения вслух равноценны подрыву этих положений. Именно за это Трамп подвергался суровой критике в начале своего президентского срока, когда он заколебался, не желая поддерживать это положение, а затем усомнился в том, что Америке стоит сражаться за Черногорию, тоже являющуюся членом НАТО.

Все это вызывает нечто вроде ликования у российского представителя в Евросоюзе Владимира Чижова, который похвалил Макрона за его высказывания и за вето, наложенное на переговоры о вступлении в ЕС Северной Македонии и Албании, против чего Москва ведет борьбу уже много лет.

Москва также пытается ослабить НАТО и не допустить ее расширения за счет принятия балканских стран, Грузии и Украины.

«В свете заявления президента Макрона, — заявил Чижов „Файненшл таймс", — НАТО будет что обсудить в закрытом формате» в Лондоне в следующем месяце. Далее он сказал: «Мы все знаем, что президент Трамп говорил о НАТО на разных этапах своего президентства».

А еще союзники обеспокоены тем, что Макрон хочет выступить с речью о создании сил ядерного сдерживания на европейской основе, не полагаясь на американцев.

Такая идея вызовет еще большее возмущение в Берлине и в странах Центральной Европы, отчасти из-за того, что никто из них не верит в способность Франции прикрыть весь континент своим ядерным зонтиком, а британские силы ядерного сдерживания почти целиком состоят из американских ядерных ракет.

Макрон любит нарушать спокойствие и задавать вопросы, которые остальные не задают, по крайней мере, публично. Но если он поступит так в вопросе ядерного сдерживания, сказала Майор, «в Москве начнут стрелять пробки из-под шампанского».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.