Часть I

Убийство в прошлом

И действительно, против Черного началось новое уголовное расследование. В конце июля он был вызван в офис ЯХБАЛа в Лоде. Лейтенант Анатолий Лившиц пожал ему руку, попросил его присесть и передал ему драматическое известие: главный прокурор России Юрий Чайка обратился к правительству Израиля с просьбой провести допрос Черного от имени российского следствия – по делу об убийстве Вадима Яфясова, заместителя одного из российских банков и одного из главных игроков на алюминиевом рынке в России.

Яфясов был убит в Москве посреди бела дня в апреле 1995 года. Он был ликвидирован автоматной очередью, выпущенной по его БМВ. Убийство не было столь уж неожиданным на фоне происходившего в России в 1990-е - в годы так называемой "алюминиевой войны".
В ходе войны за контроль над доходным рынком цветных металлов, где одной из ключевых фигур был Михаил Черной, погибли десятки людей – директора предприятий, владельцы акций, правительственные чиновники, журналисты. В то время, когда произошло убийство, Черной уже имел израильское гражданство, однако его имя было связано с рядом дел, которые сотрясали Россию. Ему это чуть было не стоило израильского гражданства.

В 2004 году тогдашний министр внутренних дел Авраам Пораз написал ему, что "согласно информации, которая поступила в распоряжение полиции Израиля, вы несете ответственность за убийство и попытку убийства, которая была предпринята по вашему распоряжению или по вашему заказу в период войны за алюминиевый рынок".

Однако с 1995 года Черного не разу не допрашивали по делу об убийстве Яфясова. Почему российский генпрокурор вдруг решил вернуться к расследованию убийства? У Черного есть однозначный ответ на это – единственное, что произошло, это возобновление противостояния с Дерипаской.

- Генеральный прокурор является приближенным Дерипаски, - утверждает Черной. - Согласно той информации, которая попала в мои руки, сегодня у людей Дерипаски и сотрудников израильского ЯХБАЛа есть общие интересы. Наконец они смогли, после общих усилий, спустя 14 лет, открыть против меня уголовное дело.

- Российская прокуратура – марионетка?

- Мне известно, что израильские правоохранительные органы и их российские коллеги в течение 10 лет вели оживленную переписку. Русские постоянно сообщали израильтянам: "У нас нет ничего против Черного". Пока, как я считаю, не вмешался Дерипаска.

- А может генеральный прокурор располагает новыми уликами?

- За этим может стоять только Дерипаска.

- Как вы отреагировали на выдвинутые подозрения?

- Я ужасно разозлился. Я спросил следователя Анатолия: "Скажи мне, что это такое?" Он ответил, что он получил заранее вопросы, которые он должен задать. Яфясов, который работал у меня и который добился всего благодаря мне, был убит в 1995-м, когда я уже находился в Израиле. Если я сделал что-нибудь такое, да еще находясь в Израиле, почему меня ни разу не допросили с тех пор? Полиция хочет изгнать меня в Россию? Чтобы меня там убили? Или засадили в тюрьму на сто лет из-за обвинений, которые изобрели сами израильтяне?

"Я знаю, что этот Анатолий не несет ответственность за следствие, он толковый и профессиональный следователь", - сказал Черной и вновь изобразил руками кукловода с марионетками.

- В прошлом русские просили допросить вас по этому делу?

- Чтобы было ясно: русские никогда не заводили против меня уголовных дел и не вели следствие против меня. Ничего. Единственное преступление, которое я могу совершить, это обматерить кого-нибудь по телефону. Если он сволочь и поддонок, я обматерю его, но потом остыну. Я не коплю злобу. Здоровье мне важнее. Если я такой преступник, как меня пытаются изобразить, как же тогда до сих пор живу те, из-за кого я потерял миллионы – Гад Зеэви, например, и другие?

В молодости я мог ввязаться в драку, но только на кулаках, а не с железным ломом. Я никогда не был замешан в уголовных преступлениях, поэтому меня уважают во всем мире – министры, профессора. Меня учили помогать людям, даже тем, с кем я не знаком. Однако такому человеку как Дерипаска я не могу уступить. Он подлец, и мы были вынуждены были подать против него иск. Шабтая Калмановича уничтожили в течение пяти минут. Ведь если б я был таким мафиози, я бы мог покончить с делом Дерипаски за пять минут. Его бы защитила охрана? У Шабтая тоже была охрана.

- Может ли Россия потребовать от Израиля вашей экстрадиции, как она требовала поступить с Леонидом Невзлиным, одним из владельцев ЮКОСа?

- Я не удивлюсь, если это произойдет, так как Дерипаска сегодня обладает самым большим влиянием на российскую власть, он находится в тесных отношениях с премьер-министром (Владимиром Путиным) и президентом (Дмитрием Медведевым), главами секретных служб и сотрудниками госпрокуратуры. Он - гости в его доме. Поэтому против меня завели уголовное дело.

Божественное предостережение

Связь между Черным и Дерипаской родилась незадолго до того, как он репатриировался в Израиль в 1994 году. Черной был тогда "алюминиевым королем" России. Две противоположные одна другой версии дают представление о том, как сын простых рабочих, родившийся 57 лет назад в украинском городке Умань, поднялся на эту вершину. Израильские правоохранительные органы утверждают, согласно закрытой, но проверенной и обоснованной, по их словам, информации, что Черной является преступным "спрутом", который скопил свой капитал посредством манипуляций и крупных афер, давая крупные взятки политикам и опираясь на преступные группировки, которые расчистили для него путь от опасных противников. В свою очередь Черной утверждает, что его феноменальный успех – исключительно плод его частной инициативы, энергии, способности к адаптации, которая проявилась в единственной в истории человечества ситуации – при переходе от централизованного коммунистического хозяйствования к свободному рынку.

Некоторые факты сложно оспорить. Еще в советский период Черной и его брат Лев начали торговать пластмассой и текстилем. Когда бывшая коммунистическая сверхдержава начала извращенный процесс приватизации и распродавала свои ресурсы по бросовым ценам, братья Черные уже обладали первоначальным капиталом, который позволил им обзавестись имуществом.

В 1992 году братья Черные создали вместе с двумя алюминиевыми магнатами из Лондона, братьями Саймоном и Дэйвидом Рубен, компанию "Транс Ворд групп", которая сделала их самыми сильными людьми на рынке цветных металлов в России. Они завладели огромными предприятиями в СНГ, на их счета потекли сотни миллионов долларов. "Если бы я не взял эти заводы, металлургическая промышленность просто развалилась бы", - говорит Черной.

Черной утверждает, что образ мафиози, который ему приклеили, - это результат намеренного компромата системы очернения и лжи бывших сотрудников тайных советских служб. Он, говорит Черной, всего лишь воспользовался ситуацией. Экономика, объясняет он, рождалась заново: то, что не было запрещено, было разрешено.

- Если бы израильский министр предоставил мне помощь, которую я получил от российского правительства, когда, например, шло голосование о назначении нашего представителя на пост директора предприятия, он был сел в тюрьму на 10 лет. Однако в те времена министры и заместители министров сами обращались ко мне с просьбой, чтобы я восстановил алюминиевый завод, и обещали, что государство выступит гарантом моих инвестиций…

Черной завел связи в Кремле, в основном с Шамилем Тарпищевым, который начал свою карьеру в качестве тренера по теннису Бориса Ельцина, а затем превратился в одну из ключевых фигур в Кремле.

- Шамиль был моим приятелем еще в Узбекистане, когда я занимался спортивными делами. Он был личным тренером Ельцина, а потом министром спорта, - рассказывает Черной. - Однажды я был приглашен на теннисный турнир Кубок Кремля. Я сидел в ложе для почетных гостей рядом с Ельциным и другими уважаемыми лицами. Многие известные бизнесмены спрашивали, кто вообще такой этот Черной? Они знали, что я также дружен с Олегом Сосковцом, который вскоре был назначен заместителем премьер-министром.

Черной отрицает, что когда-либо платил взятки. "Однако я был одним из спонсоров сборной России по теннису на протяжении многих лет. Даже после того, как Ельцин уволил Тарпищева", - добавляет он.

В 1993 году Черной познакомился на конференции в Лондоне с молодым голубоглазым человеком. Его звали Олег Дерипаска. Он был выпускником физического факультета МГУ и начинающим торговцем металлами, сын бедных родителей с юга России.

- Спустя несколько месяцев Яфясов привез Дерипаску в Париж, чтобы он смог встретиться со мной. У него были большие амбиции, и мне это нравилось, - вспоминает Черной. - Он хотел заниматься большим бизнесом и рассказал мне, что его группа намерена купить на бирже алюминиевый завод "Саянск" в Сибири, но у него нет на это денег. Я согласился вложить в это деньги, а затем мы договорились стать равными партнерами в этом проекте.

- У меня нет сыновей, и он был мне как сын, - объясняет Черной, каким образом Дерипаска стал его партнером по бизнесу. - Было много директоров как он, некоторые были лучше его, однако ему удалось более других приблизиться ко мне. Многие ему завидовали.
И вот тогда в жизни Черного произошел поворот. Курсируя между США и Европой, летом 1994 года он приземлился в Израиле. Израильские правоохранительные органы утверждают, что против него велось следствие в России.

- Поэтому вы приехали в Израиль?

- В деле, о котором идет речь, я был свидетелем. Против меня не было никаких подозрений. В 1993 году, в канун попытки переворота против Ельцина, меня предостерегли, что армия намерена разрушить несколько бизнес-групп в качестве показательной акции. Директор офисного здания, в котором располагалась моя контора, сказал мне: "Оставляй все немедленно. Есть сведения, что тебя хотят арестовать". Я уехал в США. Мне сказали, чтобы я не возвращался пока в Россию, меня могут убить.

Он понял, по его словам, что тот, кто намерен нанести по нему удар, связан с секретными службами. В России стали раздаваться голоса, что иностранцы взяли под контроль рынок цветных металлов. Он уехал в Швейцарию. И тогда приятель посоветовал ему поехать в Израиль.

- Я приехал сюда вместе с женой в 94-м году и сказал приятелю: "Здесь красиво и тепло, как в Узбекистане. Я слышал, что многие люди здесь говорят по-русски и живут здесь десятки лет. Я влюбился в это место. Я поехал праздновать день рождения жены в Эйлат. Мы вышли в море на яхте. И я сломал два пальца, когда тянул канат. Это было предостережение от Всевышнего. Знак, который я должен был понять еще тогда.

Его жена живет вместе с двумя дочерьми в Лондоне. Еще две его дочери живут в США. Он говорит, что они уехали после того, как жене надоело отношение Израиля к нему. Он живет один в шикарной вилле в Савьоне.

Сосед со шрамом

В 1995 году " алюминиевые войны" в России достигли своего апогея. Наиболее изощренным было убийство Феликса Львова, представителя американской корпорации в России. Зимой 1995-го Львов находился в терминале паспортного контроля московского аэропорта, когда два человека, представившиеся агентами российской спецслужбы ФСБ попросили Львова пройти вместе с ними. По-видимому, это были наемные убийцы. Тело Львова было найдено короткое время спустя в Москве.

Министерство внутренних дел в письме, направленном адвокату Черного в 2005 году, утверждало, что полиция располагает данными о причастности Черного к этому убийству. Черной говорит, что это навет. "Государство Израиль выдвинуло подозрения, что я замешан в убийстве десятков людей – Яфьясова, Львова, министров и журналистов. Кроме распятия Христа, я был обвинен во всем. Однако в книге, которую написал Александр Литвиненко (агент КГБ и противник Путина, который умер в результате таинственного отравления в Лондоне в 2006 году), утверждается, что Львов и еще несколько человек были убиты тайной службой, занимавшейся ликвидацией бизнесменов и политиков.

"Меня нельзя обвинить в связях с секретными службами, - говорит он с иронией, - Слава богу, что некоторые из этих убийств были раскрыты".

- Нельзя отрицать, что в определенный период в России были убиты многие люди, связанные с алюминиевой отраслью. Я не находился в России в тот период и не занимался этим никогда. Многие люди, которых изображают жертвами войны за алюминий, вообще не были никак не связаны с этой сферой. Всех объединили под заголовком "Война за алюминий", чтобы создать порочную репутацию этой индустрии.

В 1995 году Черному стало известно, что он и сам превратился в цель для ликвидации. Полиция задержала двух частных следователей Яакова Бека и Амира Бен-Ашера по подозрению, что заказали убийство Черного. "Я не мог в это поверить, - вспоминает он, - Я не знаю, кому понадобилось убивать меня. Я тысячу раз сказал полиции спасибо, за то, что они спасли мне жизнь".

Черной не был единственной целью Бека и Бен-Ашера. Еще один человек, в заказе убийства которого они обвинялись, был близкий друг Черного, Антон Малевский, который также прибыл в Израиль в конце 1994 года и приобрел дом в Савьоне, неподалеку от виллы Черного.

Согласно документам израильской полиции и прочих правоохранительных инстанций, Малевский был руководителем одной из крупнейших в России преступных организаций "Измайлово" (так называется микрорайон на севере Москвы), включавшей 800 членов.

Внешний облик Малевского, внука крестившегося еврея, полностью соответствовал наиболее сомнительным изображениям преступников-рецидивистов: большой шрам украшал все его лицо, одно из ушей было отрезано.

В 1997 году министр внутренних дел Элиягу Свиса решил выполнить рекомендации правоохранительных органов и выдворить Малевского из Израиля. "Я изучил закрытые материалы, представленные мне полицией Израиля, из которых следует, что Малевский один из руководителей организованной преступности в России, глава группировки "Измайлово", - написал Свиса. - Согласно имеющейся информации, господин Малевский лично стоит за целым рядом убийств".

В 1998 году Высший суд справедливости (БАГАЦ) утвердил решение о депортации Малевского. Он погиб три года спустя, разбившись при прыжке с парашютом. Эта история также получила название "таинственной".

Меня никто не допрашивал в полиции ни о Малевском, ни об измайловской преступной группировке, - говорит Черной. - Я не думаю, что Малевский – это мафия. Он не сидел в тюрьме. У него был орден, который он получил во время войны в Афганистане, а после того, как его выдворили из Израиля, он получил от российский властей знак отличия за деятельность на благо Отчизны".

До того, как Малевский был выдворен из страны, семьи Черного и Малевского часто отдыхали вместе в эйлатских гостиницах и играли в теннис. Периодически к Черному присоединялись и другие люди, которых в израильской полиции считают руководителями организованной преступности в странах СНГ. Среди них - Салим Абдуллаев, которого в ЯХБАЛ считают главой организованной преступности в Узбекистане.

- У Абдуллаева есть знаки отличия от правительства Узбекистана, - с возмущением вступается Черной за своего друга. - Он также много помогал Израилю. Только ШАБАК и Мосад знают, что сделал для страны. Так зачем же писать про него такие глупости? Только здесь его превращают в мафию.

В 1997 году Черной превратился в объект наблюдения правоохранительных органов Израиля. Его телефонные разговоры прослушивались, тайно фотографировали его и его друзей. В документах, которые полиция передала в суд в период с 1997 по 2000 го, утверждалось, что "Черной – объект в сфере борьбы с международной преступностью".

Полиция утверждала, что "Черной пользовался услугами Малевского и возглавляемой им преступной группировкой "Измайлово" с целью захвата контроля над алюминиевыми предприятиями в России".

Согласно официальным данным, полиция прослушала 58 тысяч телефонных разговоров, которые вел Черной, и вела за ним слежку с фиксацией на видеокамеру. В 200-2001 годах Черного часто видели с Либерманом, который в тот период был депутатом кнессета и министром национальной инфраструктуры, в разных городах страны.

Черной считает, что полиция начала пристально наблюдать за ним не из-за его дружбы с Малевским или в связи с алюминиевыми войнами в России, а из-за того, что он стал близким другом Авигдора Либермана.

- Может быть они уже тогда предполагали, что Либерман будет министром иностранных дел или главой правительства? - задается он вопросом. - Связано ли все это с тем, что я познакомился с Либерманом в 1996 году и стал его другом? С Биби я тоже познакомился тогда. И он всегда жмет мне руку, когда видит меня. Никто из них не думает, что я – мафия.

- А может, за вами начали вести наблюдение сразу после того, как вы приземлились в Израиле и из-за угроз убить вас?

- Нет, не так. В середине 90-х полиция располагала списком из тридцати "международных объектов", меня в этом списке не было. Я знаю об этом и от предыдущего генерального инспектора полиции Асафа Хефеца, и от бывшего министра внутренней безопасности Моше Шахаля. Я встретился с Шахалем во время церемонии поминовения отца адвоката Рама Каспи, и он спросил меня: "Михаил, почему вы такой грустный?" И я ответил ему: "Мне все надоело. Вы начали всю эту историю, а я продолжаю есть это дерьмо. Зачем вы это сделали?" Шахаль ответил мне: "Мы тоже пережили много тяжелых моментов, когда репатриировались в страну. Мы тоже страдали от жесткого обращения". И добавил: "Когда я был министром, против вас ничего не было… Хефец и Шахаль подтвердили сказанное Черным.

Арик Шарон шепчет по-русски

Постоянное наблюдение со стороны правоохранительных органов сопровождало Черного и тогда, когда он развивал связи с представителями израильской бизнес-элиты и политической верхушки. На некоторых фотографиях Черной снят в обществе бизнесмена Дуди Аппеля, в том числе и на праздновании Мимуны, устроенном бывшим министром иностранных дел Давидом Леви. Аппель предложил Черному участие и в проекте "греческого острова". Черной рассказывает, что Аппель просил (и получил) от него 4,5 миллиона долларов на создание этого грандиозного проекта.

- Аппель сказал мне, что он заработает на этом проекте 259 миллиардов долларов, 250 из них будет отдано Господу Богу, - рассказывает Черной, который называет Аппеля склонным к преувеличениям бароном Мюнхгаузеном.

После того, как государство забрало у Черного заграничный паспорт, Аппель взял его на ферму Шикмим для встречи с Ариэлем Шароном, который незадолго до этого был избран на пост премьер-министра.

- Это было в день поминовения его жены Лили, которая умерла за год до этого, - вспоминает Черной. - Мы приехали поздно. Все уже покинули ферму. Мы сидели рядом с Шароном. И тогда Аппель сказал ему что-то на иврите, наверное, про мой паспорт. Шарон повернулся ко мне и сказал по-русски: "Миша, многие проходят через это. Наша страна очень тяжелая. Если ты не ничего не совершил, будь спокоен. Ты все в итоге получишь обратно".

В те дни Черной готовился к сделке, которая должна была превратить его в одного из ведущих израильских бизнесменов, однако завершилась единственным на сегодняшний день обвинительным заключением, поданным против него. Черной, которому принадлежала крупная коммуникационная фирма в Болгарии, хотел приобрести у государства большую часть акций телефонной компании "Безек".

В канун выборов главы правительства в 2001 году Дуди Аппель, Черной и его израильский советник Зеэв Ром встретились в офисе Черного в тель-ависком здании "Бейт-ха-Текстиль". Они не знали, что полиция установила там прослушивающее устройство. Во время беседы Черной сказал: "Давайте действовать нагло. Давайте скажем комиссии (по выдаче лицензий от министерства связи), что я хочу купить 5% "Безека". Ну, и что? Скажем внаглую".

Аппель преподал Черному урок местного бизнеса: "Ведь здесь ничего не произойдет, пока не пройдут выборы, верно? Не продадут. Ничего не произойдет. Мы выиграем эти выборы, поверь мне. Все будет выглядеть иначе".

Однако когда Шарон победил на выборах, все выглядело не так, как предсказывал Аппель. В марте 2001 года полиция арестовала Черного по подозрению, что он якобы незаконным образом пытался взять под свой контроль компанию "Безек" вместе с бизнесменом Гадом Зеэвом.

Согласно тексту обвинительного заключения, который вот уже несколько лет обсуждается в тель-авивском окружном суде, Зеэви и Черной в 1999 году заключили соглашение, по которому Зеэви получит от Черного 143 миллиона долларов на приобретение 20% акций "Безека". Зеэви приобрел акции "Безека" на сумму 643 миллиона долларов, а деньги, полученные им от Черного, послужили гарантией для взятия ссуд на приобретение акций в нескольких израильских банках.

В обвинительном заключении говорится, что обвиняемые ожидали, что Черной не получит лицензию министерства связи на приобретение существенного пакета акций "Безека", и поэтому договорились, что инвестиции Черного будут скрыты, а единственным инвестором выступит Зеэви.

Первым, кто поспешил на выручку Черному после того, как взорвалась сделка по приобретению "Безека", был свежеиспеченный министр Авигдор Либерман, который публично заявил, что лично знаком с Черным и что "его единственное преступление состоит в том, что он преуспел в жизни".

"Этот человек чист. И на его порядочность и честность я полагаюсь больше, чем на порядочность всех начальников следственных отделов полиции вместе взятых", - заявил Либерман. Несколько месяцев спустя, по подозрению полиции, полмиллиона долларов были переведены со счета фирмы Черного на счет фирмы Либермана.

Шарон сделал выговор Либерману. Черной с похвалой отзывается о нем. "Я ему очень благодарен, что он так отзывается о своем друге. И я думаю, что он не ошибается, считая меня честным и порядочным человеком".

Черной уверен, что "дело Безека" было сфабриковано только для того, чтобы оправдать многолетнее наблюдение полиции за ним. "Знаете, когда стали писать обо мне, что я - мафия? В 2001 году, когда нужно было превратить историю "Безека" в уголовное дело. Поэтому им понадобилось изобрести русскую мафию, которая хочет завладеть "Безеком", чтобы вести прослушивание всех государственных служб".
На нынешней неделе судья Одед Мудрик рекомендовал прокуратуре и Черному начать двусторонние контакты по данному делу.

С тобой и без тебя

Незадолго до того, как в Израиле взорвалась сделка о приобретении акций "Безека", отношения Черного и Дерипаски вступили в начальную стадию противостояния. Они встретились в марте 2001 года в престижном лондонском отеле "Лейнсборо". Оба совместно владели тогда компанией "Сибирский алюминий" (СибАл), в которой были еще два второстепенных партнера – Сергей Попов и Малевский. Несколькими годами ранее Черной расстался со своим братом Львом и британскими партнерами по "Транс Ворд групп", продав акции брата в фирме за 400 миллионов долларов.

Совместный бизнес с Дерипаской расширился. Во время лондонской встречи они планировали продвигать огромную сделку – слияние "Сибирского алюминия" с российской нефтяной компанией "Сибнфеть", которую контролировали олигархи Роман Абрамович, Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили.

По утверждению Черного, когда Дерипаска показал ему текст соглашения о слиянии, выяснилось, что он вообще не фигурирует в качестве одного из владельцев новой компании.

"В качестве владельцев фигурировали лишь Роман Абрамович и Олег Дерипаска, - рассказывает Черной. - Дерипаска сказал: "Видишь ли, имеется проблема. В России не хотят, чтобы кто-то другой участвовал в этом. Только я и Абрамович. Потому что между Путиным и Березовским создалась напряженная ситуация". (Березовский считается самым большим оппозиционером режиму Путина.) Я был близок к старой группировке, и меня каким-то образом связали с ними. Я дал согласие на этот расклад. И сказал Дерипаске: "Давай заключим между нами договор, ты будешь представлять мои интересы".

Черной рассказывает, что Дерипаска спросил его, верны ли слухи о том, что я готов за миллиард долларов продать свою долю в компании. Я ответил ему, что если бы он дал мне миллиард, я сегодня же оставил бы компанию. "У меня нет таких денег сейчас, - ответил Дерипаска. - Давай я тебе кое-что предложу".

По утверждению Черного, Дерипаска набрал свое предложение на клавиатуре портативного компьютера: "На первой стадии он заплатит Черному аванс в размере 250 миллионов долларов. Затем, в период между мартом 2005 года и мартом 2007 года, он продаст акции Черного и переведет ему доходы от продажи акций. За вычетом аванса, это составит миллиард долларов.

- Вы поверили ему?

- Он был мне как сын. Вы должны понять. Мой сын. Мой мальчик. Он только немного вырос, стал носить костюмы и галстуки.
Однако за последнее десятилетие все переменилось. Черной погряз в проблемах в Израиле. В то время как Дерипаска превратился в самого могущественного олигарха России и почетного члена ближайшего окружения президента Путина.

В 2001 году он женился на зеленоглазой красавице по имени Полина, дочери Валентина Юмашева, руководителя администрации президента Ельцина. Некоторое время спустя и Юмашев нашел свою суженную, стал третьим мужем дочери Бориса Ельцина, Татьяны, обладавшей огромным влиянием в период правления своего отца. Именно она нашла преемника своего отца на посту президента – Владимира Путина.

По утверждению Черного, после своей женитьбы Дерипаска получил статус неприкосновенности. Он также унаследовал все связи отца своей жены и превратился в одного из наиболее близких к Путину людей. Группировка Юмашева и Татьяны Ельциной привела Путина к власти.

Путин не скрывал свои дружеские связи с Дерипаской. Он проводил с ним время на лыжном курорте. Выражал публичное возмущение действиями властей США, отказывавшихся впустить Дерипаску на свою территорию из-за его связей с организованной преступностью.
Путин превратил Дерипаску в своего ближайшего советника и оказывал ему всяческое содействие в бизнесе: несколько лет назад владелец нефтяной компании утверждал, что Путин заставил его продать свое имущество Дерипаске.

Черной был заинтересован ускорить реализацию сделки с Дерипаской.

- Я обращался к нему несколько раз, - утверждает он. - Так, например, мы встретились в Вене, и я предложил ему, чтобы он выкупил мою долю. Однако Дерипаска ответил, что, по договору, время для этого еще не наступило. Короткое время спустя я понял, в чем тут дело. Он планировал купить доли Березовского, Абрамовича и Патаркацишвили, и у него не было достаточно денег для меня.

Дерипаска действительно выкупил доли у других олигархов в 2003-2004 годах и превратился во владельца контрольного пакета акций самой крупной в мире алюминиевой компании. Он распространил свою деятельность на другие сферы и, прежде чем достиг 40-летнего возраста, превратился в самого богатого в мире россиянина и в одну из самых влиятельных фигур в стране. В 2008 году журнал "Форбс" оценил его состояние в 28 миллиардов долларов.

В связи с мировым экономическим кризисом он потерял 80% своего капитала, который оценивается сегодня в 3,5 миллиарда долларов.
Черной продолжал искать встречи с Дерипаской. В январе 2005 году они встретились в Киеве, который окрасился в оранжевые цвета в связи с победой на президентских выборах лидера оппозиции Виктора Ющенко.

- Я сказал Дерипаске, что пришло время реализации сделки, - рассказывает Черной. - Он попросил немного времени, чтобы прийти к компромиссу с "Транс Ворд". Однако когда я позвонил ему позднее, мне не дали с ним поговорить. Только после того, как Сергей Попов предостерег его, что я могу подать против него иск, Дерипаска отправил Попова в Израиль, чтобы прийти со мной к соглашению.

Я спросил Попова: Дерипаска вообще что-нибудь предлагает? Нет, ответил Попов, он всякий раз называет разные суммы – иногда 500 миллионов, иногда 700 миллионов. Я не слышал от него конкретного серьезного предложения. Я сказал Попову: "Пусть поймет, что это серьезно. Я намерен подать иск в британский суд". Он никак не отреагировал на это. И тогда я подал иск. (По нынешним оценкам стоимость акций Черного составляет миллиарды долларов.)

Версия Дерипаски совершенно иная. В декларации, которую он направил в британский суд, Дерипаска утверждает, что Черной никогда не был его деловым партнером в соответствии с общепринятыми критериями, а вместе с Малевским навязал ему услуги "крышевания".

В тот период у бизнесменов не было другого выхода, кроме как получить "крышевание" людей типа Малевского и Черного", - утверждает Дерипаска. В 2000 году, утверждает он, ему удалось освободиться от удавки Черного и Малевского благодаря профессиональной группе телохранителей, которую он нанял. По его утверждению, на встречу с Черным, где он дал согласие заплатить ему аванс в размере 250 миллионов долларов, он прилетел не случайно, а после "неприятной встречи с Малевским в Москве, в ходе которой тот дал ему понять, что прекращает договоренность с ним.

По словам Дерипаски, 250 миллионов, которые он выплатил Черному, были последним взносом за "крышевание".

- Дерипаска утверждает, что заплатил вам 250 миллионов долларов в качестве взноса за "протекшн". И что вы вообще не были партнерами…

- Он может говорить сегодня все, что угодно. В декларации, поданной им в британский суд, утверждается, что даже Попов, который был крестным отцом его дочери, - один из глав мафии. Это дает представление о ментальности человека, который стоит за всем этим. Ведь Дерипаска сам предложил Малевскому и Попову быть нашими партнерами, потому что они "обладали влиянием". Малевский и Дерипаска были близкими друзьями. Когда Малевский был вынужден покинуть Израиль ( в 1998 году) он жил в Москве в доме, принадлежащем Дерипаске. Так как же это сочетается с тем, что он потом заявил? Он встречается, обнимается и целуется с людьми, которых он называет мафией? Когда дело касается денег, люди забывают, кто они.

Дерипаска обратился с просьбой в Высокий суд Лондона перевести слушание этого дела в Москву. Черной был против. По его словам, у него нет ни малейшего шанса добиться правосудия в России из-за связей Дерипаски с Кремлем. Он также считает, что если он прибудет в Россию, то будет убит или арестован.

Решением суда в Лондоне, которое многое говорит об отношении британской судебной системы к российскому правосудию, просьба Черного была удовлетворена.

Британские судьи постановили, что имеется опасение, что в России не будет проведен справедливый суд. Дерипаска проиграл первую апелляцию против данного решения, поданную им в Высокий суд. Если и вторая апелляция будет отклонена, то вскоре начнется судебное разбирательство о алюминиевых миллиардах.

Что такое Дрейфус по сравнению со мной?

Тем временем, не только британский и израильский суды интересуются Черным. В мае текущего года испанский судья Андреус Моралес подписал указ об аресте Михаила Черного. Это не первый раз, когда Моралес подписывает распоряжение об аресте израильского гражданина – он подписал распоряжение в отношении бывшего министра обороны Биньямина Бен-Элиэзера после того, как против того был подан иск в связи с ликвидацией террориста Салаха Шхаде.

На сей раз на прицеле оказался Черной. Он подозревается в отмывании капитала преступной группировки "Измайлово" с помощью подставных фирм, действующих в Испании. Малевский и Дерипаска также упоминаются в этом указе в качестве главарей организованной преступности.

"Теперь я и Дерипаска – главари измайловской группировки", - с иронией говорит Черной. Дерипаска опроверг утверждения испанского суда и заявил, что готов выступить свидетелем по данному делу.

"Когда указ об аресте будет отменен, - говорит Черной, - я покажу испанцам документы, которые докажут им, что все это ерунда. 12 лет против меня велось расследование в Швейцарии, что я участник организованной преступной группировки. Более года назад я был оправдан по всем пунктам. Швейцарцы начали следствие против меня после информации, переданной им израильтянами".

С точки зрения Черного, Израиль и ЯХБАЛ несут наибольшую ответственность за его испорченную репутацию в мире. "В 1998 году израильская полиция передала официальный запрос болгарским властям, в котором утверждалось, будто я замешан в убийстве сына одного из болгарских министров. Болгары проверили и ответили израильтянам: "Человек, о котором вы говорите, жив".

Однако болгарское правительство воспользовалось этим запросом, чтобы выдворить меня из страны и взять под контроль мой бизнес. У меня есть доказательства и документы по этому делу. Это лишь один пример одного и того же принципа: цепь неприятностей всегда начинается в ЯХБАЛе".

Черной не жалеет слов, когда он описывает отдел по расследованию международных преступлений израильской полиции. "Пиявки, которые сосут из меня кровь. Они и их партнеры уничтожили меня и весь мой бизнес. Что я сделал плохого этой стране? Я что террорист? Убийца? Даже если представить, что я сделал что-то плохое России (а я ничего плохого ей не сделал), в Израиле есть тысячи примеров людей, которые получили здесь поддержку, отмыли миллиарды. В итоге нашли одного Черного, чтобы продемонстрировать, как они борются с отмыванием капиталов".

У него есть нелицеприятное мнение и о тех, кто несет ответственность за "дело Безека", - бывший руководитель ЯХБАЛа Моше Мизрахи и бывший государственный прокурор Эдна Арбель.

- Один из них хотел командовать полицией. Другая хотела быть судьей Верховного суда. А я стал их жертвой. Вначале был Григорий Лернер, который, как оказалось, просто мелкий жулик. Но ты помнишь, сколько шума была вокруг суда над ним? Устроили такой цирк, чтобы люди в стране поверили, что тут действует мафия".

- Но и после того, как Мизрахи и Арбель оставили занимаемые должности, МВД сообщило, будто полиция располагает обоснованной информацией, что за вами числятся мошенничество, взятки и убийство.

- Меня ни разу не допрашивали по подобным делам. Министр Пораз просто выполнял волю полиции. Знаешь, в чем основная проблема этой страны? Что все здесь находятся под пятой у полиции. Вы, журналисты, тоже. Когда им понадобится, они потянут за веревочку, и вы станете их добычей. Мы видели, что стало с делами Биби и Шарона: гора родила мышь. Над полицией никто не властен. Над ними нет закона. Если бы был закон, который обязывал их нести ответственность за такие дела, они бы вели себя иначе. В прошлом я думал, что Мизрахи несет ответственность за мое преследование. Теперь я понимаю, что и он был марионеткой. Просто такова Система, такова методика.

- Но почему преследуют только вас, а не других олигархов, которые поселились в Израиле? Владимир Гусинский или Леонид Невзлин…

- Наверное, потому что у меня нет таких связей, как у них. Однажды мне кто-то сказал: "Проблема Миши в том, что он не дружит с правильными политиками". Я не выбираю себе друзей по их политическим взглядам. Я не собираюсь финансировать политические амбиции своих друзей. Может быть, это кому-то не нравится. Пока коррупция в полиции не будет искоренена, они всегда будут находить жертву и казнить ее. Когда Невзлин не угодит кому-то здесь, они выдадут его России в пять минут.

- Может быть, мы страдаем русофобией?

- Да. Если бы я был американцем, французом или немцем, со мной бы так не поступили. Видели, что здесь творилось после убийства семьи Ушеренко? Превратили русскую алию в дьявола. Словно здесь не было ужасных историй с участием старожилов.

- Вы чувствуете себя Дрейфусом?

- Что такое Дрейфус по сравнению со мной? Любой другой человек, переживший то, что пережил я, уже давно бы повесился. Я не удивлюсь, если завтра придут к кому-нибудь сидящему в российской тюрьме и скажут, мы освободим тебя, если ты заявишь, что убил Яфьясова и Львова по заданию Черного. В России нет никой проблемы превратить тебя в преступника. Раньше это было только в российских интересах. Теперь это в интересах и России, и Израиля.

- Тогда почему вы не уезжаете?

- Я очень люблю Израиль. Я это доказал. Я остался, несмотря на то, что должен был уехать, когда выяснилось, что здесь предпринимают против меня. Я прошу, чтобы мне дали работать. Чтобы я мог спокойно платить налоги. Мне некуда бежать, и я не хочу никуда бежать. Я не доставлю своим врагам это удовольствие – стать гражданином другого государства.

- Может быть, есть в этом некая высшая справедливость, что вы и некоторые другие из русских богачей, заработавшие столь огромные деньги за счет русского народа, живут в изгнании, чувствуют себя преследуемыми?

- В Израиле разве было по-другому? После Войны за Независимость поделили землю. Тот, кто мог, отхватил себе. Потом заработал на этом миллиарды. Можете сказать, что это сделали за чей-то счет. Ко мне нельзя предъявлять претензии. Мы оказались в нужное время в нужном месте. Нормальные предприниматели. Только некоторые оказались вне системы. А Россия - это страна Системы. Она не продвинулась с коммунистических времен. Когда только появилась сильная власть (Путин), Россия стала подчиняться этим людям – кто не с нам, тот против нас. Если ты связан с Системой, тебе простят всё. Если нет – тебе припомнят приватизацию.

Может быть, стоить у всех все отобрать, национализировать. Каждое государство пережило более или менее похожий процесс. Вы можете сегодня забрать у братьев Офер или у Данкнера то, что они в свое время получили от государства?

- Вы все еще очень богатый человек?

- Вопрос, чем вы измеряете богатство? Я не Билл Гейтс и не Роман Абрамович.

- Какой у вас сегодня бизнес?

- Можете написать: я ни чем сегодня не занимаюсь. Лишь пытаюсь вернуть свои долги. К сожалению, после тех проблем, которые мне в мире создал Израиль, очень просто не возвращать мне долги. Можно просто пойти в полицию и сказать, что Черной хочет меня убить, защитите меня.

- Если вы победите Дерипаску в суде, то станете очень богатым. Речь идет о миллиардах…

- Миллиарды-шмеллиарды. У меня в голове есть точные цифры. Пусть они (Дерипаска и его люди) сами занимаются спекуляциями. Никто не возьмет эти миллиарды с собой в могилу.