Народные депутаты хотят, чтобы Украина разорвала дипломатические отношения с Российской Федерацией. Проект соответствующего постановления № 4221 зарегистрирован в Верховной раде 15 марта. Инициаторами законопроекта выступили Оксана Корчинская и Юрий-Богдан Шухевич (Радикальная партия), Владимир Парасюк (внефракционный) и Олег Петренко (БПП).

В частности, в документе говорится: «Верховная рада, руководствуясь Законом Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временной оккупированной территории Украины», учитывая многочисленные факты нарушения Российской Федерацией прав граждан Украины, захват на территории Украины и удерживание в РФ заложников, граждан Украины, принимая во внимание нарушения РФ принципов международного иммунитета, в том числе относительно народного депутата Украины, депутата Парламентской ассамблеи Совета Европы Надежды Викторовны Савченко, постановляет прекратить с момента принятия данного постановления дипломатические отношения с Российской Федерацией».

Согласно законопроекту, в случае его принятия кабмин должен будет в течение месяца подать в парламент проекты законов о прекращении действия международных договоров с Россией, а также определить страну, посольство и консульство которой будет представлять интересы Украины в РФ до возобновления дипотношений с ней.

Эксперты поделились с «Главредом» оценками целесообразности и своевременности данной инициативы, рассказали, что на деле будет значить разрыв дипотношений с Россией, какие последствия будет иметь, каким образом в таком случае Украина и Россия смогут вести переговоры об урегулировании конфликта на Донбассе, а также насколько существенно сократятся возможности защиты прав украинцев, находящихся на территории РФ.  

Александр Палий, политический аналитик:

— Я считаю намерение депутатов разорвать дипотношения с Россией вполне нормальной инициативой. Благодаря этому, по крайней мере, будут ликвидированы дипломатические учреждения РФ на территории Украины. Да, при этом станет сложнее вести переговоры, но, откровенно говоря, посол России на Украине практически не имеет отношения к переговорному процессу, то есть его отсутствие на переговоры особо не повлияет.

Однако это в некоторой мере повлияет на возможность защищать прав украинских граждан на территории РФ. Но, в принципе, это и сейчас не сильно удается.

Потому позитивов от такого решения было бы больше, чем негативов. В частности, прекратится деятельность российских дипломатических учреждений на территории Украины, а, соответственно, здесь станет меньше российской агентуры. Ну, и уменьшится количество раздражителей для украинских граждан, которые вынуждены время от времени протестовать под различными российскими учреждениями — сегодня все российское раздражает наше общество.

Я считаю, что нужно еще раз подумать над идеей разрыва украинско-российских дипотношений, и даже не раз, и реализовать ее. Лучше всего было бы ликвидировать посольства, а консульства оставить. Если такой механизм возможен, чтобы защитить наших людей в РФ, это было бы идеально.

На практике разрыв дипломатических отношений будет значить, что отзываются послы, а государства начинают взаимодействовать на других уровнях. В мире есть государства, которые еще пока не установили между собой дипломатических отношений или просто не имеют их, однако они контактируют друг с другом. Например, Израиль и Иран, которые не поддерживают дипломатические отношения, но, тем не менее, общаются. Это не является проблемой для государств, но может стать проблемой при попытке защитить права украинцев на территории России, а их там немало. Хотя даже сейчас, когда дипотношения между Россией и Украиной еще существуют, дипломатическая защита не особенно помогает в РФ, особенно тем украинцам, которые стали заключенными в России, по сути, в тоталитарной стране.

Потому все следуют взвесить, но плюсы от такого шага однозначно будут. Я думаю, что данная инициатива депутатов появилась своевременно, возможно, даже несколько преждевременно. Возможно, к реализации этой идеи мы придем несколько позже. На мой взгляд, в период активной фазы боевых действий разрыв дипотношений вряд ли бы что-то добавил. Все-таки такие решения следует принимать с «холодной головой».

Григорий Перепелица, профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко, эксперт по вопросам международной политики, доктор политических наук:

— Проект постановления о прекращении дипломатических отношений с Россией — запоздалый, но он кстати. Это нужно было, когда только российские войска вторглись в Крым, и когда появились явные признаки российской агрессии. В такой ситуации Конституция Украины и закон об обороне страны обязывают президента немедленно ввести военное положение и принять решение о применении вооруженных сил для отражения агрессии. В дипломатическом контексте это значит разрыв дипломатических отношений, что говорит о том, что мы находимся в состоянии войны.

Если бы это было сделано, вся наша международная деятельность перешла в другой формат, и это сразу бы сориентировало международное сообщество, что Украина является жертвой агрессии. Включилась бы ст. 51 Устава ООН о праве Украины на вооруженную защиту и предоставление ей, как жертве агрессии, международной помощи. Тогда бы международное сообщество сформировало бы антипутинскую коалицию, как это было сделано в 1991 году относительно Ирака.

Но украинская власть побоялась это сделать, опасаясь широкомасштабного вторжения РФ, опасаясь, что это расценят как нападение на Россию — мол, мы объявляем ей войну. Потому появилась трактовка, скрывающая страх и некомпетентность тогдашней власти. Следует напомнить, что в то время далеко не все население было лояльно к новой власти: восток Украины считал, что киевская власть — не легитимна, поскольку произошел насильственный переворот и свержение режима Януковича.

Однако если бы мы четко заявили о том, что являемся жертвой агрессии России, то мы бы оказались в международном правовом поле, дающем нам возможность пользоваться «правами войны» и задействовать ст. 51 Устава ООН, которая позволила бы нам пользоваться Женевскими и Гаагскими конвенциями относительно жертв войны, защиты военнопленных, а также получить военную помощь (ст. 51 обязывает международное сообщество предоставить нам военную помощь в том или ином виде). Это не значит, что другие страны начали бы воевать за Украину, но, по крайней мере, была бы создана антипутинская коалиция, как в свое время были созданы антииракская и антигитлеровская коалиции. Но тогдашняя временная власть Украины этого не сделала. Более того, на этот ложный путь встал и президент.

В результате международное сообщество воспринимает нашу войну с Россией как «украинский кризис», то есть внутренний украинский конфликт. Наша дипломатия также начала работать в этом формате «внутреннего конфликта». В итоге, и «женевский формат», и «нормандский формат», и «минский формат» направлены на урегулирование конфликта на Донбассе, как внутреннего конфликта. А чтобы его урегулировать, необходимо легализовать вторую воюющую сторону, потому что мир может быть достигнут между двумя воюющими сторонами, а не между посредниками.

Собственно, то, что мы объявили эту войну антитеррористической операцией, а не реальной войной привело к тому, что Россия сказала: «Сорри, а мы тут причем? У вас на Донбассе террористы, вот с ними и решайте вопросы. Мы можем быть только посредниками при переговорах, как были на Балканах, в Косово и Боснии. Мы являемся членом ООН, потому можем быть посредниками и в ситуации на Донбассе». И все, точка: Россия — посредник, а не воюющая сторона. Да и АТО предусматривает проведение операции в месте локации террористов, и территория АТО может ограничиться одной улицей или кварталом. И мы пошли на этот абсурд!

Теперь, чтобы достичь мира на Донбассе, мы должны признать ЛНР и ДНР воюющими сторонами, а не Россию. Потому что, если это не сделать, мира не будет — поскольку нет второй воюющей стороны. В сложившейся ситуации, выходит, что воюющая сторона одна — Украина, а всех остальных нет. Россия — «посредник», а ЛНР и ДНР — армии вооруженных сил РФ. Такой тупик не дает нам теперь достичь мира в результате «минского формата».

Для сравнения: если в результате неудачной операции у человека появился горб, что дальше делать, когда горб уже вырос? Либо ходить дальше горбатым, либо ломать этот горб, иного пути нет.

Разрыв дипломатических отношений с РФ будет значить, что у нас никакое не АТО, а конфликт с Россией. Если мы разорвем отношения с Россией, мы должны будем все перевести в иной формат.

Если Рада примет зарегистрированное постановление о разрыве дипломатических отношений, то на деле это будет значить отзыв послов и прекращение деятельности дипломатических отношений. Но это не значит, что отношения с Россией вообще целиком и полностью разрываются, поезда останавливаются, автомобили прекратят движение и встанут на украинско-российской границе и т.д., нет. Просто это будет значить, что между Украиной и Россией разорваны внешнеполитические отношения, поскольку РФ является агрессором. То есть прекратятся только официальные межгосударственные отношения.

Как тогда стороны должны договариваться об урегулировании ситуации? Есть разные форматы, где задействованы посредники. К примеру, «Минский формат», «нормандский формат». Ведь во время любой войны отношения между странами поддерживаются, но через посредников. Правда, тогда межгосударственные отношения становятся не двухсторонними, а трехсторонними.

Как быть украинцам, которые сейчас вынуждены пребывать в России или ездить туда, если в РФ не будет наших представительств? Консульские учреждения в РФ могут существовать и при разорванных дипломатических отношениях между странами. Консульские отношения могут поддерживаться некоторое время. Плюс — есть Красный Крест, есть международные организации и т.д., куда украинцы смогут обращаться. К тому же, что касается пленных украинцев, то Россия удерживает наших граждан у себя, не зависимо от того, есть дипломатические отношения, или нет — идет война, потому это не работает. Если бы эти механизмы работали, то и Савченко уже бы освободили, и других украинцев, содержащихся под стражей в РФ.

А если по-прежнему официально поддерживаются дипломатические отношения, то для всего мирового сообщества это значит, что мы работаем в формате стратегического партнерства, мы с Россией — партнеры, а не воюющие стороны.

Владимир Огрызко, дипломат, бывший министр иностранных дел Украины:

— Разрыв дипломатических отношений с Россией в случае принятия зарегистрированного в Раде постановления станет признанием реалий, которые сложились в украинско-российских отношениях. Мне сложно вспомнить примеры, когда бы страны, находящиеся в состоянии войны, поддерживали при этом между собой дипломатические отношения. Потому, как говорят англичане, лучше поздно, чем никогда.

Иначе, если продолжать поддерживать это «гибридное состояние», которое не определяет, где «черное», а где — «белое», то это не пойдет на пользу национальным интересам Украины. Это не только искажает восприятие происходящего украинскими гражданами, но и негативно влияет на видение ситуации нашими западными партнерами. Учитывая массированную российскую пропаганду, которая вдалбливает в мозги западных стран и их лидеров идею о том, что на Украине идет гражданская война, продолжение неопределенности будет играть не на нашу пользу.

Потому я думаю, что принятие такого постановления и прекращение дипломатических отношений с РФ расставило бы точки над «і». Хотя, безусловно, для некоторых западных партнеров это стало бы неприятной новостью, поскольку они стремятся как можно скорее, но не за свой счет закрыть тему конфликта на Украине. Но мы, в первую очередь, должны думать о своих национальных интересах, как, кстати, это делают все остальные.

Мы не станем пионерами, разорвав дипломатические отношения с Россией. Например, вспомните события 2008 года в Грузии, когда она стала объектом российской агрессии, как Украина сегодня, и разорвала дипломатические отношения с Россией.

Разрыв дипотношений осуществляется так, как прописывает международное право. А оно гласит о том, что противостоящие стороны договариваются о том, что какая-то третья сторона представляет их интересы. В случае Грузии и России такой «третьей стороной» выступает Швейцария — она при необходимости обращается с просьбой от одной стороны к другой, и наоборот.

Кстати, разрыв дипломатических отношений вовсе не означает (как принято у нас неправильно акцентировать внимание), что мы теряем возможность оказания помощи украинским гражданам, которые находятся на территории государства, с которым мы прекращаем дипотношения. Это не так.  На самом деле, разрыв дипломатических отношений вовсе не означает автоматический разрыв консульских отношений. Это — во-первых.

Во-вторых, имея такого «партнера» как Российская Федерация, любые международно-правовые формы так или иначе не действуют. Сейчас между Украиной и РФ дипломатические отношения продолжают существовать; вопрос в задаче — помогли ли они защитить Надежду Савченко, Кольченко или Сенцова, Клиха или Карпюка, или сотни других наших пленных, которые остаются по ту сторону границы? Так что этот тезис нельзя назвать объективным, потому что в данном случае мы должны исходить из того, что такой нецивилизованный партнер как России не обращает внимания ни на какие международно-правовые документы. Так что, разорвав внешние отношения, мы ничего не добавим и не отнимем в плане защиты наших граждан на российской территории. Потому даже с этой точки зрения, на мой взгляд, нужно, чтобы российско-украинские дипотношения были прекращены.