«Лукойл» в Польше был заметен: он постоянно расширял сеть своих автозаправочных станций, внедрял современные решения и улучшал свое предложение, например, создал интересную систему магазинов при АЗС. Благодаря своей ценовой политике он выступал серьезным конкурентом для остальных игроков на нашем рынке. Кроме того, он показывал, что вопреки уверениям Кремля и подконтрольному ему российскому бизнесу, Польша — не такой черт с рогами, как ее изображают, и российские компании могут у нас заниматься большим бизнесом, не опасаясь, что их будут притеснять или уничтожать.

Сигналы о том, что в подходе к Польше что-то менялось в том числе у «Лукойла», появились в конце прошлого года: тогда стало ясно, что вся власть попала в руки враждебно настроенной к России партии «Право и справедливость». В Москве отлично помнили, что именно при правительстве Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński) польско-российские отношения окончательно испортились, а это нашло свое негативное отражение в том числе и в бизнесе. Сейчас россияне стали готовиться к чему-то худшему.

В декабре президент и главный акционер «Лукойла» Вагит Алекперов объяснял, что решение о продаже розничного бизнеса в Польше, а также в Литве и Латвии связано с «серьезным нарастанием антироссийских настроений». В устах Алекперова эта фраза звучала странно, ведь глава крупнейшего частного концерна в России известен не только своими решениями, которые расходятся с ожиданиями Кремля, но и тем, что он не увязывает бизнес с политикой.

Сейчас в объявлениях концерна этой фразы уже нет, речь идет лишь о «программе по оптимизации структуры розничных активов “Лукойла” в Европе». Такое замысловатое объяснение уже больше похоже на реальную причину: «Лукойлу» приходится сокращать расходы, поскольку, как и другие топливные гиганты, он пострадал от дешевой нефти.

Так что решение относится к чисто экономической сфере и не имеет ничего общего с политикой. В декабре 2014 года концерн продал свои АЗС в Чехии, в Словакии и Венгрии, то есть на рынках, где заметно представлен российский бизнес, и где он всегда хорошо себя чувствовал. Весной 2015 года россияне ушли с Украины, а летом — из Эстонии. На этих двух рынках они, действительно, были не на лучшем счету, хотя, что касается Эстонии, так было уже давно, поэтому решения тоже выглядят, скорее, экономическими, чем политическими. Место «Лукойла» в Польше займут все теснее дружащие с россиянами австрийцы. Бизнес не выносит пустоты. Хотя мне жаль, что мы теряем единственного крупного инвестора из России. В первый год руководства «Права и справедливости» это выглядит символически, даже если не имеет ничего общего с деятельностью нового правительства.