Китайские компании и российское правительство заинтересованы в поставках российской нефти в КНДР, и их интерес помогает республике уходить от санкций. Российская нефть поставляется в Северную Корею контрабандой. Несмотря на санкции, трудовые мигранты из КНДР продолжают осуществлять экономическую деятельность под видом сотрудников китайских компаний. В результате администрация Ким Чен Ына продолжает обогащаться.

В начале этого месяца, после того, как Совет Безопасности ООН принял санкции в отношении КНДР, в одном из китайских городов руководство торговой организации КНДР провело деловые переговоры с китайскими бизнесменами.

Корейская сторона хотела приобрести крупную партию бывших в употреблении компьютеров. Она даже продемонстрировала выписку по счету в одном из крупных китайских банков, заявив, что с деньгами проблем нет.

Китайские бизнесмены пришли в замешательство — ведь против Кореи только что ввели санкции — однако корейцы заявили следующее: «Санкции? Они не имеют никакого отношения к нашему бизнесу».

По информации источников с обеих сторон, КНДР извлекла уроки из предыдущих санкций: теперь центры трудовых мигрантов, находящиеся под опекой Трудовой партии и Народной армии, в основном находятся в Китае и странах Юго-Восточной Азии. Они регистрируют фирмы на этнических китайцев, у которых есть китайское гражданство, или их родственников и работают совершенно свободно, ничем не отличаясь от китайцев.

Корейцы занимаются ресторанным бизнесом, выступают в качестве агентов для отправки рабочей силы, а также перепродают товары российского производства и размещают заказы на разработку программного обеспечения, представляясь сотрудниками китайских компаний. У них есть онлайн-казино, при помощи которых они зарабатывают сотни миллионов йен, а затем играют на валютных рынках.

Что касается доходов, то обычно корейские рабочие предоставляют отчет, но деньги домой они не переводят. Предполагается, что некоторое оборудование, которое можно использовать в военных целях, а также предметы роскоши иногда переправляются в КНДР под видом товаров народного потребления.

По словам одного из корейцев, благодаря санкциям возросла их стойкость. Трудовые мигранты, поддерживающие администрацию Ким Чен Ына, контролируют денежные потоки вне КНДР.

Подобный хитрый механизм вселяет уверенность в руководство корейских торговых организаций, которое бахвалится тем, что с юанями оно может все.

Типичным примером ухода от санкций служит экспорт российской нефти в КНДР, однако этот маршрут возник не только благодаря заинтересованности российских и китайских предприятий. Дело в том, что российским властям необходим незамерзающий порт.

В 2008 году Россия и Китай получили право на использование части порта Раджин в свободной экономической зоне Расон, где уголь и другие природные ресурсы перегружаются на железную дорогу и отправляются в третьи страны. Незадолго до этого при содействии администрации Путина в Расоне был построен нефтеперерабатывающий завод. На этом заводе сырая нефть перерабатывается в бензин и авиационное топливо.

Россия крайне заинтересована в порте Раджин. Благодаря усилиям России Совбез ООН даже исключил из санкционного списка уголь, добытый не в КНДР и экспортируемый из этого порта.

Предполагается, что именно Чан Сон Тхэк, который приходится дядей Ким Чен Ыну, передал России и Китаю право на использование части Раджина. Также он развивал этот порт в качестве транзитного пункта. Тем не менее в конце 2013 года Чан Сон Тхэк был казнен. Его обвинили в продаже земель Расона иностранцам. По иронии судьбы именно благодаря наследию Чан Сон Тхэка нефтяная линия жизни администрации Ким Чен Ына пока еще не оборвалась.


Предполагается, что на границе между КНР и КНДР проверяются абсолютно все товары, которые экспортируются в Северную Корею. Тем не менее СМИ сообщают, что в таких приграничных городах, как Даньдун, количество проходящих автомобилей снизилось на 40% по сравнению с периодом до ядерных испытаний КНДР.

Если проверка будет проводиться с особой тщательностью, товаропоток сократится еще больше, что неизменно негативно отразится на жизни корейцев. При этом Ким Чен Ын никак не ограничивает незаконную экономическую деятельность своих трудовых мигрантов.

«Если Китай на самом деле хочет лишить администрацию Ким Чен Ына финансовых источников, ему следует проинспектировать экономическую деятельность корейских рабочих, которые действуют под прикрытием китайских компаний», — отмечает профессор Университета Рюкоку Сотэцу Ри (Sotetsu Ri), который хорошо ориентируется в северокорейской ситуации.

Нишевая индустрия, порожденная китайскими нефтяными кланами

В Китае распространилась технология переработки сырой нефти в бензин и авиационное топливо. Эта сфера начала развиваться по собственному пути. Это связано с особой ситуацией, сложившейся в Китае вокруг нефтяных интересов.

В России, где плохо развиты технологии очистки, мазутом М-100 называют продукт, который остается после переработки нефти в бензин. Тем не менее для китайского малого и среднего бизнеса это совершенно иной продукт.

В Китае торговля нефтью жестко контролируется. Эту сферу частично монополизировали крупные государственные корпорации, что привело к распространению коррупции и появлению нефтяных кланов: типичным примером является бывший высокопоставленный чиновник Чжоу Юнкан, которого приговорили к пожизненному заключению.

Пытаясь преодолеть эти преграды, представители малого и среднего бизнеса, которые хотят заниматься нефтью, обратили свое внимание на топливо М-100, которое не подпадает под жесткие ограничения. По словам одного из представителей этого бизнеса, инвестировав в соответствующее оборудование от 100 тысяч до одного миллиона юаней, М-100 можно перерабатывать в бензин. В Шаньдуне и других провинциях предприятия, перерабатывающие М-100, выросли как грибы после дождя. При этом они развивали саму технологию переработки.

Тем не менее эффективность подобной переработки невысока: 30-40% в сравнении с нефтью. Япония и другие развитые страны обладают соответствующей технологией, но они специально не занимаются этим бизнесом. Таким образом, можно говорить о том, что в Китае возникла особая нишевая индустрия. Несмотря на излишки М-100 на фоне обвала мировых цен на нефть, у него появился новый покупатель в лице КНДР.

Китайские власти полностью контролируют трубопровод, по которому нефть поставляется в КНДР. В связи с этим Пхеньян остро нуждается в стабильных поставках нефти, даже если на это будет уходить определенное количество времени. Похоже, интересы стран совпали.

Санкции Совета Безопасности ООН в отношении КНДР:

В связи с четвертыми ядерными испытаниями и запуском баллистической ракеты 2 марта СБ ООН ввел в отношении КНДР санкции, серьезно ограничивающие товарные, людские и денежные потоки. Был запрещен экспорт авиатоплива, а также импорт северокорейского сырья. Кроме того, санкции предполагают, что теперь должны проверяться любые грузы, проходящие через КНДР. Это самые жесткие ограничения за всю историю существования санкций, однако России удалось исключить некоторые пункты из первоначального проекта.