«Наши мечи не перестанут рубить головы неверных». 28 февраля в Багдаде на рынке, где собираются шииты, взорвалась бомба. Рынок превратился в кровавое море. Крупнейший в этом году теракт унес жизни 70 человек. Ответственность за него взяло на себя «Исламское государство», опубликовав заявление в интернете.

Американцы начали уставать от войны — длительных боевых действий в Афганистане и Ираке, которые они начали после террористических актов 2001 года. В сентябре 2013 года президент Обама заявил, что США не являются мировым полицейским. Американский лидер, подчеркнувший, что на боевые действия уходят огромные суммы, и победивший на выборах благодаря обещаниям окончить войну, в 2011 году вывел войска из Ирака.

Тем не менее это развязало руки «Исламскому государству». Поскольку сдерживающая сила в лице США покинула Ближний Восток, влияние ИГИЛ стало расти не только в Ираке, но и в Сирии.

За изменением ближневосточной политики администрации Обамы стоит сланцевая революция. По информации британской компании BP, благодаря развитию сланцевой нефти в 2014 году ежедневное производство нефти в США выросло до 11,6 миллиона баррелей. В результате США вышли на первое место, обогнав ближневосточные страны.

США, пострадавшие от «нефтяного шока» 70-х годов, всегда придавали особенное значение Ближнему Востоку. Тем не менее, если США смогут прийти к самообеспечению энергоресурсами, им не придется тратить огромные суммы на безопасность Ближнего Востока. На это указал профессор Гарвардского университета Стивен Уолт (Stephen Walt) в своей статье, опубликованной в январе в одном из изданий, специализирующихся на дипломатии. По его мнению, стремление к энергетическому самообеспечению оказывает влияние на американскую ближневосточную стратегию.

В конце прошлого года в результате увеличения добычи сланцевой нефти США сняли просуществовавший 40 лет запрет на экспорт нефти. При этом Республиканская партия, занимающая большинство в Конгрессе, намерена использовать этот факт для дипломатии с учетом предстоящих президентских выборов. Лидер республиканского большинства в сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) подчеркнул, что запрет на экспорт укрепляет позиции таких стран-экспортеров нефти, как Россия. Цель Вашингтона состоит в том, чтобы уменьшить долю и влияние России за счет отмены запрета на экспорт нефти.

Тем не менее США также оказались перед дилеммой. Заинтересованные страны требуют от администрации Обамы, чтобы она предпринимала более активные действия в Ираке и Сирии для того, чтобы сдержать рост влияния ИГИЛ. Между тем американские энергетические компании, начавшие испытывать финансовые затруднения в результате падения цен на нефть, стали банкротиться одна за другой.

«При таких низких ценах на нефть сокращение на 10% невозможно», — выражает свое недовольство один из российских высокопоставленных чиновников.


Министерство сельского хозяйства РФ не согласно с решением администрации Путина урезать бюджет и требует увеличить субсидии. В 2015 году отрицательный рост экономики России, бюджет которой на 50% зависит от нефтяных и газовых доходов, составил 3,7%. Я не сомневаюсь в том, что финансовый дефицит бюджета на 2016 год, в котором нефтяные цены заложены на уровне 50 долларов за один баррель, намного превысит первоначальные прогнозы. Российские государственные фонды, накопленные в период высоких цен на нефть, постепенно исчезают.

Что касается курса рубля, то он упал в два раза по сравнению с показателем двухлетней давности. 14 марта он составил 69 рублей за один доллар. Рост цен на импортные товары и сырье негативно сказывается на промышленности. На это наложились западные экономические санкции. По информации агентства «Интерфакс», за исключением банковской сферы в 2015 году иностранные инвестиции снизились в три раза, составив 6,7 миллиарда долларов.

В определенной степени Россия позитивно настроена в отношении снижения объемов добычи нефти. Если благодаря этому цены вырастут до 50-60 долларов за баррель, обстановка окажется «намного выгоднее для России, чем постепенное увеличение добычи» (по словам заместителя генерального директора по науке в Институте энергетической стратегии Алексея Громова).

Тем не менее существует немало препятствий для снижения добычи. Для российских нефтяных месторождений характерна низкая производительность. Если приостановить добычу, возобновить ее будет не так-то просто. Если в условиях вечной мерзлоты перекрыть нефтепроводы, они замерзнут. Оборудование также устаревает.

По информации газеты «Коммерсант», в ходе правительственного совещания в январе ни одна из нефтяных компаний не поддержала сокращение добычи, опасаясь того, что другие страны продолжат наращивать производство нефти.

Представитель одной из японских компаний выражает следующее мнение: «Если цены на нефть вырастут, американские сланцевые компании возвратятся к жизни». В связи с этим Россия опасается, что из-за снижения добычи ее доля может уменьшиться.

Россия оказалась в крайне затруднительном положении: она не может уйти от энергозависимой экономики, и ей остается только надеяться на очередной рост нефтяных цен, а также отмену санкций.