Если Игорь Сечин, первый человек в Роснефти, говорит о заинтересованности в компании INA (INA-Industrija nafte) и желании сохранить и модернизировать два НПЗ (в Риеке и в Сисаке), его слова стоит воспринимать серьезно. Так в целом отрасль восприняла интерес к инвестициям в Хорватии со стороны крупнейшей мировой нефтяной компании, акции которой торгуются на бирже. Об этой заинтересованности было известно давно, и ее еще раз подтвердил первый человек в Роснефти Игорь Сечин в субботнем интервью газете Jutarnji list. В отличие от компании MOL, Сечин считает хорватские НПЗ основной собственностью INA.


«У MOL есть два своих НПЗ поблизости, а у Роснефти нет ни одного, и ее нефть может поступать напрямую по трубопроводам в Хорватию. Если все сделать правильно, то вхождение русских в структуру INA может стать лучшим из всех вариантов. Роснефть сможет воспользоваться всеми возможностями, связанными с INA», — полагает консультант в нефтяной отрасли Давор Штерн, который отмечает, что дополнительным бонусом могут стать новые контракты для компании Crosco, а также дополнительный капитал для разведки в районе Динарид.


И хотя встает вопрос, как американцы отреагируют на идею пустить русских в INA, Штерн утверждает, что в данном случае спрашивать надо у ExxonMobil.


«Роснефть сотрудничает с ними уже много лет в проектах на Сахалине, который находится между Японией и Россией, а этот регион стратегически важнее, чем Хорватия. Если там сотрудничество возможно, то я не вижу причин, чтобы не работать и у нас», — говорит Штерн.


Международный игрок


В последние годы стратегия Роснефти ориентирована на модернизацию и эффективное управление компанией. В связи с этим неслучайно, что вот уже несколько лет Роснефть тесно сотрудничает с ExxonMobil, Statoil, Eni и другими крупными международными компаниями.


«Старая верная формула „Скажи мне, кто твой партнер, и я скажу, кто ты" помогает и в случае Роснефти», — отмечает Игор Деканич, профессор факультета геологии, горной и нефтедобычи университета Загреба. Деканич полагает, что стратегия сохранения мощностей НПЗ и производства на юге Европы может принести Роснефти плоды и повысить ее конкурентоспособность.


Русские могут дать больше, чем венгры


Поэтому специалист в области энергетики Ясминко Умичевич уверен, что Роснефть может дать фирме INA больше, чем MOL.


«Сечин — слишком серьезный человек, чтобы говорить необдуманные вещи. Мы утверждаем, что НПЗ могут работать эффективно, но их нужно модернизировать. Оказалось, что и в нынешнем состоянии они могут работать эффективно, что подтверждается производственными результатами. Какими будут эти результаты в случае, если Роснефть модернизирует НПЗ?» — задается вопросом Умичевич. И добавляет, что проблема состоит не в том, что INA — дочерняя компания, а в том, что ее теснят конкуренты, которые тормозят ее развитие.


Если Роснефть, у которой нет сети собственных станций и НПЗ поблизости, в отличие от MOL, войдет в структуру собственников INA, то, как полагает Умичевич, россияне смогут «штурмовать» и внешние, соседние, рынки, а не только хорватский. Тем актуальнее вопрос, захочет ли фирма MOL продать долю в INA Роснефти, которая совершенно точно лишит венгров определенной части рынка. Вот уже два года в кулуарах ходят разговоры о том, что MOL ведет переговоры с Газпромом о продаже доли в INA. Однако Газпром уже слишком близко: у него есть НПЗ в Сербии, разветвленная сеть бензоколонок, и вообще компания ориентируется на этот рынок. Газпром — уже конкурент, а отраслевые эксперты заявляют, что INA нужен партнер, у которого есть свое производство, но который не присутствует в регионе. Кроме того, как напоминает экономический аналитик Дамир Новотны, Роснефть выбрала для себя стратегию вертикально интегрированной компании и занимается всем циклом от эксплуатации и НПЗ до сети АЗС, что в Европе большая редкость.


«Роснефть хочет расширить в нашей части Европы сеть по переработке и дистрибуции нефти. В этой стратегии роль НПЗ в Сисаке и Риеке отличалась бы от той, которую они сейчас играют для MOL», — утверждает Новотны.


Он напоминает, что по-прежнему существует геополитический аспект, поэтому полагает, что главный вопрос звучит так: желательно ли расширение деятельности компании из Российской Федерации?


«Прорваться на западноевропейские рынки Роснефти практически не удается, и дальше Германии и Австрии она не идет. В Центральной Европе MOL — сильный игрок, но есть и другие, например: Лукойл и Газпром, — так что конкуренция уже высока. Большой вопрос, окупится ли модернизация двух НПЗ. С политической точки зрения — да. С экономической, возможно, и нет», — считает Новотны.


Академик Мирко Желич тоже не отвергает идею о вхождении Роснефти в INA. Однако, по его словам, хорватской компании нужно быть осторожной.


Богатые эмигранты


«Думаю, что фирме INA не стоит стремиться в новый „брак", несмотря на то, что новый кандидат богаче и больше обещает. Если других вариантов нет, INA стоит связать с той компанией, у которой есть собственные ресурсы, собственное производство и свои ноу-хау, — советует Желич и предлагает другое решение: Многие хорваты со всего мира заинтересованы в экономических и энергетических связях с Хорватией. Если правительство действительно хочет расторгнуть „брак" с MOL, то есть возможность сделать акционерами наших богатых эмигрантов».


С другой стороны, политики более сдержанно относятся к выходу Роснефти на хорватский рынок.


«Необходимо понимать, какие планы русские связывают с INA, поскольку венгры никогда серьезно не обдумывали модернизацию наших НПЗ. Я бы дождался конкретных предложений от Роснефти, а до того не ожидал бы ничего сверхъестественного», — скептически заявляет Златко Командина, жупан Приморско-Горанской жупании и вице-президент партии SDP.


В ожидании официального предложения


Крешо Беляк, президент партии HSS, поддерживает изначальную идею о вхождении Роснефти в структуру собственников INA, но не так, как это может сделать MOL.


«Главное, чтобы правительство установило правила, по которым иностранцы могут покупать хорватские предприятия, и чтобы все этим правилам следовали. Прежде такого не было, поэтому сейчас Хорватия проигрывает арбитражи. Мы в партии HSS не сомневаемся, что иностранные компании стремятся заработать в Хорватии, но позволить им это можно, только установив правила, которых они будут строго придерживаться. Когда таким образом мы зададим правила игры, конкурировать за INA смогут и русские, и американцы, и китайцы, и кто угодно еще», — утверждает Беляк.


Милорад Батинич, вице-президент партии HNS и Хорватского сабора, считает, что все это только прощупывание почвы посредством СМИ, поэтому, по его мнению, стоит подождать официального предложения от Роснефти.


«Только тогда мы сможем оценить, насколько все эти разговоры серьезны. Мы в партии HNS не видим проблемы в том, что Роснефть — российская компания, однако выбирать стратегию в партии мы будем только тогда, когда ознакомимся с конкретным предложением», — говорит Батинич.