Он появился почти на месяц позже, чем планировалось, но все-таки появился. В прошлый четверг министерство иностранных дел США представило новый санкционный список, направленный против России. В нем значатся 33 компании, большинство из которых задействованы в оборонном секторе или в сфере производства вооружений. Теперь им грозят ограничения в выдаче кредитов и более жесткие условия въезда в США для их менеджеров.

В этом списке значатся также шесть организаций из числа российских спецслужб и в первую очередь российская служба внутренней безопасности ФСБ, служба внешней разведки СВР и военной разведки ГРУ. Тем самым американцы дали понять, что не стремятся к интенсивному сотрудничеству в борьбе с терроризмом.

Государственный департамент США с помощью этого санкционного списка выполняет закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATS), подписанный президентом Дональдом Трампом 2 августа. 29 января этот закон должен вступить в силу и открыть новую эру торговых барьеров.


Однако этот список был лишь первым шагом в реализации упомянутого закона. Следующий шаг был сделан несколькими днями позднее и затронул нефтяной сектор, который и без того уже был под санкциями. Если до этого гражданам США были запрещены сотрудничество и инвестиции только в российские офшорные нефтяные проекты, то теперь этот запрет распространился и на иностранные проекты, если попавшие под санкции российские фирмы имеют в них долю более 33%. Это затрагивает европейские проекты — например, в Норвегии — но также и разработки в Мексике.

Официальная реакция России — от неодобрительного покачивания головой до демонстративного спокойствия. Теперь в заложники берут уже иностранные фирмы, едко пошутил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. Против большинства оборонных предприятий и без того уже действовали санкции, успокаивал министр промышленности и торговли Денис Мантуров. И эти предприятия, по его словам, уже перестроили свою работу соответствующим образом.

Особенно страдает средний класс

В стороне от официальных заявлений, среди частных фирм, царит более напряженная атмосфера. «Значительная часть российской экономики — до 60% предприятий — приспособилась к санкциям», — сказал Иван Андриевский, вице-президент Российского союза инженеров в интервью «Независимой газете». «Но надо также признать, что из-за этих штрафных мер разорились многие предприятия среднего и малого бизнеса».

Неуверенность царит не только среди российских предприятий. Также и немецкие фирмы из страха перед последствиями проявляют сдержанность в отношении инвестиций в России. Об этом свидетельствует опрос, проведенный Германо-российской внешнеторговой палатой еще в сентябре.

97% из 193 опрошенных немецких предприятий, работающих в России, оценивают новые санкции США отрицательно. Они признаны даже более опасными, чем старые санкции, введенные в 2014 году, сказал глава Германо-российской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп (Matthias Schepp). Поэтому более половины опрошенных фирм считают, что решения Вашингтона прямо или косвенно затронут их. Две трети фирм опасаются существенного снижения товарооборота.

Европейские фирмы под прицелом

Все это неспроста. В конечном счете новые санкции США предусматривают возможность осложнить работу не только российских концернов, попавших под санкции, то также и их иностранных торговых партнеров, если они активно сотрудничают с Россией и одновременно занимаются бизнесом в США.

Наряду с оборонным сектором американский закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» затрагивает также целый ряд других отраслей, например, железнодорожную, транспортную, металлургическую, горнодобывающую, нефтяную и газовую промышленность. Считаться с последствиями следует прежде всего тем, кто поддерживает новые проекты или инвестирует в строительство экспортных трубопроводов — как в России, так и за ее пределами. Им могут, например, запретить финансирование в США, или могут ограничить их права на владение имуществом, а руководству концернов — запретить въезд в США.

Конечно, в каждом крупном проекте между Россией и иностранными партнерами Соединенные Штаты должны сначала проверить, действительно ли сделка подпадает под санкции. И, разумеется, новые штрафные меры в отношении энергетических проектов должны быть согласованы с американскими партнерами. Это могло бы по крайней мере защитить европейские энергетические проекты, осуществляемые с российским концерном Газпром, от новых санкций, сказал Алан Карташкин, партнер в московском офисе фирмы «Дебевойз энд Плимптон ЛЛП», в интервью российской экономической газете «Ведомости». Однако европейские фирмы могут начать действовать более сдержанно.

«Северный поток» может пострадать

Такие действия могут особенно неблагоприятно сказаться на расширении балтийского трубопровода «Северный поток», благодаря которому экспорт российского газа в Германию и другие европейские страны должен увеличиться вдвое. «Непонятно, с чего вдруг какие-то третьи государства запрещают что-то, что является выгодным для Европы», — сказал российский министр энергетики Александр Новак в недавнем интервью газете Die Welt. — Европейские страны должны быть заинтересованы в том, чтобы сохранить свой суверенитет, и должны принимать самостоятельные решения по реализации коммерческих инвестиционных проектов на их территории».


Новак пояснил также, что, по его мнению, является главной целью новых американских санкций: «Мы считает, что эти штрафные меры со стороны США направлены в первую очередь на то, чтобы избежать конкуренции. Они нацелены не против России, а против Европы, которая таким образом теряет свой суверенитет и возможность выбора в сфере энергетических проектов»,

Еще более ясно высказался в сентябре Райнер Зееле (Rainer Seele), президент Внешнеторговой палаты и глава австрийской нефтегазовой компании OMV, который собирается совместно с Wintershall и другими европейскими партнерами принять участие в осуществлении проекта Газпрома. Он считает, что проект «Северный поток — 2» пытаются задушить на полпути, «чтобы европейцам приходилось покупать более дорогой американский сжиженный газ».

Напряженность на финансовых рынках

С российской точки зрения, цель закона США о санкциях состоит в том, чтобы насколько это возможно отрезать российские предприятия от их западных партнеров и тем самым предотвратить трансфер высоких технологий. В этой связи газета «Ведомости» пишет в одном комментарии о «кругах российской токсичности»: новые санкции «создают вокруг России потенциально огромную токсичную зону и значительно повышают для иностранных инвесторов риск работы с российскими компаниями, вовлеченными в международные проекты». 

Атмосфера ядовитых страхов — и над рынком капитала. Финансисты и инвесторы со все большим опасением следят за США, чтобы понять, действительно ли те введут запрет для капиталовложений в российские государственные займы. Возможность такой проверки также предусмотрена в новом законе США о санкциях. Однако до сих пор не представлен соответствующий доклад.


Запрет был бы катастрофическим уже потому, что в последнее время многие иностранцы приобрели высоко котирующиеся российские займы. «Это может стать атомной бомбой для финансового рынка, тем более что непонятно, как на это отреагирует Россия», — сказал Вячеслав Смольянинов, заместитель главного аналитика инвестиционного банка BCS Global Markets, в интервью Die WELT.

Российские СМИ уже спекулировали насчет того, что в случае необходимости российское правительство могло бы запланировать жесткие ограничения в сфере капитала, которые коснулись бы всех инвесторов в России. Министерство экономики вскоре опровергло эти слухи. Но без четкого ответа Россия действия Америки точно не оставит.