Кто в Вашингтоне понимает, что такое биткойн, и как он действует? И кто в целом имеет представление о криптовалюте? В американской столице все говорят о Чарли Роузе (Charlie Rose), о сенаторе Эле Франкене (Al Franken) (демократ из Миннесоты), о Рое Муре (Roy Moore) и им подобных знатоках. Но мне кажется, что в мире происходит нечто очень важное и значительное. Не получится ли так, что мир захлестнет волна новых «денег», а озабоченный другими проблемами Вашингтон этого не заметит? Или это просто очередное повальное увлечение в интернете, о котором через год никто и не вспомнит?


Что такое биткойн: составная часть движения за суверенитет, начиная с курдов и Каталонии, и кончая Брекситом и Трампом, или обычная афера? Может, все это — заговор Стивена Бэннона, или это как-то связано с децентрализованным движением Occupy, показавшим свою активность несколько лет назад? Не связана ли с криптовалютой некая партийная политика? Нет ли в сегодняшней политической атмосфере чего-то такого, что способствует росту биткойна? Кто в Вашингтоне знает и думает об этом? Это важные вопросы, но ответов на них у меня очень мало.


В сентябре директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала следующее важное заявление:


Еще не так давно некоторые эксперты утверждали, что персональные компьютеры не найдут применения, и что планшеты будут использовать только в качестве дорогих подносов для кофе. Поэтому мне кажется, что неблагоразумно пренебрегать виртуальной валютой…. Вспомним о тех странах, где слабые институты власти и нестабильная национальная валюта. Вместо того, чтобы вводить у себя валюту других стран, скажем, американский доллар, некоторые из этих государств могут решить, что виртуальная валюта для них целесообразнее. Назовем это долларизацией 2.0.


Лагард — дама серьезная, и она не склонна к преувеличениям, предвзятости и модным течениям. Если она говорит, что не следует пренебрегать виртуальной валютой, политики и прочие деятели должны к ней прислушиваться.


Своими мыслями на сей счет начинают делиться влиятельные капитаны бизнеса, такие как руководитель JPMorgan Chase Джейми Даймон (Jamie Dimon). В прошлом месяце Даймон заявил: «Если вам хватит глупости, чтобы купить биткойны, вы когда-нибудь поплатитесь за это». Однако этим утром Bloomberg сообщил: «JPMorgan изучает клиентский спрос и потенциальные риски от содействия торгам клиентов в запланированных CME Group Inc. фьючерсных контрактах на покупку биткойнов». Вот так. И они не одиноки. Во время недавнего собрания акционеров Citigroup ее главный финансовый директор Джон Герспач (John Gerspach) заявил инвесторам: «Нам кажется, что сфера криптовалюты и цифровой валюты достойна тщательного изучения».


Что касается Вашингтона, то он следует золотому правилу, которое сформулировал информатор в Уотергейтском деле: «Следите за деньгами». Надо понять, кто зарабатывает деньги на биткойнах, и со временем власти обязательно захотят узнать, платят ли эти люди налоги. Подтверждая эту точку зрения, Джейми Даймон сказал: «Власти — и это не пустая фраза — когда-нибудь решат уничтожить ее. Власти хотят знать, где деньги, кто ими владеет, и что они с ними делают. Вы должны были уже заметить это».


Пока очень немногие в Вашингтоне чувствуют необходимость следить за тем, что происходит с криптовалютой. Однако капитализация рынка криптовалюты с января выросла примерно на 1 300 процентов с 17,7 до 245 миллиардов долларов, превысив оценки Bank of America от 31 марта по списку Forbes 500.


Задумайтесь о том, какие средства тратит Вашингтон на регулирование и контроль за деятельностью Банка Америки. Криптовалюта слишком ничтожна, чтобы обращать на нее внимание? Мне непонятно, знает ли вообще Вашингтон, опасен биткойн или полезен. Откровенно говоря, сегодня, когда вся страна ежедневно следит за новостями о разнообразных половых извращениях известных людей, даже важные политические инициативы, такие как налоговая реформа, отошли на второй план. Поэтому, когда мы ведем речь о таких сложных вещах как биткойн, нам совершенно непонятно, как скоро политические руководители из Вашингтона озаботятся проблемой криптовалюты, если не случится нечто из ряда вон выходящее.


Но пока члены палаты представителей Джаред Полис (Jared Polis) и Дэвид Швайкерт (David Schweikert), председательствующие в непонятной организации под названием «Фракция конгресса по блокчейнам», выдвинули законопроект «О налоговой справедливости криптовалюты» в целях создания налогового паритета для криптовалют. Этот законопроект рассматривает криптовалюты типа биткойна не как ценные бумаги, а как иностранную валюту, и позволяет потребителям свободнее расплачиваться этими цифровыми деньгами. Подкомитет палаты представителей по терроризму и незаконным финансам в июне провел слушания с повесткой «Виртуальная валюта: финансовые инновации и последствия для национальной безопасности». А за месяц до этого член палаты представителей Кэтлин Райс (Kathleen Rice) внесла на рассмотрение законопроект об оценке использования виртуальных валют террористами, который позднее был утвержден этой палатой. Цель этого законопроекта — не допустить террористических диверсий против законных обменов криптовалюты. Данные инициативы пока не стали законами, но по крайней мере, они демонстрируют, что в этой сфере существует какое-то понимание и ведется определенная деятельность.


Хождение доллара по всему миру является важной основой американской мягкой силы, однако она постепенно ослабевает. Слишком мало в мире людей, которые видят в криптовалютах важную проблему. Слишком мало тех, кто понимает, как эти валюты работают, и каковы их последствия для США. На эту тему проводится мало слушаний, и редко рассматриваются законопроекты. Юристы и лоббисты не излагают свои оценки на сей счет. Однако в Вашингтоне существует аналитический центр под названием Coin Center, который говорит о себе как о «ведущей некоммерческой исследовательской и адвокатской организации, занимающийся вопросами государственной политики в отношении криптовалюты и децентрализованных компьютерных технологий типа биткойн и эфириум». Coin Center похож на новаторское и весьма активное предприятие, где работают авторитетные люди, такие как Марк Андриссин (Marc Andreessen) из компании Andreessen Horowitz и бывший помощник генерального прокурора Джейсон Вайнштайн (Jason Weinstein) из юридической фирмы Steptoe & Johnson. И это хорошо.


Наше вашингтонское руководство должно задать себе вопрос: способна ли негосударственная цифровая валюта влиять на экономику так, как негосударственные силы («Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. пер.), «Хезболла» и т.д.) влияют на нашу геополитику? Похоже, что потенциал у криптовалют значителен.


Так или иначе, мне совершенно непонятно, что здесь является обменом и что — вторичными ценными бумагами. Но цифовая валюта очень важна, и связана она с причинами Великой рецессии. В 2008 году складывалось впечатление, что все умные люди понимают суть этих инструментов, и вдруг оказалось, что им это совершенно неясно.


Усиление криптовалют и возможные последствия от такого усиления понять непросто, однако это чрезвычайно важно. Недопустимо, чтобы наши политики проспали беду. Усиление и возможный крах криптовалют будет иметь серьезные последствия. Вашингтон должен вести себя по-взрослому и взять ситуацию под свой контроль. То, что мы наблюдаем сейчас, надо прекратить.


Эд Роджерс пишет для блога PostPartisan и работает политическим консультантом. Он работал в администрации Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, а также участвовал в нескольких предвыборных кампаниях. Роджерс является руководителем лоббистской фирмы BGR Group, которую он учредил совместно с губернатором Миссисипи Хейли Барбуром (Haley Barbour) в 1991 году.