Десять лет назад казалось, что Газпром невозможно остановить. Имея крупнейшие в мире запасы газа и не имея конкуренции на европейском рынке, гендиректор компании с уверенностью предсказывал, что за семь-десять лет его компания будет стоить 1 триллион долларов и станет непререкаемым лидером энергетической промышленности.


На тот момент российский государственный монополист в сфере экспорта газа стоил 255 миллиардов долларов, а его акции постоянно росли. Однако в следующем десятилетии, вместо того чтобы состояние компании увеличилось вчетверо, оно ушло в обратном направлении — сократилось до 55 миллиардов. Сегодня компания вынуждена тратить большие деньги на проекты, которые позволят удержать продолжительный рост. При этом она значительно повышает количество кредитов и тратит свой капитал, чего господин Миллер не мог бы представить даже в лихие дни 2008 года.


Финансовый кризис 2008 года нанес компании первый удар: он коснулся цен в области энергетики и сократил спрос в Европе, которая была основным экспортным рынком компании благодаря разветвленной системе советских трубопроводов. Вскоре после этого начало добычи сланцевого газа в США на длительный период снизило цены на энергетику и создало соперника в виде транспортабельного природного сжиженного газа. Геополитическая напряженность вынудила некоторые страны искать альтернативных поставщиков, а ЕС начал расследование ценовой политики Газпрома. Европейские покупатели начали требовать снизить цены на топливо, и компания была вынуждена предложить им — вместо очень прибыльных сделок — соглашения с ценами, близкими к мировому уровню.


В попытке отыграться Газпром делает большие ставки. Увеличивая кредиты и растрачивая средства, которые когда-то казались неисчерпаемыми, компания тратится на критически важные инфраструктурные объекты. В затратных авантюрах Газпром, контролируемый Кремлем, рассчитывает обеспечить рост продаж в долгосрочной перспективе. В прошлом месяце он объявил, что рассчитывает потратить в этом году на 24% больше на долгосрочные инвестиции, капитальные расходы и ранее запланированные покупки. На этой неделе господин Миллер заявил, что для увеличения экспорта газа затраты в следующем году достигнут рекордной отметки 1,28 триллионов рублей (22 миллиарда долларов), что на 13% больше, чем было предусмотрено в прогнозе на 2017 год, и 1,4 триллиона в 2019 году. Экспорт вырос на 26% в период с 2014 по 2016 год, но средняя цена за кубометр упала почти на 45%.


Газпром одновременно финансирует строительство больших новых трубопроводов в трех из четырех направлений России. На Дальнем Востоке компания тратит около 55 миллиардов долларов на трубопровод «Сила Сибири» в Китай длиной 3 тысячи километров, а также на разработку газовых месторождений. В то же время она строит трубопровод «Турецкий поток» через Черное море (его протяженность составляет 940 километров, а затраты — 13 миллиардов долларов). Газпром начал также работать над проектом «Северный поток — 2» (трубопровод через Балтийское море в Германию) стоимостью 11,5 миллиардов долларов.


Обычно Газпром стремится разделить стоимость этих трубопроводов с будущими потребителями газа. Однако американские санкции против компании, введенные в 2014 году после российского вторжения в Крым и расширенные летом этого года за счет целенаправленного указания «трубопроводов энергетического экспорта», вызвали сомнения относительно способности западных банков обеспечить финансирование.


Это может вынудить Газпром раскошелиться. В этом месяце компания заявила, что из-за санкций все ее экспортные трубопроводы оказались под угрозой, хотя раньше она убеждала, что у нее есть средства на их финансирование, несмотря даже на риск использования денежной наличности. «Мы считаем, что участие в капиталоемких инфраструктурных проектах, таких как „Сила Сибири", „Турецкий поток" и „Северный поток — 2", может оказать давление на свободный оборот наличности Газпрома», — заявили в российском банке ВТБ в обращении к клиентам на этой неделе.


Выступая перед инвесторами, господин Миллер сообщил, что растущие траты означают, что роста дивидендов в ближайшие пару лет ожидать не стоит. Для того, чтобы профинансировать эти затраты, компании требуется внешнее финансирование. Она планирует взять кредит в 417 миллиардов рублей в 2018 году — это на 45% больше, чем планировалось. Газпром до сих пор может похвастаться крупнейшими газовыми запасами в мире, он до сих пор остается крупнейшим поставщиком в Европе. Компания утверждает, что она стабилизировала свои экспортные расценки, а спрос до сих пор остается высоким. «В ближайшей перспективе мы видим усиление ценовой конкуренции между основными поставщиками, но Газпром комфортно себя чувствует в этих условиях», — заявил в этом месяце заместитель гендиректора компании Александр Медведев.


Будущий рост обойдется компании дорого, потому что Газпром стремится расти на новых территориях и противостоять конкурентам на уже сформировавшихся рынках. С мечтой о триллионе долларов пока придется повременить.