Atlantico: Как пишет The Telegraph о нынешней биржевой лихорадке вокруг биткоина, «если это пузырь, сейчас мы имеем дело с маниакальной фазой перед крахом». Учитывая, что отличающийся нестабильностью курс биткоина преодолел за неделю отметку в 11 000 долларов, какова степень риска этой валюты, которую Goldman Sachs отныне рассматривает как «товар»?


Филипп Кревель: В 2016 году Управление финансовых рынков отмечало, что 90% вкладчиков, которые вышли на финансовый рынок, в конечном итоге потеряли деньги, причем в некоторых случаях очень значительные. Вполне вероятно, что то же самое произойдет и с биткоином, криптовалютой, чей курс далек от стабильности и предсказуемости. Разве можно представить себе, что стоимость евро вырастет в десять раз за несколько месяцев? Валюта — это в первую очередь эталон, инструмент обмена и хранения, а не спекулятивный товар.


Кстати говоря, именно по этой причине в 1976 году валюты были освобождены от привязки к доллару, и был введен плавающий курс.


В то же время эта виртуальная валюта, которая была создана в 2009 году группой неизвестных специалистов под псевдонимом Сатоси Накамото, отличается хаотическими колебаниями, что особенно заметно на фоне недавнего взлета ее курса. Такая тенденция должна опираться на рациональные экономические соображения вроде роста ВВП, населения, повышения производительности, торговых связей… Что касается биткоина, прозрачность встроена в его структуру, однако к его создателям это не относится.


Биткоин — криптовалюта, которая опирается на технологию блокчейна и сопровождается платежной системой р2р. Все работает без центрального управления, децентрализованным образом благодаря консенсусу всех узлов сети. Выпуск биткоинов (установленный потолок составляет 21 миллион) осуществляется пользователями, которые предоставляют имеющиеся у них вычислительные мощности для проверки, записи и шифрования операцией в блокчейнах. Такая деятельность называется «майнингом», требует значительной вычислительной мощности и энергозатрат. Как писали в агентстве Reuters, в 2015 году биткоин-сети использовали в 43 000 раз больше электричества, чем 500 самых мощных действующих компьютеров в мире. В 2020 году ей может потребоваться 14 000 MW, что составляет половину потребления электроэнергии в Новой Англии в США или же целой Дании. С учетом экспонентного роста стоимости производства, создатели биткоинов объединяются в «фермы». В 2016 году 95% деятельности приходилось на десяток кооперативов. Китай тормозит применение биткоина, однако стал специалистом по его производству (72% всего майнинга). Развитием этого направления деятельности решили заняться и в России.


В будущем биткоину в любом случае потребуется смена алгоритма, чтобы уменьшить энергозатраты. Отсутствие прозрачности в плане выпуска является еще одной слабой стороной виртуальной валюты. Что касается мошенничества, все операции проверяются узлами сети и записываются в публичный реестр, который, как считается, невозможно сфальсифицировать (принцип блокчейна).


Если вернуться к связанным с биткоином рискам, с учетом текущего курса, они очень высоки. Пузырь может лопнуть в любой момент. Тем, кто не боится рискнуть, нужно быть готовыми в любой момент как можно быстрее сбыть криптовалюту.


— Французский лауреат Нобелевской премии по экономике Жан-Тироль (Jean Tirol) считает биткоин финансовым пузырем чистой воды. Большинство согласно с этой точкой зрения. С чем же тогда связан нынешний рост? Известно ли, кто вкладывает деньги в биткоин?


— Колебания курса биткоина и его недавний рост придают ему большую заметность и подталкивают некоторые финансовые учреждения к формированию новых типов вкладов с упором на их прибыльность. Биткоин используется все большим числом экономических деятелей. Так, в 2017 году как средство платежа его принимают более 100 000 сайтов, в том числе PayPal, WordPress и турагентство Expedia. Красный Крест и Greenpeace тоже принимают пожертвования в биткоинах. Биткоины даже можно получить в физическом виде у 1 778 дистрибьютеров в нескольких странах. Что касается Европы, в Нидерландах их насчитывается целых 15. Биткоины представляют интерес для продавцов, которые заинтересованы в безопасности платежа. Кроме того, сопутствующие траты, которые зависят от числа текущих операций, полностью ложатся на покупателя.


В начале ноября в CME Group заявили о скором внедрении срочных договоров в биткоинах. Одни считают, что их появление укрепляет легитимность биткоинов, тогда как другие видят в этом лишь подтверждение в высшей степени спекулятивного характера криптовалюты.


Предприятия и в первую очередь стартапы пользуются криптовалютами для привлечения средств. Такие операции под названием ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение монет) полагаются на выпуск цифровых активов (токены, жетоны), которые могут быть обменяны на криптовалюту в фазе запуска проекта. Редкость токенов дает надежду на прибыль от перепродажи, в связи с чем инвесторы всегда находятся в первых рядах. В отличие от классических акций, токены символизируют не часть предприятия, а часть выпущенной виртуальной валюты. В 2016 году ICO привлекли 200 миллионов евро. В этом году некоторые называют цифру в 6 миллиардов, что больше собранного краудфандингом за десять лет.


Европейское управление по надзору за рынком ценных бумаг (ESMA) считает рост ICO реальной угрозой, особенно для простых вкладчиков. Европейское ведомство считает такую систему нерегулируемой, нестабильной, непрозрачной и ненадежной в техническом плане. В его недавнем пресс-релизе утверждается, что «ICO представляют собой чрезвычайно рискованные и в высшей степени спекулятивные инвестиции», и указывается на «риск полной потери ваших инвестиций». «У многих этих валют и жетонов нет никакой непосредственной ценности, кроме (…) их использования для доступа к услуге или продукту», — продолжают в ESMA, требуя (вслед за швейцарским и американским регуляторами) более жесткого контроля за криптовалютами. Ряд стран недавно приняли меры по ограничению или запрету использования биткоинов. Так, Китай ввел запрет на операции в биткоинах. Южная Корея приняла меры, чтобы воспрепятствовать сбору средств в обмен на токены. В Алжире собираются запретить все виртуальные валюты. Французские власти тоже могут предложить юридические рамки для использования этих валют. Французское финансовое ведомство недавно призвало инвесторов проявить осторожность на фоне появляющихся в сети предложений об инвестициях в биткоин с невероятными прибылями (500%, как утверждается в некоторых объявлениях). Отмечается, что у этой виртуальной валюты нет официального курса, и что обмен происходит на рынке без какого-либо регламента. Справедливо указывается и сильнейшая волатильность биткоина. Что касается ICO, они несут в себе «все связанные с виртуальными валютами риски: потеря капитала, неустойчивость курса, неликвидность, отсутствие ясных и подробных сведений о вложении, отсутствие регламентации, риск мошенничества, риск неосуществления проекта или его неуспешности».


Изначально биткоин был нацелен на то, чтобы дистанцироваться от традиционных финансовых кругов после мировой рецессии 2008 года. Его цифровой и всемирный характер обеспечил ему определенный успех, как в законной сфере, так и в мафиозной деятельности. Биткоин напоминает, скорее, «тюльпаноманию», а не валютный эталон и в скором времени может лишиться доверия. В вышедшем в 2015 году докладе ЦРУ о состоянии дел в мире в течение 30 лет в частности упоминался риск того, что сеть вроде Facebook может выпустить свою валюту. Дестабилизирующие последствия такого шага были признаны настолько опасными, что подобную эмиссию предлагалось с ходу запретить.


— Существуют ли прецеденты подобного биржевого взлета актива, к которому с пренебрежением относились столько игроков? И есть ли обратные примеры, когда вызывавшие одни лишь насмешки активы в конечном итоге утверждались на рынке?


— Да, луковицы тюльпанов в 1637 году. Первый спекулятивный кризис современной эпохи, «тюльпаномания», разгорелся в Голландии, которая тогда славилась торговлей, свободой вероисповедания и слова, смогла добиться настоящего процветания. Ее экономический рост был во многом связан с морскими компаниями (Голландская Ост-Индская компания и Голландская Вест-Индская компания), которые охватывали территорию от Америки о западной Африки и Индии. В результате торгового обмена выращивавшиеся в Османской империи тюльпаны оказались в Голландии. Голландцы были просто без ума от этого цветка, особенно сортов с тигровым окрасом лепестков. Их было вырастить труднее всего, поскольку их требовалось предварительно заразить вирусом. Тюльпаны выращивались в течение почти десяти месяцев: посадки проходили осенью, а сбор проводился с июня по сентябрь. Любители тюльпанов закупали их заранее, например, в июле одного года на июнь следующего. Эти контракты породили в результате новые финансовые продукты. Так, голландец покупал луковицу за 100 гульденов в июле, зная, что сможет перепродать ее за 200 год спустя. Кроме того, можно было приобрести часть луковицы, как сегодня часть акции. На фоне растущего спроса производители быстро подняли цены. Уже упомянутые схемы обогащения лишь способствовали взлету цен. Появление золота от индских компаний вело к инфляции, что осложняло оценку стоимости вещей. За несколько лет цена луковицы увеличилась в 30 с лишним раз. В 1635 году за 40 луковиц давали 100 000 гульденов (примерно 25 000 евро сегодня). Рост опционов привел к тому, что число заказов многократно превысило реальный спрос, тем более что взлет цен ограничил количество потенциальных покупателей. Многие купили тюльпаны по бешеным ценам, не имея возможности их перепродать, что обанкротило их.


Спекулятивное безумие породило и множество других кризисов. Железные дороги, Панамский канал, земли, недвижимость и, разумеется, интернет в 2000 году — все это создало основу для спекулятивных пузырей.


В то же время бывает, что источники этих пузырей создают условия для нормального ведения бизнеса через несколько лет после краха, но таких примеров куда меньше, чем скандалов.