Вероятность военного столкновения России и Китая сегодня крайне мала, но это не значит, что в будущем оно в принципе невозможно. В данном случае важны два вопроса: рассматривает ли Китай соседние российские земли как свою территорию с планом их оккупации, и что может сподвигнуть его на такой шаг с неочевидным результатом?

Еще в 1987 г. в газете Главного политического управления Народно-освободительной армии Китая «Цзефанцзюнь бао» было написано:  »[граница] определяет жизненное пространство государства и страны и связана с притоком и оттоком всеобъемлющей национальной мощи», «отражает мощь государства в целом и служит интересам его существования, экономики, безопасности и научной деятельности». Эта же газета в следующем году написала: «Эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который осуществляется за пределами географических границ, в итоге ведет к переносу географических границ».

Однако в среде экспертов нет единого мнения относительно планов Китая по отношению к России. В открытом информационном поле популярным является мнение о том, что скоро русских за Уралом совсем не останется, а китайцев там к середине XXI в. наберется до 10 миллионов, что позволит Пекину в случае чего поднять вопрос «о защите прав соотечественников». В 2002 г. известный российский демограф Ж. Зайончковская отметила, что общая величина единовременного присутствия китайцев в пограничных регионах России на протяжении от Иркутской области до Приморского края к тому времени оценивалась в пределах чуть больше 200-300 тысяч человек. Так как речь идет об «единовременное присутствии», китайцев, проживающих в России на постоянной основе, может быть куда меньше (около 40 тысяч человек). Поэтому, по мнению историка и политолога А. Лукина, все апокалиптичные разговоры о китайской демографической угрозе представляют собой не что иное, как «по большей части не на чем не основанные и многократно опровергавшиеся специалистами» заявления.

Много лет проработавший в Китая в качестве агента советской разведки и хорошо знающий особенности китайского менталитета, А. Девятов считает, что Пекину не нужна военная агрессия против России с целью присвоения Сибири и Дальнего Востока. По его словам, эти земли Китаю важны, однако воспользоваться ими он постарается не с помощью оружия, а с помощью хитрости.

Заместитель директора Института политического и военного анализа А. Храмчихин же не сомневается в том, что агрессия Китая против России является лишь вопросом времени: «Китай объективно нежизнеспособен в своих нынешних границах, - утверждает эксперт. - Он должен стать гораздо больше, если не хочет стать гораздо меньше. (…) Кроме того, не надо выдумывать, что главным направлением экспансии Китая станет Юго-Восточная Азия. Там довольно мало территории и ресурсов, при этом очень много местного населения. Обратная ситуация – очень много территории, гигантские ресурсы, совсем мало населения – имеется в Казахстане и азиатской части России».

Очевидно, что Китаю необходим экономический потенциал ближайших российских земель. Однако неясно, сможет ли решение об их захвате помочь ему решить свои внутренние социально-экономические проблемы. Война может их лишь усугубить и таким образом поставить под серьезную угрозу экономический рост страны.

Важно упомянуть и об аспекте цивилизационной совместимости. Посетитель одного из интернет форумов из России высказал в данном случае вполне здравую мысль: «Покорить азиатов-монголоидов китайцам будет легко, но как удержать под своей властью европейцев или русских, чья природа им совсем незнакома? Господствовать с помощью оружия слишком уж неэффективно, и Китай это очень хорошо знает. А предложить социальную или, если угодно, психологическую систему своего доминирования в остальном мире КНР не сможет — по чисто биологическим причинам. Уверен, что китайцы и не хотят этого. Этнические различия между нами слишком большие, и европейский расовый код китайцам не взломать, как, впрочем, и нам — их». С другой стороны, есть мнение, что русских жителей Сибири и Дальнего Востока только обрадует наведенный китайцами порядок и их внимание развитию данных регионов. Поэтому они не будут противиться китайской экспансии. Однако русские всегда боролись с завоевателями, и китайцев они скорее встретят с оружием в руках, нежели с распростертыми объятиями. Кроме того, какими бы работоспособными и выносливыми не были жители Китая, сибирский климат для них не является комфортным, и переехать туда на ПМЖ они решаться только в крайнем случае.

Короче говоря, пока Пекин медленно, но верно «завоевывает» российский Дальний Восток демографическим путем, при этом стараясь не обострять свои политические и экономические отношения с Москвой. На военный сценарий он решится только будучи уверенным в отсутствии серьезного сопротивления, что возможно лишь в случае глубокого кризиса российской государственности. Предпосылок к этому невидно. Поэтому Китай будет ждать.

Однако представим, что китайцы все же пошли на прорыв. Достаточно детально расписанных сценариев такого конфликта, в котором ядерное оружие скорее всего использоваться не будет (максимум тактическое, и то вряд ли), можно найти несколько (например, «Если завтра война. К вопросу о возможности Российско-Китайской войны»; «Восточная Сибирь и Дальний Восток как перспективная ресурсная база Китая».

Вывод последнего материала – нужная Китаю территория будет занята в течение месяца. Однако его авторы делают скидку на то, что Россия почти не предпримет контрдействий. Если бы все происходило сегодня, то российские ВС в Сибири и на Дальнем Востоке определенно смогли бы отразить китайское нападение. Как показывает анализ их потенциала в данных регионах, у России наблюдается качественное преимущество практически во всех областях, начиная с бронетехники и заканчивая авиацией (особенно вертолетной), уже не говоря о ТФ. Китайские преимущества – огромный человеческий ресурс без внимания к количеству жертв и большое количество старой военной техники (например, танков), которую можно использовать в массовых атаках. При этом нет гарантии, что вся указанная на бумаге российская техника полетит и поедет.

Поэтому возникает серьезный вопрос, связанный с передислокацией сил: если Россия сможет выдержать первый удар или хотя бы притормозить китайское наступление, у нее появится время для переброски резервов. Конечно, китайцы постараются уничтожить линии коммуникаций (прежде всего Транссиб). Но Россия сможет поддержать свою группировку авиацией (в том числе стратегической) и тактическим ракетным оружием. Наконец, подготовка к такому конфликту с китайской стороны не может остаться незамеченной в Москве, поэтому она успеет укрепить свои приграничные позиции. Но даже если Китаю удастся занять желаемые территории, ему еще надо будет их удержать: придется столкнуться с сопротивлением местного населения и отразить контрудар российских ВС. При этом понятно, что затяжной конфликт означает крах китайских планов – особенно если Россию поддержит авиация и флот США (уже не говоря о простой военной помощи со стороны стран НАТО), что вполне вероятно, т.к. Запад будет не в восторге от перспективы роста китайского потенциала за счет российских ресурсных территорий.

Таким образом, ошибаются те, кто считает, что Китай с легкостью может отобрать у России ее Сибирь и Дальний Восток. Уже операция по их захвату является достаточно проблематичной, а российский (плюс-минус западный) контрудар втянет Пекин в затяжную войну, которая подорвет его силы.

Короче говоря, Китаю нужно «жизненное пространство», но едва ли он готов к военному захвату приграничных северных земель. Он привык ждать и играть на противоречиях третьих стран, а параллельно укрепляться. В конце концов первостепенной задачей является возвращение Тайваня, а там будет видно…