Москва – Дмитрий Комар, Илья Кричевский и Владимир Усов погибли, защищая российский парламент, но родственники говорят, что сейчас их все забыли.

В то время они были национальными героями; символами сопротивления перед лицом тирании. Дмитрий Комар, Илья Кричевский и Владимир Усов погибли 20 лет назад, защищая Белый дом – российский парламент – от войск, направленных ГКЧП, коммунистическими сторонниками жесткой линии, которые устроили путч в попытке не допустить реформ Михаила Горбачева.

Тысячи людей пришли на их похороны 24 августа 1991 года, через несколько дней после того, как попытка переворота провалилась, хотя и привела к развалу Советского Союза позднее в том же году. Каждый гроб везли на грузовике, украшенном огромным количеством цветов, на московское Ваганьковское кладбище, где были воздвигнуты бюсты всех троих. Присутствовавшие на похоронах несли большие портреты погибших.

Теперь два десятилетия спустя, когда Россия отмечает годовщину противостояния, Комар, Кричевский и Усов практически забыты. «Мой мир был разрушен, когда Дмитрий погиб», - говорит мать Комара, 63-летняя Любовь, интервью у которой было взято у нее дома на окраине Москвы. «Он был моей скалой, моим воином, моим защитником. На первые несколько годовщин Кремль присылал венки. Потом не было ничего».

Когда Горбачев вернулся с крымской дачи, где его держали отрезанным от связи во время переворота, он сделал троих погибших Героями Советского Союза посмертно за их «смелость при защите демократии». Их родственникам выделили бесплатные квартиры и назначили пенсии по 250 рублей в месяц, что тогда было эквивалентом хорошей зарплаты.

Любовь, которая работает администратором в спортивном центре, говорит, что выплаты увеличили до 370 рублей в 2002 году, и с тех пор больше не меняли, и в результате сейчас они равняются лишь восьми фунтам стерлингов.

После смерти сына она два раза ездила в Соединенные Штаты в поездки, устраиваемые американской неправительственной организацией, и была в Пентагоне и в Белом доме. Американский фонд по-прежнему спонсирует студенческие обмены в память Комара, Кричевского и Усова, говорит она. «Они уделили больше внимания нашим сыновьям, чем кто бы то ни было здесь. Я никогда не слышала ни слова от Бориса Ельцина».

Ельцин, тогда ставший президентом России и представлявший собой все более сильного конкурента советскому лидеру Горбачеву, создал запоминающийся образ переворота, когда взобрался на танк и призвал к сопротивлению. «Борис Ельцин был нашим гуру в те дни», - говорит 52-летний Геннадий Веретильный, один из сотен гражданских лиц, кто откликнулись на призыв. «Мы думали, он принесет нам свободу, новое будущее».

Когда Веретильный приехал к Белому дому вечером 20 августа, другие защитники воздвигали баррикады из троллейбусов, металлических решеток и лома. Вскоре колонна военных машин пошла по тоннелю.

Двое из защитников взобрались на продвигавшийся бронетранспортер (БТР) и попытались закрыть ему смотровые щели брезентом. Один из них, 22-летний Комар, который служил десантником в Афганистане, попытался пролезть через люк и был застрелен изнутри. Его тело отбросили, и его ноги застряли, и он болтался позади БТРа.

Видя затруднительное положение Комара, Веретильный поспешил вперед в попытке высвободить его, но ему выстрелили в плечо, и он отступил. «Когда БТР остановился, я снова побежал, но голова Дмитрия была разбита», - вспоминает Веретильный на этой неделе. Примерно в то же время шальная пуля убила 37-летнего Усова, экономиста, который тоже хотел помочь Комару. 28-летний Кричевский, архитектор, был застрелен, когда военные из другого БТРа открыли огонь по демонстрантам.

Веретильный ощущает горечь, что никто не был призван к ответу за эти смерти. «Эти три человека пролили кровь за свою страну», - говорит он. «Никто больше не говорит о них, в то время как солдат, который стрелял из БТРа, стал генералом».

Между тем сестра Кричевского, 46-летняя Марина, тоже архитектор, говорит, что беспокоится о том, что жертва ее брата ускользнет из поля зрения. «Это был очень важный момент в истории нашей страны, и сейчас, кажется, его все больше и больше забывают».

«Наши власти не считают необходимым уделять этому внимание. Это очень печально. Я годами не голосовала из-за этого».

Пренебрежение привело к появлению призывов к российскому президенту Дмитрию Медведеву посетить могилы троих погибших в День государственного флага России, который был установлен в память о завершении переворота.

«Ничто не может быть более особенным, определенным и волнующим для российского главы государства, чем прийти на Ваганьковское кладбище 22 августа и склониться в память о трех молодых людях, которые погибли во имя российской свободы», - написал политический обозреватель Константин фон Эггерт.

По словам Эггерта, память о тех троих угасает, потому что общество «пронизано цинизмом и разочарованием», что представляет собой резкий контраст с идеализмом двадцать лет назад.

Любовь Комар говорит, что не знает, придут ли политики и чиновники, чтобы почтить память ее сына в годовщину. «Я научилась ничего не ждать».