После того как Дональд Трамп одержал победу на прошедших президентских выборах, СМИ задают одни и те же вопросы. Осуществит ли он свои угрозы, которые вот уже несколько месяцев повторяет в отношении латиноамериканцев и иностранцев? Будет ли прислушиваться к советникам и умерит ли свой расистский пыл?

Несмотря на то, что ответы на эти вопросы появятся не ранее, чем через несколько месяцев, исторические прецеденты не сулят ничего хорошего. Последним президентом США, при котором сложилась подобная ситуация, был Эндрю Джексон (Andrew Jackson), политический деятель XIX века, который выполнил свои предвыборные обещания и изгнал тысячи коренных жителей с их исконных земель.

Человек, ненавидевший индейцев

Эндрю Джексон, сын ирландских иммигрантов, появился на свет в 1767 году и вскоре проявил свою заносчивость. В возрасте 13 лет он присоединился к ополченцам, воевавшим против англичан, и попал в плен.

Как рассказывают, однажды к нему подошел британский офицер и приказал почистить сапоги, на что будущий президент ответил: «Государь, я военнопленный и требую обращаться со мной соответствующим образом». Эти слова стоили ему нескольких шрамов, но показали, что — как и Трамп — этот юноша весьма высоко себя ценил.

В юности он отличался крайне вспыльчивым нравом, постоянно вступая в конфликты. Однако, со временем успокоился и получил высшее юридическое образования. Дела у него, похоже, шли хорошо, поскольку в 1796 году он участвовал в разработке Конституции штата Теннесси, был назначен конгрессменом и всего через два года начал блестящую карьеру в качестве судьи Верховного Суда Южной Каролины. И все же в настоящее время Джексона вспоминают не как юриста, а как военного, возглавившего в 1802 ополчение штата в звании генерал-майора.

Его жизнь текла относительно спокойно до 1812 года, когда, собрав армию в 50 тысяч человек, он получил приказ нанести удар по племени индейцев крики, вступивших в союз с англичанами с целью изгнать американцев с их земель.

Именно в те годы у Эндрю проявились расистские настроения и ненависть к местным жителям, которых он безжалостно убивал, невзирая на то, были ли это мужчины, женщины или дети. Для него они были не людьми, а «дикими псами», как он имел обыкновение выражаться. Он любил хвастаться тем, что «всегда носил с собой нож, чтобы скальпировать убитых им индейцев».

В ходе той кампании Джексон в качестве командующего наблюдал за убийством (а точнее, массовой резней) более чем 800 индейцев крики, среди которых были мужчины и женщины самого разного возраста. Их тела впоследствии были обезображены, убитым отрезали носы в качестве доказательства их смерти.
Все это сопровождалось сдиранием кожи с индейцев. А еще Джексон любил делать из человеческой кожи внушавшие ужас уздечки для лошадей. Ненависть к индейцам нарастала в нем с каждым днем. Впоследствии он скажет, что «всех индейцев чероки нужно уничтожить», а также покончить с индейскими женщинами, чтобы некому было давать потомство.

Популистские шаги

С годами его расизм все укреплялся, одновременно росли его состояние и репутация как военного (не зря же войска под его командованием одержали крупные победы, в частности, в Битве у подковной излучины). Он также приобрел определенную популярность, воюя с испанцами (второй народ, который он ненавидел после индейцев), а впоследствии с индейцами семинолами во Флориде.

В результате тех сражений он приобрел ореол военного героя в глазах американского народа и использовал это обстоятельство при выдвижении своей кандидатуры на выборах 1824 года. Все кандидаты набрали приблизительно одинаковое количество голосов, но тот факт, что его политические противники объединились против него, не дал ему возможности занять президентское кресло.

Четыре года спустя, в 1828 году, Джексон вновь принял участие в выборах. Это была одна из самых грязных и циничных избирательных кампаний в истории США. Оба соперника — Эндрю Джексон и Джон Куинси Адамс (John Quincy Adams) использовали весь арсенал средств, чтобы опорочить друг друга. Первый заявил, что его соперник «надругался над выходным днем», поскольку совершил поездку в воскресенье, что он злоупотребляет спиртным и использует государственные средства для приобретения мебели в свой дом. Все это было ложью.

Со своей стороны, su parte, Куинси тоже за словом в карман не лез и cказал, что «Джексон грубый и невежественный человек». Назвал его жену двоемужницей, заявив, что она вступила с ним в брак, не разведясь с предыдущим мужем (что было ложью), а также обвинил его мать в аморальном поведении. Говорят, что Джексон, обычно отличавшийся завидным хладнокровием, не смог удержать слезы, когда прочитал всю ложь, которую на него изливали.

Как бы там ни было, в итоге выиграл выборы Джексон, который сумел, как это ни странно, привлечь на свою сторону голоса простых людей, хотя многие обвиняли его в популизме. То же самое происходит сейчас и с Трампом.

В 1829 Джексон официально вступил в должность президента, и народ встретил его восторженно. Присутствовавший на церемонии сенатор Даниэль Вебстер (Daniel Webster) сам видел, как «народному президенту» (как он его назвал) рукоплескали восторженные последователи. «Я никогда раньше не видел такого количества людей. Некоторые проехали 500 миль, чтобы увидеть генерала Джексона. Они действительно считают, что страна избежала катастрофы», указывал он.

Сенатор Вебстер завил, что не знает, будет ли Джексон проводить расистскую политику, о которой он громогласно заявлял во время предвыборной кампании, или же, наоборот, будет в первую очередь прислушиваться к представителям коренных народов Америки. «Никто не знает, как он поступит. Мой страх побеждает мои надежды», сказал он тогда и оказался прав, поскольку новый президент стал осуществлять массовые депортации, а затем и истребление коренных жителей Америки.

Положение с индейцами

Когда Джексон пришел к власти, положение американских индейцев было весьма тяжелым. Всего лишь несколькими годами ранее, в 1815 году, страна начала расширяться на запад и столкнулась лицом к лицу с племенами американских индейцев, проживавшими на этих землях вот уже несколько веков. Колонисты всеми способами пытались прибрать эти земли себе, оттесняя индейцев все дальше на Запад, прежде всего при помощи всякого рода экономических поблажек.


Уже во времена президентства Джефферсона (1801 — 1809 годы) было определено, что единственными коренными жителями, которые могут остаться к востоку от Миссисипи, станут те, кто смогут придерживаться цивилизованных норм и совместно проживать с белыми людьми. В соответствии с этим, в этой зоне остались племена чикасо, чокто, семинолы, крики и чероки. В обмен на разрешение остаться, они перешли к оседлому образу жизни, земледелию, установили частную собственность на землю и приняли демократические нормы. Некоторые приняли христианство (по крайней мере, сделали вид), чтобы не быть выселенными с этих земель.

Массовые депортации

Сомнения относительно политики, которую будет проводить Джексон, длились недолго. В 1830 году, всего лишь через год пребывания у власти, он решил решить радикально решить индейскую проблему, а именно, принять закон о депортации их еще дальше на Запад. «В этом году был принят Закон о принудительном переселении, обязывавший индейцев переселиться на земли к Западу от Миссисипи и наделявший президента США предпринимать действия в отношении всех тех, кто окажется к Востоку от реки». Об этом пишет) в свой книге «Краткая история американских индейцев» («Breve historia de los indios norteamericanos») популяризатор истории Грегорио Доваль (Gregorio Doval).
 
Согласно официальной версии, президент принял это решение из-за потребности в землях, на которых можно было выращивать хлопок, а также из соображений «национальной безопасности», чтобы предотвратить конфликты между индейцами и американцами. Однако, эксперты, подобные Довалю, считают, что, помимо этих двух причин и собственных расистских взглядов, Джексон также стремился создать человеческий барьер между США и территориями, находившимися под господством других трансатлантических государств. «Тем самым Джексон не только стремился предотвратить конфликты с индейцами на землях к Западу от Миссисипи, но и создать пояс безопасности перед лицом британской и испанской угрозы, которая по-прежнему нависала обширной территорией США».

Независимо от причины, на практике все свелось к тому, что десяткам тысяч индейцев предложили покинуть свои дома (и земли, на которых они проживали веками) и отправиться в так называемые резервации.

«Считается, что в результате такой политики около 100 тысяч индейцев были переселены на Запад, большинство из них в течение 1830-х годов. Именно тогда и стали поговаривать об Индейской территории, некоем гипотетическом анклаве, который предстояло создать и в котором индейцы навсегда имели бы гарантированную среду обитания», поясняет Доваль. Так обстояли дела в теории. А на практике все обстояло наоборот. С течением времени индейцев изгонят и из этих земель.

На официальном уровне Джексон утверждал, что коренные жители могли отказаться от этого «перемещения» (впоследствии нацисты будут употреблять это же слово в схожем смысле применительно к концлагерям) и остаться жить на своей территории. Но в действительности администрация во главе с президентом оказали жесткое давление на вождей племен, требуя, чтобы они ушли, давая при этом ясно понять, что не остановятся перед применением силы в случае отказа. Вот так и возникла поговорка, которую многие приписывают Джексону (хотя прямых доказательств этому нет): «Самый хороший индеец — мертвый индеец».

Новые выборы, новые войны

Шли годы, и многие индейские племена ожидали, что после выборов 1832 году подуют новые политические ветры. Неужели белые такие расисты, что решат переизбрать Джексона? Это казалось невозможным, однако, именно так и произошло. После этого многие племена вооружились, чтобы защитить свои территории, а те, которые уже объявили войну США, ужесточили боевые действия, чтобы удержать принадлежавшие им земли.

Одно из самых кровопролитных сражений тех лет произошло между федеральными войсками США и племенами сауков и месквоки, во главе которых стоял вождь «Черный ястреб». Сначала он ушел на Запад от Миссисипи, но потом решил вернуться туда, где вырос, поскольку в новых местах люди умирали от голода. Разумеется, американцы не готовы были это разрешить.

Забили барабаны войны, и в начале дела у бойцов «Черного ястреба» шли неплохо. Они разгромили несколько отрядов противника, но потом удача от них отвернулась. Когда же, наконец, одна тысяч триста американских солдат сумели в августе одолеть немногочисленные силы «Черного ястреба», индейцы попытались сдаться. Но их продолжали безжалостно истреблять, не щадя женщин и детей«, пишет Уильям Беннетт (William J. Bennett) в своей книге «Америка, последняя надежда».

Вождя индейцев взяли в плен, и впоследствии Джексон встретился с ним. «Вы поступили очень плохо, подняв томагавки на белых, убивая мужчин, женщин и детей на границе», сказал он ему. На беду «Черного ястреба» его наказание не свелось лишь к этому порицанию. Президент США распорядился, чтобы провезти пленника по всей территории страны и тем самым показать, что никто не может противостоять военной мощи США. Вождь скончался в 1838 года, вскоре после того, как начался весь этот фарс.
 
Дорога четырех тысяч погибших

Если Джексона и будут вспоминать, то не только по причине войн и массовой резни, но также и потому, что его политика привела к гибели более 4 тысяч индейцев чероки на так называемой «Тропе слез». Для того, чтобы понять истоки этого явления, необходимо перенестись в 1830 года, когда президент подписал Закон о депортации. Племя чероки переживало тогда не лучшие для себя времена. А после того, как на его землях было обнаружено золото, туда прибыли тысячи белых, желая разбогатеть.

Несмотря на это, племя (по крайней мере, часть его) отказалось покинуть эти земли. Политические уловки, предпринятые Джексоном, ни к чему не привели, хотя он пытался (и, по сути дела, у него это получилось) разобщить индейских вождей, призывая их уйти и направиться в резервации, расположенные к Западу от Миссисипи. В любом случае, время работало на Джексона. Когда в 1838 году истек срок ожидания, установленный для того, чтобы чероки покинули эти земли, была вызвана армия, чтобы изгнать краснокожих из их жилищ.

Официально это сделал следующий президент США (Джексон в то время уже не находился у власти), но на основе закона и предпосылок, созданных его предшественником.

«По мере того, как приближалось 23 мая 1838, крайний срок для добровольного переселения, новый президент Ван Бурен поручил генералу Уинфилду Скотту (Winfield Scott) (1786-1866) подготовку насильственного переселения. 17 мая Скотт прибыл в Нью-Икоту, затем посетил Теннесси, Северную Каролину и Алабаму. В течение трех недель около 17 тысяч индейцев чероки, а также еще приблизительно две тысяч рабов, принадлежавших наиболее богатым людям, под дулом пистолетов были выведены из своих домов и сформированы в колонны, зачастую даже не имея возможности взять свои вещи. Военные под дулом ружей выводили из домов целые семьи и под конвоем вели их в резервации», продолжает Доваль.

Во время того перехода индейцы прошли более 1.300 километров пешком до выделенной им резервации. Из-за чудовищных условий перехода его назвали «Тропою слез». Голод, холод, болезни… Военные не знали пощады, для них главное было выполнить поставленную задачу.

«Количество умерших во время конвоирования оценивают по-разному. Федеральное правительство США говорило о 424 смертельных случаях. Американский доктор, сопровождавший одну из партий, насчитал две тысячи погибших в лагерях и две тысячи в поезде. Итого, четыре тысячи. Для поднятия духа чероки постоянно пели „О благодать“ („Amazing Grace“) Текст этого церковного песнопения был переведен на язык чероки и стал своего рода национальным гимном для этих индейцев», пишет в заключение эксперт.