В первые годы после 11 сентября излюбленным оружием джихадистов были пояса смертников, самодельные взрывные устройства и начиненные взрывчаткой автомашины. Это оружие было скрытным и смертоносным, и противостоять ему было трудно.

Но сегодня, когда 2015 год близится к завершению, имея в своем календаре немало страшных дат — Charlie Hebdo, Сус, Гарисса, Тунис, Копенгаген, Париж — становится ясно, что сейчас террористы предпочитают АК-47.

В Европе терактов с использованием автомата Калашникова в этом году было совершено больше, чем с любым другим оружием. В ходе парижских атак 13 ноября террористы с поясами смертников убили немногих, а боевики со стрелковым оружием расстреляли огромное количество людей. В Тунисе и Кении основная часть жертв тоже погибла от автоматического оружия.

О том, что такое оружие вполне доступно, было известно долгие годы. Но Европа обратила внимание на эту угрозу лишь тогда, когда стал понятен размах парижской бойни.

Сейчас правоохранительные органы со всего континента пытаются установить основополагающие факты. Откуда пришло это оружие? Кто посредники в сделках по продаже этого оружия? И почему оно снова так популярно?

Балканский след

Частичный ответ на эти вопросы можно найти в маленьком домике на Балканах, который расположился у подножия гор в центральной Черногории. В нем всего две пустых комнаты, и в одной из них сидит Желько Вучелич (Zeljko Vucelic), глубоко затягиваясь сигаретой.

Дом бедный. На стенах проступает плесень, от пола тянет сыростью. В комнате из пожитков — только старый телевизор, плита и холодильник.


Живущая здесь семья едва сводит концы с концами, и так продолжается долгие годы. Но сейчас Вучелич осознает, что его брат Влатко пытался заработать какие-то деньги на стороне, став участником огромной системы торговли оружием.

«Я не сплю по ночам. Пытаюсь вспомнить, за что можно ухватиться», — говорит он.

5 ноября Влатко Вучелича задержали на немецком автобане с целым оружейным арсеналом в багажнике: револьвер, два дробовика, две гранаты, 200 граммов тротила. И восемь автоматов Калашникова.

Полиция не нашла никаких связей Влатко с террористическими заговорами. Но она считает, что он был винтиком, пусть и небольшим, в системе незаконной торговли оружием, оборот которой в общемировом масштабе оценивается в 320 миллионов долларов в год.

Эксперты отследили маршрут его следования при помощи спутниковой навигации. Они заявляют, что это хорошо проторенная дорога торговцев оружием: Черногория, Хорватия, Словения и далее до Австрии — на пограничный переход в южную Германию возле Розенхайма. Конечным пунктом назначения была автомобильная стоянка в Париже.

Истоки

Когда полиция произносит слово «Калашников», описывая захваченное ею оружие, она имеет в виду легендарное оружие, имеющее множество воплощений.

Этот автомат сконструировал советский генерал Михаил Калашников, и первая его модель АК-47 поступила на вооружение в Советскую Армию в 1948 году.

Но сегодня это название относится к 200 типам оружия системы АК. По словам Майкла Ходжеса (Michael Hodges), написавшего книгу «AK47: The Story of the People’s Gun» (АК-47: история народного автомата), в мире сегодня примерно 200 миллионов автоматов Калашникова, по одному на 35 человек.

На законных основаниях это оружие делают для международной торговли в 30-ти с лишним странах, и лидирует среди них Китай.

Но законное оружие очень быстро может превратиться в незаконную контрабанду. Китай экспортирует его главным образом в страны Африки. Там оно может оказаться на черном рынке: либо потому что автоматы продают солдаты, которым не хватает денег, либо потому что государства снабжают ими повстанческие силы в других странах.


Ливия, где идет гражданская война и царит беззаконие, которому нет равных на континенте, стала крупнейшим каналом незаконных поставок оружия.

Экспертный совет ООН по оружейному эмбарго против Ливии в своем докладе отмечает, что незаконные поставки оружия оттуда осуществляются в 14 стран мира. Правда, пока еще никто публично не признал, что стрелковое оружие из Ливии появилось и в Европе. Но большинство экспертов уверено: это лишь вопрос времени, и скоро оружие из Ливии обнаружат и в Евросоюзе.

Автоматы Калашникова производятся в огромных количествах — один миллион в год. Кроме того, десятки миллионов таких автоматов находятся на западе Балкан, в странах бывшего Советского Союза и в Северной Африке. Они работают весьма эффективно, хотя были изготовлены в 1980-е годы и даже раньше.

Только в Албании после беспорядков в 1997 году исчезло около 750 000 автоматов Калашникова, которые пополнили запасы черного рынка незаконной торговли оружием.

Этим оружием, которое часто восстанавливают и ремонтируют посредники, пользуются преступники и террористы, уважающие его за чрезвычайную долговечность. «Это очень простое оружие, — говорит британский эксперт по баллистике Марк Мастальо (Mark Mastaglio). — Пользоваться им очень легко, и поэтому часто можно увидеть, как его носят 12-летние дети. Автомат — надежный, хорошо работает в любых условиях: в жаркой песчаной пустыне, в Сибири. Где бы его ни хранили, он всегда готов к применению, и из-за этого пользуется такой популярностью».


В Сербии примерно 900 000 единиц незаконного стрелкового оружия, в основном автоматы Калашникова. В Боснии 750 000. Когда в конце 1990-х закончились продолжительные балканские войны, многие бойцы просто забрали свое оружие домой.

«В конце этих войн целые батальоны возвращались домой с оружием, — говорит эксперт Александр Радич (Aleksandar Radic). — Первые годы многие прятали его, на всякий случай. Потом люди стали продавать эти автоматы на черном рынке всего за 100 евро».

Основная часть оружия, использовавшегося во время атак в Париже, пришла с Балкан.

Директор сербского оружейного завода «Застава» Милойко Брзакович (Milojko Brzkovic) рассказывает, что судя по заводским номерам, восемь автоматов, захваченных французской полицией, были изготовлены его компанией. Обнаруженные во Франции автоматы M70, являющиеся югославской версией АК-47, были из той партии, которую его фирма отправила на военные склады в Словению, Боснию и Македонию.

Но хотя происхождение оружия это важно и полезно, такая информация почти никак не помогает проследить те способы и пути, которыми оно попадает в руки исламских террористов. «Отследить жизненный цикл оружия по-настоящему сложно», — говорит Иван Звержановский (Ivan Zverzhanovski), работающий в Сербии в рамках регионального проекта ООН по прекращению неконтролируемого распространения и незаконной торговли автоматами Калашникова и прочим стрелковым оружием.

«Можно узнать, что в конце 80-х оружие хранилось в югославских армейских арсеналах, но где оно было в период между 80-ми и 2015 годом — это узнать невозможно. Поэтому очень трудно выяснить, как оно на самом деле попадает в Европу. Здесь крайне важно получать нужную информацию».

Маршруты

Предположительно, Влатко Вучелич входил в состав «торгового муравейника», как говорят эксперты. Это система контрабандных поставок небольших партий огнестрельного оружия в Европу. Пока Влатко не задержали, он вел ничем не примечательную жизнь, будучи человеком простым и незаметным.

Влатко не женат, у него нет детей, он ранее не судим. По словам брата, он едва сводил концы с концами, работая летом на виноградниках и зарабатывая там менее 400 евро в месяц.

Но за полтора месяца до поездки Влатко Вучелич, который никогда не был за границей и редко отъезжал на машине далеко от своего дома, подал заявление на получение первого паспорта и международных водительских прав.

«Парень впервые выезжает за пределы своей страны и везет с собой пол-казармы. Как такое возможно?» — спрашивает Желько Вучелич.

Но такое вполне возможно, поскольку торговцы оружием стремятся удовлетворить спрос на армейские образцы по всей Европе.

Говорит Звержановский: «Рабочая гипотеза, которая вполне может оказаться верной, состоит в том, что огнестрельное оружие идет теми же маршрутами, что и наркотики. Значительная часть перевозится автотранспортом. Это такой микро-трафик. Большие партии контрабандой не возят — груженых автоматами грузовиков мы не видели ни разу. Обычно это два-три пистолета или автомата в разобранном виде, которые прячут в машинах или в автобусах».

По сравнению с наркоторговлей, объемы здесь крошечные — пара-тройка Калашниковых, в то время как кокаин перевозят тоннами. Стоящие за такой торговлей группировки это зачастую тесно связанные между собой и сплоченные банды.

Как сообщается в докладе Управления ООН по наркотикам и преступности, «занимающиеся контрабандой организованные преступные группировки могут быть очень маленькими, имея в своем составе одного хорошо осведомленного посредника со связями и нескольких его сообщников, получающих товар».

Торговля оружием не настолько доходна, как наркоторговля, однако она все равно дает огромные прибыли. Автомат Калашникова на Балканах можно купить за 300-500 евро, а продать в Европе по цене до 4 500 евро. Но как показывает Нильс Дуке (Nils Duquet) из Фламандского института мира (Flemish Peace Institute), есть данные о том, что цены снижаются, и теперь автомат можно приобрести за 1 000-2 000 евро.

Торговцев оружием привлекает и то, что их трудно вычислить и поймать, особенно в шенгенской зоне, а также то обстоятельство, что во многих европейских странах наказание за незаконную торговлю оружием менее суровое, чем за наркоторговлю.

Такие люди как Влатко Вучелич это чрезвычайно важный элемент в механизме торговли оружием, однако такие мулы-перевозчики нужны не всегда. В Данию ввоз контрабандного оружия чаще всего осуществляется на большегрузных автомобилях, главным образом с запада Балкан. А в Швеции полиция в прошлом году перехватила партию автоматического оружия, которое перевозили в ящике в автобусе, следовавшем из Боснии в Мальме. Ящик ехал без сопровождения.

Посредники

После нападения на редакцию Charlie Hebdo в Париже словацкие власти потихоньку переписали свои законы о списанном огнестрельном оружии, и теперь продавать его через интернет стало противозаконно. Сейчас коллекционеры, решившие приобрести списанный автомат Калашникова, должны его регистрировать.

Эти меры были приняты в связи с информацией о том, что в Словакии на вполне законных основаниях в качестве списанного оружия из коллекций было приобретено несколько автоматов системы Калашникова, которыми воспользовались братья Куаши во время нападения на редакцию Charlie Hebdo в Париже, а также их друг Амеди Кулибали (Amedy Coulibaly),устроивший спустя два дня нападение на кошерный магазин в Париже и убивший пятерых человек.

Незаконная переделка списанного оружия, от стартовых пистолетов до автоматов Калашникова, осуществляется по всей Европе. В 2013 году об этой угрозе было написано в докладе ЕС: «Правоохранительные органы Евросоюза обеспокоены тем, что списанное огнестрельное оружие незаконно приводится в рабочее состояние и продается преступным элементам… а также тем, что его переделывают в противозаконное смертельное оружие».

Когда автомат Калашникова списан и приведен в негодность, его на законных основаниях могут покупать коллекционеры, однако способы перевода оружия в состояние непригодности разнятся от страны к стране.

По словам Мастальо, в Британии существует «золотое правило», означающее, что списанное огнестрельное оружие невозможно снова сделать действующим и использовать. Но в некоторых других странах, в том числе, в Словакии, всего за пару часов списанное и деактивированное оружие снова можно сделать боевым, отперев канал ствола и вставив боек.

Следователи во Франции сосредоточились на торговле списанным оружием, которым пользуются преступники, а теперь и террористы. В 2013 году там арестовали 45 человек по подозрению в незаконном ввозе огнестрельного оружия из Словакии и Болгарии. Сделано это было в ходе расследования по выяснению «связей между коллекционерами оружия и преступными группировками».

В прошлом году в Лилле было начато следствие по делу посредников, которые незаконно восстанавливали списанное оружие, делая его боевым. К этой преступной деятельности оказались причастны инженер из Брюсселя, бельгийский торговец оружием, а также бизнесмен из Лилля Клод Эрман (Claude Hermant), чья компания торгует списанным оружием.

Эрман находится под арестом с января, и его обвиняют в незаконной торговле списанным оружием. Его адвокаты заявляют, что их клиента не допрашивали в рамках расследования нападений в Париже.

Брюссель считается еще одним связующим звеном для посредников. Поскольку там издавна действуют весьма вольготные законы об огнестрельном оружии, и существует легальная торговля им, в этом городе образовался настоящий кладезь талантливых инженеров-оружейников, и теперь Брюссель превратился в центр расследований по делам о поставках оружия террористам.

Считается, что через брюссельских посредников приобретали оружие такие люди как Мехди Неммуш (Mehdi Nemmouche), обвиняемый в убийстве четверых человек в Еврейском музее в Брюсселе, Аюб аль-Каззани (Ayoub el-Khazzani) обвиняемый в попытке массового убийства в поезде в августе месяце, и Кулибали. Бельгийские следователи также подозревают, что местные дилеры могли продать часть оружия людям, напавшим 13 ноября на кафе, бары, стадион и концертный зал в Париже и убившим 130 человек.

В Бельгии регулярно проводятся аресты местных жителей, которые незаконно изготавливают оружие с нуля или, как это часто бывает, приводят в боевое состояние якобы списанное и приведенное в негодность оружие. Оружие у Казани в поезде могло заклинить от того, что его собрали в Бельгии из разрозненных деталей.

Говорят, что в основном подпольная торговля оружием идет на грязных улицах вокруг вокзала Гар-дю-Миди. «Продавать оружие могут где угодно: в квартире, в лесу, на стоянке. Конечно, районом Гар-дю-Миди она не ограничивается, — говорит Нильс Дуке. — Это общеевропейская проблема. Там, где есть серьезная преступность, есть и черный рынок оружия».

По его словам, в последние два года террористы изменили тактику действий, и теперь бомбам предпочитают огнестрельное оружие.

«Одна из причин заключается в том, что взрывчатку труднее найти, а огнестрельное оружие вполне доступно на подпольном рынке, — объясняет Дуке. — Автоматическое оружие хорошо подходит для убийства большого количества людей за очень короткое время, что и нужно террористам. Так что спрос на него растет, а поэтому предложение также расширяется».

Спрос

За последние четыре года незаконная торговля огнестрельным оружием разрастается, удовлетворяя потребности преступников, которые все чаще используют АК-47 в таких странах как Франция, Швеция, Дания и Нидерланды.

Высокопоставленный чиновник из Хорватии сказал, что огнестрельное оружие недавно обогнало наркотики, став главным предметом контрабанды. В 2010 году французские власти сообщили, что количество захваченного полицией оружия выросло на 79 процентов, составив 2 710 единиц. В то же время, французская полиция начала замечать, что преступники все чаще используют автомат Калашникова.

«Это было что-то новое, — сказал Звержановский, — Французы в первую очередь примерно с 2011 года начали отмечать резкое увеличение числа преступлений с использованием огнестрельного оружия, особенно автоматов. Они подготовили доклад на эту тему, и его содержание свидетельствует о том, насколько они были удивлены».

Европол, как называют полицейское разведывательное подразделение Евросоюза, в 2011 году сообщил: «Налицо тенденция роста в применении [организованными преступными группировками] тяжелого стрелкового оружия… такого как автоматы».

Появление все новой информации, свидетельствующей о серьезной проблеме, заставило французов в 2012 году ужесточить законы об оружии. Суровее стало наказание за незаконную торговлю оружием, поскольку штрафы увеличили до 100 000 евро, а тюремный срок до семи лет.

Но автоматов Калашникова на рынке не стало меньше, и используются они столь же часто, особенно в таких городах как Марсель. В 2012 году возле ночных клубов на севере Франции было две перестрелки, причем с интервалом в неделю. Преступники были вооружены автоматами Калашникова.

В марте два человека были убиты и 10 получили ранения, когда банда преступников открыла огонь из Калашниковых в пабе шведского города Гетеборга. Источник в голландской полиции сказал, что с 2012 года в разборках между преступными группировками было совершено 20 убийств и покушений на убийство, причем преступники применяли 44 вида оружия. Почти половина — оружие марки Калашникова.

Даже в Британии, где министр внутренних дел Тереза Мэй (Theresa May) хвастается тем, что ужесточение пограничного контроля препятствует незаконному провозу мощного автоматического оружия на территорию страны, полиция в августе нашла и арестовала 22 автомата Калашникова, девять пистолетов-пулеметов «Скорпион», 58 магазинов и 1 000 боевых патронов в машине, выезжавшей из Какстона, графство Кент. Туда его привезли на яхте, пришедшей из Франции.

Следователям, пытающимся выяснить, как джихадисты и террористические группы достают такое оружие, важно понять связь между организованной преступностью и террористами.

Признаки такой связи очевидны, если проследить исламистские теракты, начиная с нападения Мохаммеда Мера (Mohamed Merah) на юго-западе Франции в 2012 году, преступления Неммуша, и кончая январскими атаками в Париже, которые осуществили братья Куаши и Кулибали.

Все они были преступниками, отбывшими срок заключения за совершение преступлений. Все они вышли из заключения радикализованными джихадистами. У всех у них в памяти была адресная книга контактов в преступном мире из прежней жизни.

По словам Дуке, для приобретения оружия нужны не только деньги, но и связи. И здесь зачастую явно недооцениваются связи между уголовными бандами и европейскими террористическими группировками, хотя это исключительно важно.

Поскольку эти уголовники-экстремисты имеют возможность приобретать стрелковое вооружение, включая автоматы Калашникова, огнестрельное оружие стало крайне популярным среди террористов в Европе. Согласно данным из отчета ЕС по терроризму и его тенденциям, в терактах на территории ЕС огнестрельное оружие используется чаще всего.

Реакция государств


Расследование обстоятельств массового убийства в Париже проходит в условиях, когда Европа в срочном порядке пытается закрыть лазейки в законодательстве и залатать прорехи в следственной практике, которые существовали долгие годы.

Когда преступники с оружием в руках мстили друг другу, европейские власти действовали крайне неповоротливо. И лишь в 2013 году Европол создал группу знающих специалистов по огнестрельному оружию. По данным отчета Еврокомиссии о торговле оружием в Европе за 2014 год, последняя совместная операция таможни против огнестрельного оружия была проведена в 2006 году.

«Надо сказать, что лишь недавно вопросы торговли огнестрельным оружием в Европе стали приоритетом, — сказал старший исследователь из проекта Small Arms Survey Николас Флоркин (Nicolas Florquin). — Информации о контрабанде стрелкового оружия в Европе мало, и она разрозненная, поскольку собирается на основании отдельных арестов и захватов. Из-за этого оценки масштабов существующей проблемы очень разные. Так быть не должно».

В 2013 году, когда стало появляться все больше свидетельств «серой» торговли списанным оружием, в ЕС начались дискуссии о необходимости стандартизации методов вывода оружия из строя. Но изменения в этой практике посчитали не самыми приоритетными.

Однако уже через четыре дня после парижских терактов была спешно составлена директива ЕС о приведении в негодность списанного огнестрельного оружия. Еврокомиссия призналась, что эти действия были значительно ускорены в свете последних событий. Согласно директиве, были ужесточены правила, налагающие запрет на частное владение автоматами типа Калашникова, даже списанных и в нерабочем состоянии.

Семья Влатко Вучелича из Черногории гораздо менее мобильна, чем то оружие, из-за которого его арестовали. У них нет денег, чтобы поехать в Траунштайн, где его держат в тюрьме, нет возможности поговорить с ним. Черногорская полиция сказала им, что у следствия нет доказательств причастности Влатко к парижским атакам. Однако родственников это мало утешает.

«Сколько ему могли за это заплатить?— спрашивает брат. — Если бы миллион, то я бы мог это как-то понять. Но конечно же, миллионом там и не пахнет. Мы полвека боремся за существование, мы могли бы и дальше так жить, десять лет, до самой смерти. Если мой брат виновен в этом, я бы лично осудил его лет на 30».

Свой материал для статьи предоставили Джулиан Боргер (Julian Borger), Бен Найт (Ben Knight), Фергус Райан (Fergus Ryan) и Крис Стивен (Chris Stephen).