Австралийские стражи порядка арестовали некого Севдета Бесима (Sevdet Besim), 19-летнего жителя этой страны с ближневосточными корнями, который планировал устроить теракт у полицейского участка в память о Дарданелльской операции в Турции. Она велась с апреля 1915 до января 1916 года и должна была положить начало захвату Стамбула и выведению Османской империи из войны. Потери обеих сторон составили 131 тысячу человек убитыми и 262 тысячи ранеными. Бесим планировал увеличить их количество при помощи кенгуру, положив ему в сумку взрывное устройство.

Он не был оригинален: идея использовать животных в военных целях стара как мир, что даже нашло отражение в языке: в древнепольском «козой» называли один из видов пушек. Константы Гурский (Konstanty Górski) в своей «Истории польской артиллерии» пишет, что «каменные пушки называли также "котами" (по-немецки — Feuerkatze), из них стреляли сначала каменными, а позже — литыми ядрами, то есть огненными зарядами».

«Как некрасиво выглядит каждый, кто сидит на лошади, вытянув ноги к ее груди и распластавшись, будто он лишился костей. Но как приятно смотреть на того, кто не вытягивает излишне ног и не слишком их поджимает, а держит их уверенно, будто бы и не думая о своей езде, легко покачиваясь в такт движениям лошади, и ведет себя спокойно, будто бы передвигается пешком», — восхищался в изданном в 1566 году «Польском придворном» Лукаш Гурницкий (Łukasz Górnicki). Четырьмя десятилетиями позднее прекрасно управлявшаяся со своими скакунами польская и литовская кавалерия одержала одну из самых славных побед Речи Посполитой. В 1605 году войско под предводительством Яна Кароля Ходкевича (Jan Karol Chodkiewicz) (1040 пехотинцев, 2400 кавалеристов и семь пушек) в основном благодаря гусарам разгромило шведскую армию под предводительством Карла IX (8500 пехотинцев, 2500 кавалеристов, 11 пушек).

Военная орнитология

«Голубые каски», миротворческие силы ООН, в конце января освободили грифа, которого поймали в Ливане и обвинили в том, что он использовался для шпионажа в пользу Израиля (обе страны уже много лет подряд не сходят с тропы войны). Птицу пленили жители ливанской деревни Бинт Джбейль. После переговоров, которые провели «голубые каски», окольцованная птица вернулась в заповедник Гамла, где она жила до того, как пересекла (неизвестно, в каком точно месте) границу. «Благодаря усилиям переговорщиков вечером 29 января грифа в удовлетворительном состоянии (не считая небольших травм и общей слабости) доставили в кибуц Рош ха-Никра, где он вновь пересек границу», — сообщили израильские власти.

В 2011 году руководство Саудовской Аравии тоже подняло тревогу, когда службы безопасности этой страны поймали грифа, окольцованного орнитологами  Тель-Авивского университета: на птице был передатчик, который автоматически передавал ее положение с точностью до 100 метров.

Вне зависимости от того, были ли упомянутые грифы виновны, пионерами военной орнитологии назвать их нельзя. Первопроходцами в этой сфере невольно стали древние римляне, на которых в 390 году напали галлы. Захватчики пошли в наступление на столицу империи ночью по крутому склону холма, надеясь, что никто не будет ожидать нападения с этой стороны. Однако они просчитались: гуси, которые жили на Капитолийском холме при храме богини Юноны, обеспокоенные нарушавшими ночную тишину звуками, предупредили защищавшихся своим гоготом. В память об их заслугах гусей стали носить стали носить в паланкине на торжественных церемониях.

Предводитель викингов Харальд, прежде чем он стал королем Норвегии Харольдом III суровым (умер в 1066 году), вместе с полутысячей воинов пошел на службу к византийскому императору и воевал в Италии, в Африке, на Сицилии, в Малой Азии и на островах Эгейского моря. Беря в осаду какой-нибудь город, он ловил живших там голубей и выпускал, привязав к лапам подожженные щепки. Птицы в панике старались как можно быстрее вернуться к своим гнездам, и устраивали таким образом пожар: прекрасная прелюдия к победной атаке.

Историк Дэн Джонс, автор книги «Плантагенеты: Короли, которые создали Англию», описывает действия шерифа графства Эссекс, осаждавшего Лондон в 1267 году в ходе гражданской войны. Его люди поднимались по лестницам и штурмовали стены, а заколов защитника, они выпускали в крепость измазанного дегтем петуха с подожженными перьями. Результат — как в предыдущей истории.

Идею с голубями творчески развили во время Второй мировой войны: почтовых голубей использовали для транспортировки зашифрованных приказов или подвешивали на них миниатюрные аппараты, чтобы вести съемку над территорией врага. Для уничтожения таких вражеских «дронов» немцы использовали соколов и ястребов.

А во время Первой мировой войны для предупреждения об отравляющих газах в окопах держали канареек, которые отличались повышенной чувствительностью к иприту, который вызывает незаживающие раны на теле, а также поражение дыхательных путей и легких. 

Божий бич против слонов

Полными ослами были люди, которые в 2004 году в Ираке повесили взрывные устройства на брюхо ослам и погнали их к американскому блокпосту. Пятью годами позже аналогичную атаку провели талибы против британцев. Эта методика известна также в истории палестино-израильского конфликта. 

Однако ближневосточные тактики не знакомы с литературой и не знают, что недостижимый образец военного животного происходит из их региона. «Тут задрожал ассессор, из рук бокал роняя / И взор, как василиск, в Тадеуша вонзая» (Адам Мицевич, поэма «Пан Тадеуш», Книга I).

Незнакомство с нашей эпопеей им простительно, однако незнания опуса «Historia Alexandri Magni de proeliis» следовало бы постыдиться. Людям, занимающимся военным искусством, следовало бы знать это произведение, которое описывает экспедицию великого полководца в Индию. Ведь там есть описание животного, воздействие которого не первое столетие подряд пытаются скопировать террористы и им подобные: «… а восьмого дня добрались они до ужасного старого невыразимо смердящего василиска, который был так ядовит, что не одним смрадом, но и взглядом, куда только тот мог достать, заражал воздух. Когда македоняне и персы проходили мимо места, где лежал дракон, они падали замертво от одного его вида».

Несмотря на усилия селекционеров-практиков, а в последнее время еще и ученых-генетиков, создать зверя, который хотя бы отчасти приблизился к возможностям василиска, не удается. Но попытки предпринимались.

Римский историк Плиний Старший в «Естественной истории» описывает, как его соотечественники сеяли смятение в рядах врага, запуская в их лагеря свиней. Те с хрюканьем врывались к врагу и пугали боевых животных — лошадей или слонов, если это был лагерь карфагенян. Такую тактику описывает также другой историк, Клавдий Элиан, который в своей «Истории животных» рассказывает об осаде города на побережье Эгейского моря — Мегары. Его защитники выпустили в сторону нападавших на них карфагенян стадо подожженных свиней, щедро вымазанных оливковым маслом. Живые факелы пугали карфагенских слонов, которые в панике растаптывали собственных воинов.

В эпоху Империи Сун (существовавшей в 960-1279 годах) командующий императорской армией Чжоу Юй в ходе битвы с мятежниками приказал привязать к обезьянам пучки соломы, поджечь и выпустить животных на бунтовщиков. Сначала сгорели их шатры, а потом улетучилась и надежда на победу.

Правивший с 1370 по 1405 год Тамерлан, который завоевал большую часть Средней Азии, Ирана, Ирака и Закавказья, высылал против слонов верблюдов, нагруженных мешками с деревом, сеном и порохом. Гиганты в ужасе топтали все на своем пути, в первую очередь, собственную армию. Благодаря этой тактике Тамерлан завоевал Индию.

Борьба крысы с паровозом

Шли столетия, а военных стратегов и тактиков не переставала привлекать картина горящих и взрывающихся животных. В годы Второй мировой войны Управление специальных операций (SOE), британская тайная разведывательная служба, занималась, в частности, диверсионной деятельностью, координацией политических и пропагандистских операций, а также поддержкой движения Сопротивления в оккупированных странах Европы. Фантазеры из Управления работали над проектом, в котором главная роль была отведена дохлым крысам. Идея заключалась в том, чтобы набить их взрывчатыми и горючими веществами, а потом подбрасывать к отопительным системам или печам неприятеля, например, в паровозы или корабельные трюмы с углем. Кочегар, не заметив, бросил бы в печь вместе с лопатой угля крысу, за этим последовал бы взрыв, корабль пошел бы на дно, а паровоз взлетел в воздух. Под воздействием температуры крысиные трупы должны были взрываться, уничтожая технику и людей, в казармах и военных публичных домах. Историки военного дела, однако не внесли эту тактику в список действенных.

Римляне не смогли в 198 году захватить город Хатра в Месопотамии (современный Ирак) и отказались от осады, после того, как его защитники стали метать в них глиняные горшки со скорпионами и ядовитыми пауками. Карфагенский флот использовал в морских битвах ядовитых змей: на вражеские корабли сбрасывались глиняные сосуды, наполненные ядовитыми рептилиями, шершнями и пчелами.

Советские военные теоретики в начале 1930-х годов решили использовать в качестве оружия собак. Собак тренировали так, чтобы они залезали под гусеничную технику, в первую очередь танки: животных несколько дней не кормили, а потом помещали еду под стоящую машину с заведенным двигателем.  Когда «противотанковая» собака с прикрепленным к ней взрывным устройством забиралась под танк, находящаяся у нее на спине антенна ломалась, это активизировало детонатор, и происходил взрыв, который убивал животное и уничтожал технику. Однако это оказывались советские машины, поскольку воспроизвести важный для собаки запах танка неприятеля оказалось на практике невозможно, так как немцы использовали другое топливо, масло, краски и т.д.

Американцы не нашли места для собак на поле боя, зато для дельфинов — вполне. Дрессировка дельфинов, тюленей и моржей в военных целях ведется в США уже 50 лет. Этих животных используют для эхолокации: эти живые гидролокаторы находят мины, торпеды и любые подозрительные объекты, включая подводные лодки. В свою очередь, по сообщениям BBC (главной британской общественной телерадиовещательной организации, информация которой заслуживает доверия) более конкретное применение для дельфинов нашли в иранской армии: их готовят к роли живых торпед.

Вечно живая идея

Современная российская армия не пользуется помощью кинологов, больше доверяя технике, но не собирается полностью отказываться от животных: этого сделать она не может. Военные отдельной арктической мотострелковой бригады Северного флота, размещающейся на заполярной базе в Алакуртти Мурманской области, отрабатывают технику перемещения боеприпасов и снаряжения при помощи оленей. Россияне использовали этих животных уже во время Второй мировой войны: они перевозили раненых и даже принимали участие в атаке на немецкий аэродром в 1942 году.

Когда использованию животных в военных целях придет конец? Когда люди перестанут втягивать их, ничего не подозревающих, в свои самые грязные дела? Пожалуй, нескоро. Эта тема, правда, выглядит щекотливой, раз факт использования американской армией животных во время войны во Вьетнаме и Ираке оставался тайной до середины 90-х, а Пентагон обещает «прекратить призыв» животных к 2017 году. Но разве можно верить генералам и адмиралам?

Кшиштоф Ковальский — историк, журналист, автор научно-популярных книг.