Москва начала военные учения на юге, в аннексированном Крыму, а также в Псковской области, граничащей с Латвией и Эстонией. Там находятся около 2500 российских десантников и бойцов сил специального назначения. В течение нескольких дней они будут отрабатывать десантирование в районе, который граничит с двумя членами НАТО.

Россия также наращивает напряженность в Сирии, где она поддерживает армию Башара Асада, которому противостоит Турция. Российские самолеты ведут бомбардировки умеренной оппозиции, пользующейся поддержкой Анкары. Президент США Барак Обама призвал президента России Владимира Путина прекратить эти налеты.

Gazeta Wyborcza: Россияне начали масштабные учения и занимаются эскалацией конфликта в Турции. Премьер Дмитрий Медведев говорит о новом этапе холодной войны. Угрожает ли нам возникновение военного конфликта?

Витольд Родкевич:
После того, что произошло в Грузии в 2008 и на Украине в 2014-2015 годах, этого исключить нельзя. Особенно в Ближневосточном регионе, где в последнее время из-за фундаментального расхождения интересов в Сирии резко обострились сирийско-турецкие отношения, и, что еще хуже, появился элемент личного конфликта между руководителями двух государств. Россия, правда, находится в сложной экономической ситуации, однако именно это может склонить Кремль к поиску более рискованных и быстрых решений в той сфере, где, с его точки зрения, соотношение сил выглядит лучше, чем в экономической плоскости. Я бы не исключал такой сценарий, что Россия постарается создать ситуацию, в которой Турцию смогут обвинить в развязывании военных действий. Это прогулки по лезвию бритвы, но Кремль может быть готов к такому риску. Но только если он придет к выводу, что союзники по НАТО оставят Турцию без поддержки.

— Сложно это вообразить.


— Не так сложно. Когда Турция в Сирии сбила российский самолет, который нарушил ее воздушное пространство, реакция стран НАТО была двойственной. Согласно разным утечкам информации, западные союзники решили, что турки поспешили, сбив истребитель. Пятая статья Устава НАТО не обязывает автоматически оказывать военную помощь, в каждом случае необходимо политическое решение отдельных стран. Здесь нет автоматизма, как в военных договорах XX века, заключавшихся, например, перед Первой и Второй мировой войной. В Вашингтонском договоре категорических формулировок об обязательствах нет. НАТО, на мой взгляд, наверняка оказало бы поддержку Анкаре, но я опасаюсь ситуации, в которой Кремль из-за слишком мягкой реакции Запада придет к выводу, что Турцию оставят на произвол судьбы.

— Одним из очагов конфликта между Западом и Россией стала Сирия, где Москва поддерживает президента Башара Асада. Медведев недавно предостерег Запад от отправки туда войск. Какую цель преследуют россияне?

— Вопреки лозунгам российской пропаганды и ожиданиям части Запада, основной целью российской военной операции была не борьба с «Исламским государством». Главной задачей было спасение Асада от поражения в гражданской войне или, возможно, даже обеспечение ему победы в борьбе с той частью оппозиции, которую готов одобрить Запад, и которую поддерживают Турция или Саудовская Аравия. Представляется, что Кремль хочет заставить эти группировки отказаться от борьбы и вмонтировать их в систему Асада.

Это должно послужить Западу уроком: времена, когда он мог эффективно поддерживать оппозиционные движения, а в особенности восстания, борющиеся против авторитарных режимов на Ближнем Востоке, закончились. И что Россия способна пресечь такую политику. Это связано не столько конкретно с Сирией, сколько с опасениями кремлевской команды по поводу собственной безопасности. Она видит угрозу в приписываемой Западу, а в особенности США, политике экспорта демократии, в том числе в Россию. В российском истеблишменте очень распространено мнение, что арабская весна — это продукт стратегии Вашингтона, который сознательно дестабилизирует Ближний Восток, чтобы сохранить позицию гегемона в международной системе.

— Как долго Россия может позволить себе такую игру мускулами? Цены на нефть достигли дна, российская экономика находится в очень плохом состоянии…

— Это большое государство, у него есть резервы. Требования населения не очень высоки, тем более оно привыкло «затягивать пояса». Вести такие действия долго будет сложно, но в ближайшие год-два Кремль может продолжать военные операции и увеличивать армию. Я думаю, Москва понимает, что более продолжительного соперничества ей не выдержать. Политические элиты осознают, что экономическая система существовала в симбиозе с Западом, и им бы хотелось вернуться в прежние времена. Однако Запад не готов позволить России действовать на постсоветском пространстве так же, как она действовала на Украине. По задумке Кремля, Украина после Грузии должна была послужить примером того, что Москва имеет право управлять бывшими советскими республиками, как ей вздумается. Пока Запад и Россия взаимно рассчитывают на то, что слабости противоположной стороны заставят ее пойти на уступки.