Британская компания BAE Systems объединилась с несколькими ведущими оборонными корпорациями, чтобы участвовать в программе продления срока службы основных боевых танков Challenger 2.

Ранее заинтересованность в нем выражали CMI Defence, Krauss Maffei Wegmann, Lockheed Martin и Ruag.

Проект по сути предусматривает модернизацию танка, она затронет важные элементы, в том числе — тепловизор, основной прицел командира, систему управления огнем и бортовую электронику.

В рамках программы планируется продлить срок службы всех 227 танков, которые стоят на вооружении британской армии.

Challenger 2 — не самая старая машина по меркам боевых танков. Vickers Defence Systems, ставшая впоследствии частью BAE, разработала его к 1993 году. На вооружение он был принят в 1998 году. Год назад министерство обороны формально продлило срок его службы на 10 лет до 2035 года.

Возможно, в будущем она также коснется 37 танков этого типа, которыми вооружены сухопутные силы Омана — единственной страны, закупившей Challenger 2. Оманцы заявили, что будут следить за выполнением программы.

Новые времена


В последние несколько лет сразу несколько стран объявили об обновлении своего танкового парка. Обновлении порой довольно радикальном.

Прежде всего это касается России, которая в мае 2015 года продемонстрировала на параде машину нового поколения Т-14 «Армата» с необитаемой башней и другими нововведениями.

Уже в следующем году, как утверждают российские танкостроители и военные, начнется производство партии из ста танков для вооруженных сил.

Германская корпорация Krauss-Maffei Wegmann и французская Nexter, которые готовятся создать совместное предприятие по производству сухопутной военной техники, еще в прошлом году заявили, что в ближайшем будущем займутся созданием нового танка, который в перспективе заменит французский Leclerc и германский Leopard 2.


В середине мая в интернете появилась информация о том, что Италия готовится представить прототип нового колесного танка Centauro II на парижской выставке Eurosatory 2016. Она пройдет с 13 по 17 июня.

Параллельно многие страны реализуют программы модернизации своих основных боевых танков, повышая их боеспособность.

В январе Польша объявила о планах по модернизации 128 Leopard II из своего танкового парка, Франция также планирует модернизировать 200 танков Leclerc.

Программы национального танкостроения существуют в Южной Корее, Турции и Индии при том, что эти страны используют зарубежную (включая и российскую) бронетехнику.

О разработке нового танка, пока на уровне концепции, заговорили в Украине.

Источник вдохновения


По мнению экспертов, причинами многих программ по модернизации бронетехники, которые стартовали в последние несколько лет, в основном стали региональные военные конфликты на Ближнем Востоке и на Украине, которые заставили военных вновь обратить внимание на основные боевые танки.

За последние десятилетия на разных уровнях высказывались мнения о том, что танку больше нет места в современном сухопутном бою, что появление высокоточных противотанковых комплексов, вертолетов и беспилотных систем сведет его преимущества на нет.

Накопленные за годы холодной войны огромные танковые парки по обе стороны противостояния действительно казались избыточными, от них стали избавляться, отправляя частично — на консервацию, частично — под списание.

В Европе за последние 25 лет было принято на вооружение не так уж много новых танков. Challenger 2 — один из них.

Однако, как считает главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов, недавние региональные конфликты изменили отношение к тяжелой бронетехнике.

«Конфликты последних нескольких лет, начиная от Сирии и Йемена и заканчивая Украиной, в которых танки показали себя довольно мощным средством усиления. Несмотря на довольно серьезные потери, в том числе и от противотанковых ракет, все же пока говорить о том, что танк сошел со сцены, рано», — сказал он.

Эффект «Арматы»


Появление на параде в 2015 году новых российских танков Т-14 «Армата» произвело сильное впечатление на военных во всем мире.

Танк с его необитаемой башней и бронекапсулой для экипажа, электронной системой управления и коммуникаций заметно отличается от машин классической компоновки, которой со времен Второй мировой войны более или менее придерживается большинство танкостроителей.

Это также отчасти могло повлиять на решение производителей бронетехники приступить к разработкам новых проектов, либо расконсервации старых (сама «Армата» также является во многом наследником еще советского проекта «Объект 195»).

Английский танк «Челленджер-II»


По словам украинского танкового эксперта Андрея Тарасенко, «Армата» стала «настоящим подарком для зарубежных танкостроителей», поскольку вернула интерес к развитию бронетехники.

По его словам, эффект эта машина произвела даже с учетом того, что пока о ее реальных характеристиках можно судить только по официальным заявлениям России. По сути о реальных достоинствах танка мало что известно.

Дешевле доработать

Россия представила танк нового поколения, однако пока что разрабатывать подобные системы мало кто решился.

В Европе о разработке танка нового поколения пока заявили лишь Франция с Германией, а также Турция. В Азии — Южная Корея и Китай. Остальные страны, включая Великобританию, предпочили заняться модернизацией уже существующих платформ до уровня нового поколения.

Тому есть несколько причин. По словам Андрея Фролова, во-первых, не у всех государств существует концепция применения танков нового поколения, которые отличаются, в том числе и тем, что интегрированы в систему управления боем вместе с остальными боевыми средствами.

Во-вторых, отметил эксперт, это должно быть экономически оправдано: «Вооруженные силы государств-заказчиков не могут дать первоначальный заказ, который бы позволил окупить расходы, а рассчитывать на экспорт — дело такое: может выгореть, а может и нет».

Разработка танка нового поколения, по его словам, — настолько дорогостоящее дело, что его мало кто может себе позволить.

При этом, по словам Фролова, существует риск того, что танк нового поколения в результате проб и ошибок разработчиков окажется совершенно иного облика.

«Может быть танк умрет как класс, а вместо него появится танк-БМП, который будет иметь средства поражения и защиту, но при этом не на гусеницах будет ездить, а летать», — предположил он.

А по словам Андрея Тарасенко, западные танки, в большинстве разработанные в 1970-х годах, имеют больший ресурс модернизации, чем российские — они имеют больший объем, более выносливое шасси: «Им нет необходимости строить танк нового поколения, потому что в рамках «Абрамса» и «Леопарда» можно достичь параметров новой «Арматы».