Партия «Право и Справедливость» (PiS) находится у власти уже чуть больше года, и уже второй раз за это время Варшава подает сигнал о том, что хочет в долгосрочной перспективе получить доступ к ядерным вооружениям. К американским или европейским, поскольку собственные остаются недостижимой мечтой даже для самых смелых фантастов от обороны.

 

Когда в декабре прошлого года новоиспеченный заместитель главы оборонного ведомства Томаш Шатковский (Tomasz Szatkowski) дал в телевизионном эфире утвердительный ответ на вопрос, готовит ли правительство «конкретные шаги» для присоединения к ядерной программе НАТО, на следующий день из министерства последовало опровержение. Неосторожное высказывание бывшего руководителя Национального центра стратегических исследований объясняли тем, что он из-за недавней смены должности перепутал роль министра и эксперта.

 

Сейчас опровергать и отрицать будет сложнее, поскольку слова о ядерном оружии прозвучали из уст председателя «Права и Справедливости» Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński). Неформальный глава государства — это гораздо более важная фигура, чем заместитель министра. Однако реальности его концепции это не добавляет.

 

Первое: политика

 

Администрация Дональда Трампа пока не подает сигналов о том, что она намерена вывести США из НАТО и лишить союзников «ядерного зонтика». Такая перспектива кажется столь же маловероятной, как и решение открыто провоцировать Россию. Правда, после победы Трампа в немецкой прессе развернулась дискуссия о том, что Европа должна обрести ядерную независимость от США, однако, эта тема не вышла за рамки публицистических размышлений.

К дискуссии подключился известный «ястреб» из Христианско-демократического союза Родерих Кизеветтер (Roderich Kiesewetter), но ему не удалось поколебать антиядерную и в целом антивоенную позицию немцев. Европейское ядерное оружие, о котором говорил Качиньский в беседе с Frankurter Allgemeine, невозможно без европейской армии, структуры командования, общего оборонного бюджета и того символического пальца, который нажмет на символическую ядерную кнопку. Претендует ли кто-нибудь на эту роль?

 

Второе: риск

 

Если начнется реальная война, базы, на которых размещаются стратегические вооружения, станут первой мишенью для ракетного, а, вероятно, и ядерного удара. При существующей системе такой риск берут на себя Соединенные Штаты, у которых есть как система защиты баз, так и собственный потенциал сдерживания. Кроме того, в 1997 году НАТО обещало России не размещать ядерные вооружения на территории новых стран-членов. Пока Альянс не отказался от этого обещания, хотя после российского нападения на Украину он решил отправить ротационный контингент на свой восточный фланг. У Польши системы противоракетной обороны нет, впрочем, ни одна система не способна перехватить все ракеты.

 

Чтобы переломить ход конфликта, достаточно одного ядерного взрыва. Сопровождаются ли смелые заявления о присоединении к ядерной программе НАТО строительством атомных бомбоубежищ или информированием населения о последствиях ядерной войны? Конечно, нет, потому что это стало бы политическим самоубийством. Гораздо легче лелеять мечты о ядерном могуществе…

 

Третье: деньги

 

Даже если США (гипотетически, потому что представить это сложно) согласятся на активное участие Польши в системе ядерной обороны, существующий военный бюджет такой ноши не потянет. У нас нет инфраструктуры для хранения ядерных бомб B61 (только их американцы предоставляют союзникам), а польские самолеты F-16 не оборудованы для их транспортировки (они отрабатывали только сопровождение машин двойного назначения). Придется построить новые базы, ведь Ласк и Кшесины находятся в зоне поражения российских «Искандеров», а также адаптировать самолеты F-16 для оснащения ядерным оружием. Второе не представляет большой технической сложности, хотя, конечно, политический груз такого решения будет огромным. Тем не менее на инвестиции понадобятся миллиарды злотых.

На всякий случай Ярослав Качиньский упомянул о том, что он собирается довести оборонный бюджет до 3% ВВП, то есть примерно до 17 миллиардов злотых (около 4 миллиардов евро, — прим. пер.). В тексте, который опубликовала Gazeta Polska, нет, однако, ни вопроса, ни ответа, откуда взять эти деньги или у кого их можно забрать.

 

Единственный сценарий, в котором перевод американского ядерного оружия в Польшу в рамках НАТО выглядит теоретически возможным — это резкое ухудшение отношений с Россией, де-факто ситуация, граничащая с войной. Необходимости в таком шаге нет, только если не говорить об удовлетворении политических амбиций или, если угодно, лечении комплексов. Базы, где находятся сейчас ядерные бомбы и самолеты, которые могут служить средством их доставки, расположены настолько далеко, что их не могут поразить российские комплексы «Искандер», но одновременно настолько близко от потенциальных целей, чтобы их можно было использовать.

 

Однако как каждое оружие массового поражения они задуманы не для применения, а исключительно для сдерживания.