Только что пробило восемь утра. Это время, когда открываются огромные ворота казармы Миньска-Мазовецкого, чтобы впустить сюда около 50 мужчин, юношей и девушек (которых здесь совсем мало), одетых в форму. Стуча каблуками высоких кожаных сапог, группа молодых и не очень молодых людей, ни разу не сбиваясь с ритма, по команде распределяется в центре площадки и ожидает указаний командира.


«Сегодняшние тренировки являются частью инициативы, организованной министерством национальной обороны в 2015 году, чтобы укрепить отношения между военизированными польскими организациями и армией страны, а также нарастить военный потенциал добровольческих групп (в данном случае — Стрелковой ассоциации) при помощи военных экспертов и курса обучения под их непосредственным надзором», — объясняет Вальдемар Зубек (Waldemar Zubek), пресс-секретарь Министерства обороны.


Когда группу делят на подразделения по пять-шесть человек в каждом, Зубек и другие высокопоставленные чиновники министерства расходятся по территории старой казармы, чтобы отобрать наиболее талантливых и увлеченных людей. Добровольцы учатся использовать автоматы Калашникова и ружья (пусть даже не всем доверяют настоящее оружие — некоторые порой довольствуются игрушечными имитациями), целиться и метко стрелять. Есть те, кто прячется в бункерах и борется с противником, тренируясь бросать гранаты, те, кто имитирует засады и не боится вступить в рукопашный бой.


Профессиональное будущее участников военизированных группировок может включать в себя интересные сюрпризы — в армии или в полиции — а также не исключает возможности более административной карьеры. Это, однако не подразумевает отказа от еженедельных тренировок и военного обучения. В то же время интерес, проявляемый правительством и Министерством обороны к военному ремеслу, привлекательность которого в польском обществе только растет, скрывает и кое-что другое. С июня прошлого года то, что было едва наметившейся идеей, превратилось в официальный проект, цель которого — завербовать тысячи участников военизированных организаций в пятое государственное подразделение вооруженных сил. Это новое подразделение получит название «Войска территориальной обороны» (OTK).


«Произошедшие в геополитической сфере в Европе, а, конкретнее, на Украине события, а также миграционный кризис способствовали формированию ситуации, которую изучили наши эксперты», — объясняет полковник Ремигиуш Зуховски (Remigiusz Zuchowski) из Бюро территориальной обороны. — Нет никаких сомнений, что агрессивная позиция Российской Федерации стала решающим фактором, вынудившим наше министерство одобрить проект OTK, направленный на укрепление нашей системы обороны и представляющий действенный ответ на гибридную войну, которую ведет наш противник».


Отбор добровольцев, которые войдут в состав Войск территориальной защиты, начался в сентябре. Ведомство ставит перед собой цель собрать 53 тысячи солдат, которых к началу 2019 года разделят на 17 бригад. Первые три бригады должны будут приступить к работе уже через несколько недель. Участники военизированных организаций (35 тысяч мужчин и женщин) окажутся бок о бок с военными и ветеранами, но будут занимать в войсках ведущие позиции. Участие обычных граждан в деятельности, которая учит выживать в кризисных ситуациях, является частью двух основных миссий OTK: обеспечении способности сохранить территориальную целостность Польши и укреплении как понимания польской истории и традиций среди местного населения, так и связей между разрозненными сообществами. Добровольцы будут получать по 116 евро в месяц от Министерства обороны и должны будут проходить по месяцу военной подготовки в год. При возникновении необходимости их будут перебрасывать на какой-то период на восточные границы недалеко от российского города-анклава Калининграда.


Войска территориальной обороны не являются чем-то новым в польской политической программе. На самом деле военизированные силы под тем же названием уже действовали в стране в период с 1965 по 2008 год. В то время OTK, уже отделившись от традиционных польских войск, были разделены на войска внутренней обороны и пограничные отряды. В пик своей популярности они насчитывали 65 тысяч человек. Политические изменения и сокращение военного бюджета в начале 90-х годов привели к их дальнейшему сокращению. Последние подразделения механизированной пехоты были расформированы в 2008 году.


Будущие Войска территориальной обороны будут действовать уже в другой стране, где сегодня присутствуют более 120 военизированных подразделений и подготовленных групп. Пять наиболее важных и популярных из них входит в федерацию оборонных организаций, они получают государственные субсидии, а в период между началом 2014 и концом 2015 года подобные организации приняли рекордное количество добровольцев: оно выросло с шести до 100 тысяч.


Во главе федерации находится Стрелковая ассоциация. Она была основана в 1910 году и является старейшей организацией гражданской обороны, насчитывая сегодня почти 2 тысячи членов. «Ассоциация появилась в качестве спортивного клуба, но в реальности она готовила молодых людей к тому, чтобы они стали военными, — рассказывает пожилой командир, архитектор по профессии Кшиштоф Воеводски (Krzysztof Wojewódzki). — Историю ассоциации можно разделить на три периода. С 1910 до 1914 год добровольцы вступали в нее и становились частью национальной армии. С 1918 года до конца Второй мировой войны организация насчитывала уже 500 тысяч членов, пока не подверглась запрету со стороны советского режима; с 13 июня 1990 она возобновила свою деятельность, функционирует до сих пор и получила формальное признание со стороны властей».


В продлившийся 20 месяцев период действия военного положения — с 1981 по 1983 год — Воеводски осознал важность умения сражаться за свою страну. Но лишь по возвращении из Марокко восемь лет спустя он снова вступил в ряды Стрелковой ассоциации. «Si vis pacem, para bellum. Если хочешь мира, готовься к войне, — говорит Воеводски с едва заметной улыбкой. — Польша всегда подвергалась угрозам, и поэтому мы должны уметь защищаться». Потушив очередную сигарету и откашлявшись, он продолжает свой рассказ: «Ассоциацию можно сравнить со скаутским движением военизированного характера. Помимо тренировки добровольцев в возрасте от 16 лет справляться с военными ситуациями и природными катастрофами мы часто организуем визиты в школы, уговариваем директоров и учителей включить в их образовательные программы курсы военной истории и подготовки».


Пока дождь и холод окутывают Миньск-Мазовецки и многочисленных добровольцев Ассоциации, принявших участие в военных тренировках, организованных Министерством обороны, координатор инициативы Вальдемар Зубек говорит о том, что ему кажется важным. «Ни одна организация не станет полностью частью Войск территориальной обороны, но каждый заинтересовавшийся человек сможет подать свою индивидуальную заявку. В OTK в этом вопросе действуют те же правила, что и в регулярной армии, — говорит Зубек. — Поэтому для того, чтобы вступить в наши ряды, необходимо получить согласие командира. Если человек является членом какой-либо партии или политического движения, ему отказывают, если только он не решит покинуть политику».


Последнее утверждение сделано как будто специально, чтобы умерить опасения, связанные с тем, что Войска территориальной обороны могут превратиться в личную армию министра обороны Антони Мацеревича (Antoni Macierewicz) или его верного товарища Ярослава Качиньского (Jaroslaw Kaczynski), лидера партии «Право и справедливость в правительстве». Опасения также связаны с тем, что и-за размытых критериев приема добровольцев OTK может принять черты ультранационалистических, ксенофобских и расистских движений, таких как Национально-радикальный лагерь.


Марта, одна из двух единственных девушек, присутствовавших здесь в день тренировки, не говорит ничего нового: «У всех людей — разный цвет волос, точно так же каждый придерживается своих взглядов. Главное — иметь одинаковые цели и защищать свою родину». Однако большее беспокойство вызывают заявления официальных источников.


Командир Зуховски упоминает о новых опасных перспективах, утверждая, что «в соответствии с новым находящимся на рассмотрении польским законом солдат, входящий в какую-либо ассоциацию или организацию, при желании вступить в польские вооруженные силы должен предупредить своего командира».


Следовательно, он не обязан оставлять своей политической деятельности, как утверждал Зубек. Конрад Зеленецки (Konrad Zieleniecki), представитель партии «Право и справедливость» в Белостоке, окончательно разрушает любые сомнения. «Многие ультраправые организации с энтузиазмом относятся к идее участия в Войсках территориальной обороны, и, на мой взгляд, это хороший способ использовать их патриотический запал в практическом направлении, что пойдет только на пользу нашей стране».


Мацеревич — стратег, стоящий за созданием пятой вооруженной силы в стране, и близкий советник Качиньского — знаменит своим политическим право-радикальным прошлым и тем, что многие молодые ультранационалисты считают его своим героем. Таким образом, если невозможно заранее предугадать, что произойдет, если популистское консервативно-католическое правительство решит привлечь на свою сторону и мобилизовать многочисленные ультраправые польские организации, то можно не без оснований считать, что Мацеревич и Войска территориальной обороны станут самым легитимным связующим их звеном.


Претензии тех, кто видит в решении правительства увеличить ежегодный оборонный бюджет или в популярности военизированных организаций и в проекте Войск территориальной обороны очередное воплощение и ужесточение польской государственной политики в сфере права и порядка, Зуховски отвергает: «Нас обвиняют в милитаризации общества, — говорит он с отвращением. — Но наша организация занимается элементарной строевой подготовкой».